Домой30 лет Независимости РКВосстановление исторической справедливости

Восстановление исторической справедливости

Годы суверенитета страны запомнились не только улучшением социальной жизни казахстанцев и экономической стабильностью, но и возвращением кандасов на родину.

Инициатива Первого Президента Нурсултана Назарбаева со временем доказала свой верный вектор — в республике улучшился демографический фон, многие прибывшие имели квалифицированные специальности в разных отраслях, и, наконец, именно зарубежные казахи сохранили быт, традиции, культуру народа в оригинальном виде. Все это они привнесли в молодое общество, которое только вступило на свой, особый путь развития.

Началось все 30 лет назад, в 1991 году, когда возглавлявший на тот момент республику Нурсултан Назарбаев объявил о возвращении соотечественников на родину. Данная политика была закреплена в законах РК   «О гражданстве Республики Казахстан», «Об иммиграции», «О миграции населения» с изменениями и дополнениями от 27 марта 2002 года. И началось великое переселение.

Первыми на историческую родину вернулись казахи из Монголии. Приезжали они сюда семьями и даже кланами. Безусловно, у многих из них там оставались не только родные, но и частичка душа. Тем не менее каждый из прибывших сделал выбор в пользу своей исторической родины, которая, став суверенной, стремительно шла вперед и выбивалась в лидеры благодаря дальновидной политике Елбасы.

Летом 1991 года прилетели самые первые ласточки — 97 семей  из Монголии, прибывшие по трудовым договорам. Среди них — семья Алтын Каникар. Сегодня она — член Совета матерей по Карагандинской области, бизнес-вумен и многодетная мать — вспоминает, как, будучи девятилетним ребенком, переживала это непростое решение своего отца.

— В марте 1991 года, как только этническим казахам было разрешено возвращаться на историческую родину, отец объявил маме и всей своей многочисленной родне, что мы поедем в Казахстан. Признаться, близкие не спешили тогда репатриироваться, так как прожили всю жизнь в Монголии и считали ее родиной. Казахстан для нас была страной малознакомой, но любимой. Вечерами старейшины рассказывали нам, как вольно жилось нашим предкам и лишь волею трагических случаев многие оказались за кордоном. Несмотря на теплые рассказы и любовь к далекой и незнакомой родине, ехать в 1991 году наша большая семья не торопилась, пока решение о переезде не принял отец. В первую очередь оно шокировало бабушку, что ее первенец собрался куда-то уезжать. Бабушка даже слегла от стресса. Каждый день в течение полугода, пока мы собирали документы и вещи, к нам приходили родственники с уговорами остаться. Ежедневно дома проводились семейные советы, где все без исключения приводили отцу разные доводы в пользу жизни в Монголии. Однако он оставался непреклонным. А ведь ему и самому было что терять. Мы жили в красивом и чистом военном городке Кобде, где в звании капитана служил мой папа. Мама воспитывала нас, пятерых детей. В 1991 году мне, самой старшей, было 9 лет, а самый младший, Дауржан, только родился. Его имя означает «эпоха» — «дәуір», он появился на свет в эпохальное, знаменательное время.

Будучи военным, отец подписал много документов, среди которых было и то, что он не сможет в Казахстане нести воинскую службу. Я помню его в парадной форме, как он выглядел празднично и торжественно. А когда мы переехали сюда, то папа стал дояром. Первый Президент страны звал этнических казахов не просто красивыми лозунгами, он предлагал нам работу, и не самую легкую. Я считаю это очень правильным решением, так как оралманы впоследствии сделали много для социально-экономического развития страны.

Нас по квоте распределили в Каркаралинский район, тогда еще совхоз им. Нуркена, отделение Мибулак, в котором стояло 12 домов. В местной школе в одном кабинете одновременно учились дети с 1 по 4 классы. Там, в Монголии, я получала образование в гимназии. Не скрою, стресс испытала вся наша семья — мама плакала, говорила о том, что у местных казахов другой менталитет, иные обычаи, хотела вернуться. Отец стоял на своем. Он говорил, что будущее его детей только в Казахстане, что надо пройти все невзгоды ради нас. Через год мы переехали в село Нуркен. Папа стал управляющим небольшим местным молзаводом. А еше год спустя он поехал в Монголию, и вместе с ним приехали его братья, кроме самого младшего, который так и остался жить там. Сейчас сын моего дяди работает помощником президента Монголии.

Мы же обустроились здесь. Я получила высшее образование и сегодня занимаюсь предпринимательством. Мой муж тоже оралман — только из Узбекистана, а вот наши дети родились и растут на своей родине. Сегодня, 30 лет спустя, понимаю, насколько трудно далось решение о переезде в Казахстан моему отцу, ведь он оставлял там обеспеченную жизнь и, по сути, ехал в никуда. Им двигала лишь твердая уверенность в том, что он поступает правильно, возвращаясь домой. Я безмерно горжусь поступком своего отца, — рассказывает Алтын Каникар.

Семья журналиста телеканала «Астана» Айжан Хуаш переехала на историческую родину в ноябре 1997 года. К тому времени здесь уже шесть лет жили бабушка, дяди и тети.

— Со стороны отца наша семья осталась одна в Монголии, у мамы родственники там проживают по сей день. Первой у нас уехала бабушка в 1991 году. Она была очень волевой женщиной и никогда ничего не боялась. Бабушка рано овдовела и одна поднимала восьмерых детей. Мой папа — старший сын. Когда Елбасы призвал казахов вернуться, то бабушка сразу же собрала своих детей и уехала. Будучи образованной женщиной, она понимала, что в Казахстане ее детям и внукам дадут хорошее высшее образование. Мои младшие дяди и тети действительно поступили в вузы и стали замечательными специалистами к 1997 году. Мы же еще были в Монголии. Я — старшая в семье, тогда училась в 7 классе. Помню, как каждый год к нам приезжали родственники и рассказывали о Казахстане. Эти разговоры очень волновали родителей и меня.   Но у отца там была хорошая работа, которую он не хотел терять, много друзей, с которыми   было жаль расставаться, поэтому папа долго размышлял. Я же, как губка,  впитывала рассказы близких о стране, которую никогда не видела, но которую полюбила всем сердцем. Это здесь среди своих не ощущаешь этническую принадлежность, а там мы только мечтали увидеть историческую родину, от старого до малого тосковали по ней. Я надевала национальную одежду, брала в руки домбру и представляла, что нахожусь в бескрайней степи. Родители нас воспитывали как патриотов Казахстана, они ни минуты не давали забыть о том, где наша родина, всегда говорили о переезде и жизни в молодой независимой республике.   Я тоже жила мыслью, что когда-нибудь обязательно вернусь домой. И поздней осенью 1997 года моя мечта сбылась.

Сначала попали в Костанай, потому что в тот год для переезда в Караганду не было квоты. Через месяц нас оттуда забрал брат отца. Здесь нашу семью местные жители приняли очень тепло. Я пошла в 7 класс и быстро подружилась с одноклассниками. По окончании поступила в вуз. Сейчас занимаюсь любимым делом. Все это мне дала моя родина, — говорит Айжан Хуаш.

Известную певицу и по совместительству руководителя областного филиала Всемирной ассоциации казахов Меруеш Башай в Казахстан пригласил лично Нурсултан Назарбаев.

— В первый раз Елбасы я увидела в 1993 году. Он тогда посетил Монголию, и одним из пунктов его протокола была встреча с казахской диаспорой. Мы жили компактно в крае Баян Ульгий. Именно туда накануне визита Нурсултана Назарбаева прибыли официальные представители нашей диаспоры, которые выбрали 10 человек для поездки в столицу Монголии — Улан-Батор. В состав делегации вошла и я, только окончившая школу 17-летняя девчонка. Накануне визита Президента Казахстана режиссер, который отвечал за культурную программу, объявил мне, что я буду исполнять арнау. Примечательно, что текст мне дали только в самолете и за считанные часы пришлось не только его учить, но и сочинять к нему музыку. Памятуя об ответственности, постаралась унять страх и волнение. Уже в Улан-Баторе мы встретили Нурсултана Абишевича согласно казахским традициям.

Он стоял в нескольких шагах от меня во время исполнения арнау. Я вдруг увидела слезы на его глазах. По окончании выступления Елбасы дал мне бата — благословение. Этот момент я пронесу через всю жизнь. Тогда же получила приглашение от Первого Президента вернуться на историческую родину. Однако ввиду юного возраста я не могла самостоятельно принимать решение. А родители хотели остаться в Монголии. Годы спустя я поступила на режиссерский факультет университета в Улан-Баторе. В 2001 году вместе с группой студентов гастролировала по Монголии. В то время мы услышали, что приехал Нурсултан Назарбаев. Я не пропускала ни одного сюжета с казахстанским Президентом. В одном из таких интервью, отвечая на вопрос журналистки о самом ярком впечатлении от Монголии, он вдруг рассказал о моем исполнении арнау. Я была поражена услышанным. А в 2007 году, работая главным режиссером театра, собиралась в зарубежную командировку. Вдруг позвонили из Посольства Республики Казахстан и сообщили, что в Монголию с визитом собирается Нурсултан Назарбаев, который хотел бы встретиться с диаспорой и послушать мое выступление. Конечно же, речь о командировке уже не шла. Я тут же вылетела в Улан-Батор. Когда приехал Елбасы, то очень обрадовался, увидев нас всех. В тот же год я переехала в Казахстан. Нурсултан Абишевич приглашал на работу в столичную филармонию, но в Караганде у меня жили родственники. Поэтому я выбрала политическую родину нашего Первого Президента. Мы, зарубежные казахи, многим обязаны Елбасы. И в первую очередь тем, что вновь обрели свою отчую землю. Он поддерживает соотечественников по всему миру. Каждый из нас знает, что Казахстан его ждет, — подчеркивает Меруеш Башай.

С 1991-го по 2021 год вернулось свыше 1 млн человек из разных стран. Все они сегодня являются гражданами Республики Казахстан.

Самал АХМЕТОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Предыдущая статьяПраво на счастливую старость
Следующая статьяМы — из горного!
Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные

Zero pixel