ДомойНовостиОбществоОдинокая старость становится все более актуальной проблемой

Одинокая старость становится все более актуальной проблемой

Тема престарелых «сирот» касается не только бездетных людей. Зачастую у постояльцев специальных домов для пожилых и медико-социальных учреждений есть не только сыновья и дочери, но и многочисленные внуки. Почему они бывают такими жестокими к своим родителям — вопрос риторический.

«Нам нужны дома престарелых», — заявила на одном из заседаний совета ветеранов угольной промышленности присутствующая участница. Темой встречи тогда были центры активного долголетия, которых сегодня, по мнению ветеранов, не хватает в регионе. Обсуждая нехватку центров, участники перешли к более болезненному вопросу.

Домов, где старики могут спокойно доживать свой век, действительно не хватает, утверждает предпринимательница Татьяна Адиетова. Она не понаслышке знает об этой проблеме, так как занимается ее решением последние пять лет. У Т. Адиетовой — сеть домов для пожилых людей в Караганде, Нур-Султане и Костанае, где в общей сложности проживает порядка 300 человек. И еще порядка 50 ждут своей очереди.

— В наших домах живут не только престарелые, но и люди с инвалидностью или восстанавливающиеся после продолжительной болезни. Самому молодому постояльцу — 35 лет, самый старший достиг 94 лет. Не все здесь «круглые сироты», у большинства есть близкие люди — супруги, дети, сестры и братья. Именно они и привозят к нам своих родных. Я их не осуждаю, потому что лучше пусть они будут здесь под присмотром, чем будут жить, чувствуя себя никому ненужными, — говорит Татьяна Адиетова.

У каждого постояльца здесь своя история, но объединяет всех общая беда — отказавшиеся от них дети.

Валентине Куманец — 88 лет. Чистенькая, опрятная старушка, про таких обычно говорят: «божий одуванчик». Вместе с подругой она вышла отдыхать на террасу. Память у Валентины Самойловны ясная, говорят работники дома пожилых людей, она их знает по именам и кто в какую смену работает. Труженица тыла большую часть жизни прожила в Караганде, и была у нее семья — муж да два сына. Голос Валентины Самойловны начинает дрожать, когда она вспоминает своих близких.

— В 90-е годы один из сыновей уехал на ПМЖ в Германию, вскоре скончался супруг. А недавно умер сын, с которым я жила, и сноха меня определила сюда, — рассказала женщина и вдруг расплакалась. Успокоившись, продолжила говорить о том, что в доме престарелых ей неплохо, потому что кормят хорошо, сиделки ухаживают за ней и вместе отмечают праздники.

Нина Волощенко моложе своей подруги. Ей всего лишь 74 года. Несколько месяцев назад ее сюда определила дочь, которая живет за рубежом. Другой карагандинской дочери она оказалась не нужна.

— До пенсии жила в Нуринском районе. Потом продала в селе дом и переехала в Караганду к дочери, у которой здесь есть две квартиры. В одной из них дочь разрешила мне пожить. А два года назад она собралась переезжать в Россию и выставила меня на улицу. Я не знала, куда мне идти, попросила соседей позвонить старшей дочери в Германию, она и нашла для меня этот центр. Здесь я чувствую себя как дома, сдружилась со всеми «девчатами», и сотрудники у нас замечательные. А младшая моя так и не уехала никуда, продолжает жить в Караганде. У меня ведь еще есть внук и внучка. Внук, слышала, недавно женился и переехал в ту квартиру, где я раньше жила. Они меня не навещают, да мне и не надо. Обида у меня на них большая, — говорит Н. Волощенко.

Владимир Финогенов — инвалид 1 группы, прикованный к креслу-коляске. В это учреждение он приехал, сменив три аналогичных центра. Здесь ему нравится больше всего.

— Коллектив хороший, еды вдоволь, уход за нами, а что еще надо? Жена уехала к детям помогать с внуками. У меня две дочери — одна в России, другая в Африке. Перед ее отъездом мы долго думали, оставаться мне дома и нанимать сиделку или ехать в медико-социальное учреждение. Выбрали второе, о чем я не жалею. С супругой и детьми все время нахожусь на связи, созваниваемся. Скучаю по семье, но в силу своего диагноза я не смогу к ним приехать. Жду, когда вернется жена, — рассказывает В. Финогенов.

Его история среди всех — самая позитивная. Хотя, по словам сотрудников центра, таких у них несколько.

— У нас есть женщина, которая из-за рубежа каждые два месяца прилетает в Караганду, чтобы навестить мать, а другой мужчина к своей маме приезжает каждый день и всякий раз привозит ей фрукты, сладости, подарки. По разным причинам они не могут забрать своих родительниц, но и не забывают о них. А есть и другие родственники, которые привозят стариков к воротам нашего дома и оставляют с документами, а сами исчезают. В таких случаях мы вызываем полицию, устанавливаем личности близких, но они категорически отказываются забирать пожилого человека. Часто родные даже на похороны не приезжают, зато через некоторое время заявляются к нам с требованием отдать документы для оформления наследственной квартиры. И при этом даже не интересуются тем, как жила их мать, тетя, бабушка, — отмечает Татьяна Адиетова.

Есть еще одна категория постояльцев — жертвы черных риэлторов. Чаще всего это люди, всю жизнь прожившие одни и не имеющие близких.

— Привезли к нам женщину. Вдруг во время медицинского обследования она сотрудникам говорит, что у нее дома белье осталось в стиральной машинке и ей надо вернуться. Стали выяснять, оказалось, что к старушке наведались мошенники, которые предложили ей подписать документы, якобы на прохождение флюорографии. Ничего не подозревавшая женщина поставила свою подпись и лишилась квартиры. Когда мы узнали ее историю, то обратились в правоохранительные органы, но так ничего и не доказали. На всех документах стоит подпись нашей постоялицы, — говорит Т. Адиетова.

И счастье таких людей, обманутых черными риэлторами, в том, что есть дома престарелых, пусть и не в достаточном количестве.

Нас также заинтересовало и участие государства в жизни пожилых граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. По данным управления координации занятости и социальных программ, в регионе функционируют пять центров оказания специальных социальных услуг для одиноких престарелых и лиц с инвалидностью первой и второй группы для постоянного проживания, одно частное учреждение «Мейірім», действующее в рамках государственного социального заказа за счет средств местного бюджета, в которых проживает 345 постояльцев.

Между тем в государственных учреждениях есть одно важное условие — они предназначены для бездетных престарелых. При наличии детей пожилых принимают только в том случае, если дети являются инвалидами, находятся в местах лишения свободы, состоят на учете в центре психического здоровья, живут за рубежом. Близкие родственники, находящиеся в Казахстане, согласно законам — как юридическим, так и моральным, должны сами ухаживать за теми, кто подарил им жизнь.

Cредняя продолжительность жизни по странам мира по данным
на 2021 год

  1. Япония — 84,3
  2. Швейцария — 83,4
  3. Южная Корея — 83,3
  4. Сингапур — 83,2
  5. Испания — 83,2
  6. Кипр — 83,1
  7. Австралия — 83
  8. Италия — 83
  9. Израиль — 82,6
  10. Норвегия — 82,6

  1. Казахстан – 74

С 1 апреля 2022 года размеры пенсий в РК:

  1. Минимальный размер государственной базовой пенсионной выплаты — 20 191 тенге
  1. Минимальный размер пенсии — 48 032 тенге
  2. Величина прожиточного минимума для исчисления размеров базовых социальных выплат — 37 389 тенге

Кодекс РК О браке (супружестве) и семье

Статья 145. Обязанности совершеннолетних детей по содержанию родителей

  1. Трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.
  2. При отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей взыскиваются с трудоспособных совершеннолетних детей в судебном порядке.
  3. Размер алиментов, взыскиваемых с каждого из детей, определяется судом исходя из материального и семейного положения родителей и детей и других заслуживающих внимания интересов сторон в кратном отношении к месячному расчетному показателю на момент выплаты алиментов.
  4. При определении размера алиментов суд вправе учесть всех трудоспособных совершеннолетних детей данного родителя независимо от того, предъявлено требование ко всем детям, к одному или нескольким из них.
  5. Дети могут быть освобождены от обязанности по содержанию своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей, если судом будет установлено, что родители ранее уклонялись от выполнения обязанностей родителей в отношении этих детей.

Дети освобождаются от уплаты алиментов родителям, лишенным родительских прав.

  1. Обязанности усыновленных детей, достигших совершеннолетия, по содержанию усыновителей определяются так же, как и обязанности детей перед родителями.

Самал АХМЕТОВА

Фото Александра МАРЧЕНКО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные