ДомойНовостиОбществоНеважно, какой ты национальности, главное, чтобы был человеком

Неважно, какой ты национальности, главное, чтобы был человеком

Это главный принцип в семье, где в крови детей течет узбекская, греческая, болгарская и казачья кровь. Когда-то еще совсем девчонкой Лилия Азаматова приехала из солнечной Молдавии в казахские степи, практически не зная русского языка, а теперь свободно говорит на ставшем родным казахском.

Есть на карте Карагандинской области маленькая точка — село Жанажурт (Шетский район). Сейчас в нем проживают всего семь семей, а когда-то это было богатое отделение совхоза-миллионера «Талды». Здесь живут основатели большой и дружной семьи — Лилия Михайловна и Владимир Курбанович Азаматовы.

Ровно год назад, во время экспедиции в Талдинский историко-археологический парк, один из археологов во время разговора о жизни в полевых условиях рассказал, что нередко закупают продукты у одной семьи:

— У них самые вкусные в округе кумыс, домашнее масло и баурсаки. Причем сами они не казахи, но отлично говорят на обоих языках.

Почему-то именно кумыс запал в душу. Дело оставалось за малым — найти контакты, договориться о встрече — и в путь. Однако накануне праздников Лилия Михайловна сама приехала в Караганду, чтобы навестить дочь и внучек.

За ароматным чаем с домашним молоком два часа беседы пролетели незаметно. После этого возникло ощущение, что знаешь эту трудолюбивую, мудрую женщину всю жизнь. Но обо всем по порядку…

Родилась Лилия Азаматова в румынском Бухаресте. Бабушка со стороны мамы, рассказывает она, была болгаркой, дедушка по отцовской линии — греком, поэтому в девичестве носила фамилию Постолаки. О том, как ее родители оказались в Молдавии, история умалчивает. Но в метрике по месту жительства в графе национальность записали «молдаванка».

— Мы жили в поселке городского типа в 40 километрах от Кишинева. Папа работал директором винного завода, мама была простой дояркой. Я после школы поступила в медицинское училище, так как мечтала о профессии фельдшера. На втором курсе после сельхозработ нас отправили в морг. Мне стало плохо — до сих пор помню, как меня трясло от страха. Вернулась домой, а тут как раз к нам прибыли «вербовщики» из Казахстана. Так осенью 1977 года я приехала в село Аксу-Аюлы в среднее профессиональное техническое училище, чтобы стать мастером сельского строительства, — вспоминает она.

По окончании ей предстояла учеба в Целиноградском сельскохозяйственном институте. Однако судьба распорядилась иначе. После весенних экзаменов юная Лилия решила не ехать на каникулы к родителям — больше времени уйдет на дорогу, лучше остаться в Жанажурте на лето и подработать. Управляющий определил ее в помощники повара. Поэтому когда начались осенние сельхозработы, обязательные в советское время для всех студентов, она снова оказалась в отделении — работать на зерновом току.

Здесь-то и обратил на нее внимание 25-летний механизатор Владимир Азаматов, сын ташкентского узбека и донской казачки (оба — детдомовские, они приехали в Карагандинскую область на освоение целины). Его малой родиной стал совхоз «Трудовое» Молодежного района. Молодые люди были знакомы всего два дня — на третий девушка переступила порог нового дома. Впрочем, она и сама была не против — ей сразу пришелся по душе красивый, серьезный парень. Примечательно, что они не только зарегистрировали свой брак в соответствии с советским законодательством. Одним из почетных гостей тоя был сват Азаматовых — имам.

— Он сказал мне: «Лиля, ты пришла снохой в мусульманскую семью. Хочешь принять веру супруга? Но желание должно исходить от тебя самой». И я согласилась. Он сразу же совершил неке қию (обряд бракосочетания по религиозным канонам ислама. — Прим. автора) и наказал мне и Володе: «Не дай Аллах завтра-послезавтра вы решитесь развестись, это будет принято только в том случае, когда он тебе трижды скажет: «Талак». Вот так и живем — 13 ноября будет 43 года, как образовалась наша семья и я поменяла веру, 25 лет читаю намаз во время Оразы.

Тем не менее в память о родителях и свекрови, с которой прожили душа в душу 29 лет, на православную Пасху печет куличи и красит яйца. И помимо этого, готовит бесбармак, манты, шелпеки, баурсаки.

Это сейчас она мастерица на все руки. А тогда 17-летняя девушка, выросшая почти в городских условиях, всему училась практически с нуля.

Владимир Курбатович после производственной травмы, полученной незадолго до знакомства с Лилией Михайловной, потерял зрение и больше не мог работать механизатором. Он перевелся в помощники скотника.

— У нас жизнь была, как в фильме «Табор уходит в небо»: весной перебирались на жайлау, поздней осенью — на зимовку. И так 30 лет, — рассказала она.

С этого, кстати, и началось изучение казахского языка и национальных обычаев и традиций. На зимовке Байбала, вспоминает Лилия Азаматова, жили две бабушки. Однажды одна из них зашла к молодой хозяйке и спросила: «Келін, қара бұрыш бар ма?» (Сноха, есть черный перец?)

— Стою и не понимаю ее, а мужа дома нет, чтобы перевести. Я ей говорю: «Апа, посмотри, что тебе надо». Открыла ей стол, и она обрадованно сказала: «Горький, горький». Только тогда поняла, что она пришла за перцем. Так она начала учить меня казахскому языку. И не только этому. Благодаря ей узнала, как правильно разделывать мясо, какие его части и когда класть в табак. А Владимир научил меня доить коров и кобылиц, деверь Николай — сепарировать молоко и взбивать масло, — вспоминает она.

Азаматовы воспитали пятерых детей. Дочери живут в Караганде, единственный сын работает в крестьянском хозяйстве, которое его дед, отец и дядя основали в 1997 году. Они содержат несколько тысяч голов МРС, КРС и лошадей, дела ведут собственными силами, без наемных работников.

— Мой свекор всегда говорил: чтобы человек понял вкус хлеба, он должен знать ему цену, — подчеркнула наша героиня.

Слушая историю этой семьи, захотелось непременно узнать, в чем заключается рецепт ее счастья.

— Прежде всего, это терпение. Ведь бывало всякое — долгое ожидание детей, а потом и наследника, ревность. А также уважение к старшим, традициям и обычаям. Кроме того, мы с Володей всегда вместе — в жару и холод, дождь и метели. Никогда не было такого, чтобы он уезжал на жайлау или зимовку, а я отсиживалась дома, — поделилась Лилия Михайловна.

Асель ЖЕТПИСБАЕВА

Предыдущая статьяДвойное богатство
Следующая статьяУчителю нации
Похожие статьи

Лента новостей