ДомойНовостиОбществоСила благодарности

Сила благодарности

Истории этих людей разные, но судьбы схожие

Живут они тоже в разных городах и районах региона. Кто-то работает водителем, кто-то учителем, а кто-то уже на заслуженном отдыхе. Объединяет их одно — совершенное знание казахского языка и бесконечная любовь к Родине, а ведь у каждого был шанс уехать поближе к своим корням.

Владимир Зигерт — казахстанец в третьем поколении. Сюда покорять целину приехали его дед и бабушка. Они полюбили бескрайнюю степь с ее мелодичными мотивами, гостеприимный народ, с которым спустя десятилетия породнятся. Но тогда Зигерты об этом еще не знали. Из Целиноградской области переехали в Карагандинскую, все глубже переселяясь в глубинку. Владимир родился и вырос в Шетском районе, его казахский безупречен.

— Так получилось, что родители развелись, меня с трех лет воспитывал другой человек, казах по национальности, которого я считаю вторым отцом. Они с мамой до сих пор живут в мире и согласии. Мой родной отец вместе с бабушкой еще 25 лет назад уехал в Германию. Впервые я к ним поехал погостить после армии, женат тогда еще не был. Родственники уговаривали остаться, но меня тянуло домой, — рассказывает В. Зигерт.

А дома его ждала девушка, на которой он вскоре женился. Как шутит наш герой, с момента свадьбы теперь считает себя выходцем из рода керней, потому что жена — кернейка.

— Сначала, когда к людям обращаюсь по-казахски, они удивляются, а потом в шутку спрашивают, из какого я рода-племени. Вот и приходилось так объяснять, а потом и сам поверил, что отношусь к этому роду, — говорит Владимир.

В Германию он теперь ездит с семьей, и каждый раз его уговаривают переехать. Даже супруга изъявила такое желание.

— А что мне там делать? Конечно, уровень жизни там намного выше, чем у нас, но я считаю себя казахом, хоть и являюсь наполовину немцем, наполовину русским. Здесь похоронен мой дед, живут мама и второй отец, родственники жены. Здесь моя Родина, и я никуда не поеду, — утверждает Владимир Зигерт.

Надежда Рымбаева, несмотря на то, что большую часть жизни живет в Караганде, считает себя егиндыбулакской, где волею судьбы оказались ее родители. После окончания школы она приехала поступать в Саранское педагогическое училище.

— Я — аульная девчонка, говорящая только по-казахски, вдруг оказалась в русскоязычном городе. Было сложно потому, что, глядя на мою внешность, казахи ко мне тоже по-русски обращались, — смеется Н. Рымбаева.

Со временем языковой барьер был преодолен, но училась Надежда Ивановна на казахском отделении. Вскоре вышла замуж за Жумагельды Рымбаева и стала настоящей келин. Теперь она уже әже. Более четверти века педагог учила детей труду в казахской школе-гимназии им. Магжана Жумабаева.

— В детстве и юности всегда с интересом наблюдала, как бабушки ткали текеметы и сырмак. Со временем сама научилась этому искусству, а потом учила и школьников. Интерес ребят к традиционному ремеслу был очень большой. Значительную часть уроков технологии мы посвящали прикладному творчеству казахского народа, — отмечает Надежда Рымбаева.

А вот Наталья Клименко не стала переезжать в Караганду и тем более в страны ближнего зарубежья. Более того, не захотела перебираться даже в Каркаралинск. Потому что сердцу милее всего ее аул Карабулак.

Здесь у нее хозяйство: гуси, утки, коровы, к которым она бежит спозаранку. А только потом на работу.

— Здесь я родилась и выросла. В Каркаралинском районе жили мои предки, родители, теперь и дети. Сын уезжал в город, но вернулся. Говорит, шумно там, неуютно, а в Карабулаке хорошо — воздух чистый, тихо, соседи дружные. Мы все праздники вместе отмечаем, ходим в гости друг к другу, никогда не делимся на национальности, потому что просто уже не помним, кто здесь русский, кто казах, а кто украинец, — говорит Н. Клименко.

Валентина Абдыкаликова все же решилась когда-то покинуть свою малую родину — станцию Кызылжар в Жанааркинском районе — и теперь живет в городе Абае. Семья у нее интернациональная: мама — русская, отец — ногаец. В Карагандинской области отец отдавал солдатский долг Родине, да так и остался, когда встретил будущую супругу. А вот мама — жанааркинка в третьем поколении. В Кызылжаре супруги живут по сей день. Часто родителей навещает Валентина.

— Мои родители не говорят по-казахски, но понимают. А я свободно владею им с детства. Когда меня отдали в школу, то мама решила, что это будет русскоязычный класс. Все же мои друзья учились в параллельном казахском классе, и я взяла портфель и ушла к ним. Дома мама сказала, что единственная сложность — в ее незнании языка, ведь она не сможет проверять мое домашнее задание, — вспоминает Валентина Абдыкаликова.

Дома у них все по-казахски, начиная с низенького круглого стола и заканчивая баурсаками и кумысом. Кстати, этот молочный напиток здесь не переводится.

— Кумыс готовим не только мы, но и вся наша родня. Мои дяди, тети, двоюродные братья живут в Жанааркинском районе, и никто не собирается отсюда уезжать. Невестки — казашки. И все мы живем по казахским традициям, — говорит В. Абдыкаликова.

Она, как и предыдущие герои, тоже отмечает, что в разговоре с русскоязычными людьми сначала думает по-казахски, а потом переводит свою мысль. А еще всегда видит удивление в глазах казахскоязычных людей, когда отвечает им на их родном языке без акцента.

Этих героев в свое время нашел и рассказал о них автор проектов «Кейіпкер», «Басқаша әңгіме», «Қазақтану», блогер и сотрудник областного филиала АНК Айсултан Жакупов. Для встречи с ними он ездит в самые отдаленные уголки региона, записывает интервью, которые публикует на своей странице в социальных сетях и на официальном сайте АНК.

— Некоторое время назад у меня был сложный период, когда я остался без работы. Решил таксовать. Однажды, пока стоял на парковке, увидел, как сломалась чужая машина. Подошел и по-русски спросил, чем могу помочь, а он мне на чистейшем казахском рассказал о проблеме. Стало неловко и смешно. Так встретился с Олегом Кеплером — жителем Шахтинска, который поведал мне о себе.

Владимира Зигерта же знаю давно, и когда после удачного интервью с Олегом решил дальше продолжать проект, сразу же вспомнил про него. А потом были другие герои моих передач. Примечательно, что люди охотно соглашаются рассказать о себе. Наверное, еще и потому, что беседа проходит в неформальной обстановке. Я сразу предупреждаю, что они не будут сидеть в чапанах и выглядеть неестественно. Современные собеседники в современной одежде, находясь у себя дома, на улице, в кафе, на работе, — никакого излишнего пафоса. Это ведь обычные граждане, которые просто любят свою Родину, но не кричат об этом со всех трибун, а вносят свой, пусть и небольшой, вклад в развитие нашего общества, — утверждает А. Жакупов.

Число героев его передач растет, потому что прежние собеседники отправляют ролики в чаты родственников, а те в свою очередь присылают Айсултану Жакупову контакты своих казахскоязычных друзей и знакомых, принадлежащих к разным этносам.

Судьбы наших земляков интересны многим казахстанцам. По словам блогера, охват аудитории большой — до полумиллиона просмотров. Ролики у себя на страницах постят также инстапаблики столицы и Алматы.

И тогда простые люди просыпаются знаменитыми. Владимир Зигерт, к примеру, принял участие в одном из популярных ток-шоу на республиканском телевидении. В его жизни произошли кардинальные изменения, появилась другая работа. У продавца кумысом Олега Кеплера возросло число покупателей. Популярность пришла и к другим собеседникам А. Жакупова.

— Я продолжаю свой проект, потому что вижу: он нужен зрителям. Суть его не в том, что кто-то хорошо говорит на казахском, а в том, что мы живем в одной стране, строим общее государство, нас заботят одни и те же бытовые проблемы, радуемся вещам, которые ни один иностранец не поймет. И все это происходит независимо от нашей национальности, — уверен блогер.

Его интервьюеры считают себя казахстанцами, хотя их предки не всегда приезжали сюда по своей воле. Но история у всех общая, как и культурные ценности, с которыми и связан новый, но очень важный праздник — День благодарности.

Самал АХМЕТОВА

Похожие статьи

Лента новостей