ДомойНовостиОбществоПосле кризисного центра женщины почти всегда возвращаются к мужьям

После кризисного центра женщины почти всегда возвращаются к мужьям

Двухэтажный коттедж, мало чем отличающийся от других в микрорайоне «Кунгей», совсем не напоминает казенное учреждение. Как снаружи, так и внутри здесь все обставлено тепло и по-домашнему. Как считает региональный специалист общественного фонда «Дом мамы» Айгуль Копбаева, именно таким и должен быть кризисный центр, где находят приют женщины.

кризисный центр «Дом мамы»

Один приют сменяется другим

Кристине Крижановской 32 года. В ноябре ее дочери Лилии исполнится 1 год. Столько же времени женщина с ребенком ездит по приютам. Кристина рассказывает, что у нее есть отчий дом, в котором сейчас живет ее пьющая сестра. Родители и старший брат Кристины умерли.

— Будущий отец моего ребенка приехал в мой родной поселок Шидерты работать скотником. Ему был 51 год. Мне 30 лет. Я полюбила его и забеременела. Вскоре он уехал, но я ему писала, что родила дочь. А потом мне сообщили, что он умер. Когда была в положении, сестра стала выгонять из дома. Сельский фельдшер, у которого я наблюдалась, посоветовала обратиться за помощью в кризисный центр, — рассказывает Кристина.

Сначала женщина жила в осакаровском приюте, потом — в темиртауском, последние три месяца живет в Доме мамы. Целыми днями Кристина возится с дочкой, сотрудники фонда полностью обеспечивают их питанием и всем необходимым для ребенка, помогают и волонтеры. Пока Кристина живет здесь, она хочет выучиться на повара, чтобы при возвращении в село у нее была работа.

— Сейчас я получают АСП и пособие на ребенка. Эти деньги пока собираю, потому что в ноябре, когда поеду в Осакаровку, они пригодятся для аренды жилья и няни. Я ведь хочу устроиться на работу. О том, что так случилось, нисколько не сожалею. Лилия — мое счастье, — уверяет молодая мать.

кризисный центр «Дом мамы»

Отказались самые близкие

Соседке Кристины Айгуль Данияровой 39 лет. Сюда она пришла во второй раз десять дней назад прямо из роддома после рождения двойни Айжан и Гульжан. На руках у женщины есть еще сын Аттила, которому всего лишь 10 месяцев. Муж Айгуль наркоман и алкоголик, сама она утверждает, что ведет трезвый образ жизни. Этот факт подтверждают и сотрудники Дома мамы.

Детство и юность Айгуль прошли под сильным давлением матери, которая теперь отказалась от дочери из-за того, что она не оправдала родительских надежд. До 10 лет мама воспитывала Айгуль одна. А потом в семье появился отчим, следом родились два младших брата. Старшая дочь оказалась матери не нужна. Правда, этот психологический аспект не помешал ей окончить экономический факультет и магистратуру.

— До 36 лет я жила с родителями, а потом решила поселиться отдельно и сняла квартиру. Тогда же познакомилась с будущим мужем. Сначала мы жили в гражданском браке, я сразу забеременела сыном и в это время узнала, что мой любимый человек употребляет наркотики. Я его уговорила лечь в клинику, а сама обратилась в Дом мамы. После выписки из больницы муж забрал нас, мы официально поженились,и я опять оказалась в положении. Спустя несколько месяцев муж вновь подсел на наркотики, лег на лечение, а я опять попросилась в кризисный центр, — рассказывает Айгуль Даниярова.

Ее муж не просто вернулся к пагубной привычке, но и по документам жены оформил кредиты. и теперь у нее задолженность более 2 миллионов тенге.

— Я объяснила коллекторам, что супруг находится в клинике, а сама только что родила. Как только появится возможность, буду возвращать деньги. Я люблю своего мужа и хотела рожать от него детей, но его зависимость меня пугает. Теперь мне придется развестись и учиться жить без него, — говорит женщина.

Сейчас с родителями Айгуль работают психологи фонда, но пока не совсем успешно. Мать и братья женщины категорически отказываются принимать ее в семью, материальную помощь по мере сил оказывает отчим.

— До недавнего времени общественный фонд «Дом мамы» помогал только женщинам. Теперь же мы работаем со всей семьей. Как показывает практика, чаще всего женщина возвращается в семью, и чтобы она не столкнулась с негативными ситуациями, с родственниками работают психологи, — отмечает региональный специалист фонда Айгуль Копбаева.

Кризисный центр может принять до 17 женщин, но обычно здесь столько человек не живут. Сейчас в Доме мамы находятся только две молодые матери. Срок пребывания — до полугода, однако некоторым достаточно и двух месяцев. Кто-то возвращается к родственникам, бывает и так, что постоялицы кооперируются и в дальнейшем арендуют жилье, тем самым помогая друг другу.

Главная задача специалистов фонда — не дать попасть детям этих женщин в детдома. Для этого подопечным оказывается психологическая поддержка, их супругов убеждают бросить пагубные привычки, зарегистрировать браки, установить отцовство или начать выплачивать алименты. Кроме того, специалисты помогают встать в очередь жилье, детский сад, научиться работать с порталом «электронного правительства».

— Мы сопровождаем женщин и после того как они покидают Дом мамы. Одной из нашей подопечных, Анастасии, 23 года. В 90-х годах она вместе с матерью в цыганском таборе приехала сюда из России. Мама — алкозависимая, и все документы, удостоверяющие личность, потеряла. У Насти не было даже свидетельства о рождении, а в это время она сама стала матерью. При помощи международного Бюро по правам человека мы нашли регион, где родилась Анастасия, и вот уже полгода ждем ответ на запрос о ее российском гражданстве. Как только придут документы, мы сможем оформить вид на жительство, чтобы Настя смогла получать пособие и официально трудоустроиться.

Что касается живущих в центре женщин, говорит Айгуль Копбаева, то Кристине помогут встать в очередь на жилье, направят на учебные курсы. С Айгуль несколько сложнее — необходимо, чтобы она преодолела свою психологическую зависимость от мужа и научилась жить самостоятельно.

За этот год через кризисный центр «Дом мамы» прошли 14 женщин, большая часть из которых вернулась к своим мужьям.

Самал Ахметова

Фото автора

Похожие статьи

Лента новостей