ДомойНовостиКультураНепререкаемый авторитет

Непререкаемый авторитет

Известной личностью на просторах Сарыарки был Байдалы би Бекшеулы (1727-1822), который внес неоценимый вклад в объединение степного народа. Сохранился даже такой отзыв: «Когда говорит Бухар жырау Калкаманулы, то он черного аргымака утопит на дне реки своим красноречием, а когда говорит Байдалы би, то он своей речью поднимет этого аргымака со дна реки». Многие казахские акыны, путешествуя по аулам рода алтай-мойын, в своих поэмах-песнях восхваляли заслуги Байдалы би. Источники свидетельствуют, что исследователи деятельности Байдалы Бекшеулы, превознося качества знаменитого бия, показывают его как жемчужину всего рода алтай племени аргын.

Эталон справедливости

В XVI-XVIII веках характерной особенностью социального деления казахского общества являлась дифференциация степняков на так называемую «белую кость» (ақ сүйек) и «черную кость» (қара сүйек). Первый социальный слой представлял собой закрытую привилегированную корпорацию индивидов, непроницаемую извне в силу ее социальной изолированности и большой значимости в структуре общественных отношений. К ней относились два аристократических сословия — төре и қожа.

В отличие от ақ сүйек сословно корпоративные группы «черной кости» являлись более открытыми, достижение которых было доступно любому индивиду в зависимости от его личных качеств и имущественного положения. К ним принадлежали категории биев, тарханов, батыров, старшин (аксакалов).

Чрезвычайно важное место занимало у казахов сословие биев, осуществлявших функции судебной власти в кочевых обществах. Привилегированное положение биев в Казахстане определялось прежде всего большой общественной значимостью функций правового регулирования, арбитража и посредничества. Судебная власть, которая принадлежала биям, была ведущей формой власти в системе управления, широко распространенной, близкой и понятной народу, заслуживающей уважения и служившей для него опорой. В сравнении с ханской судебная власть была более развитой и достаточно полно себя реализовавшей. Она считалась коренной властью, уходящей в глубь истории самого народа, в отличие от ханов, имеющих «неказахское происхождение». В понимании степняков она выступала как символ государственности, являлась удобным, эффективным, быстрым, можно сказать, универсальным средством осуществления государственной власти.

Бии, обладавшие способностью разрешать межродовые и межжузовые споры, добиваясь достижения консенсуса противоборствующих сторон, как правило, приобретали заметное влияние в социально-политической жизни казахского общества. Это позволяло таким могущественным биям, как Казыбек, Толе, Айтеке, Байдалы и некоторые другие, оказывать большое воздействие на верховную власть. С их политическими настроениями, мнениями и решениями считались даже самые влиятельные казахские ханы (Тауке, Абулхаир, Абылай).

При выдвижении каких-либо лиц в роли судебных арбитров в практике разрешения общественных противоречий определяющую роль играл принцип меритократии (власти наиболее одаренных), согласно которому биями могли стать только самые талантливые, авторитетные и опытные народные судьи, имевшие солидные познания в обычном праве казахов. При этом никакого права прямого наследования звания бия в казахских правовых традициях не допускалось. Однако принцип меритократии не исключал принципа проявления такой возможности, когда ближайшие потомки какого-либо казахского бия (сын, внук, правнук) также могли быть избраны биями. Материальное благосостояние, степень влиятельности индивида и прочие субъективные факторы нередко способствовали закреплению бийского звания за отдельными династиями казахов, в чем проявилась большая социальная значимость среди кочевников принципа генеалогического родства. Но даже сама по себе генеалогическая близость к представителю бийского сословия еще не гарантировала претенденту на этот ранг желаемого избрания бием и занимала в общественном сознании кочевников подчиненное место по отношению к личным способностям и навыкам человека.

Таким образом, звание «бий» было не столько наследственным или жалуемым, сколько заслуженным почетным званием. Главные требования, которые предъявлялись к бию как отправителю правосудия, — это обладание ораторским талантом и честность, а также доскональное знание норм обычного права, основ степного закона, зафиксированных в уложениях ханов, вошедших в историю под названиями «Қасым ханның қасқа жолы» — «Главное уложение Касым-хана» (начало XVI века); «Есім ханның ескі жолы» — «Рецепция правовой старины Есим-хана» (первая четверть XVIІ века); «Жеті Жарғы» Тауке-хана — «Семь уложений Тауке-хана» (последняя четверть XVIІ века); основных судебных прецедентов биев, начиная со знаменитого Майкы бия (XI-XIII вв.)

Между прочим, в XVI-XVIІІ веках бии занимались не только судопроизводством. Они являлись членами ханского совета и активно участвовали в государственных делах. Одновременно крупные бии были предводителями племен и родов, управляли их жизнью, выступали от их имени на собраниях, защищали их интересы во время тяжб.

Помимо всего этого, бии обладали большим поэтическим талантом и были великолепными мастерами импровизации и словесно-поэтического состязания. Их публичные выступления на судебных разбирательствах или иных мероприятиях нередко облекались в стихотворную форму и представляли собой яркие образцы подлинной поэзии. Так, бии, говоря о государственных делах либо аргументируя свои постулаты, объективно создавали художественную литературу, их лучшие толғау или изречения запоминались народом и передавались из поколения в поколение. При этом в отдельных случаях повод, по которому были высказаны поэтические строки, забывался, и стихи, существуя отдельно, превращались в самостоятельные толғау или афористические изречения. Поскольку бии выступали непосредственно перед публикой, они старались излагать свои мысли красочно и поэтично. И такие выступления не только оказывали влияние на решение вопросов, но и надолго оставались в памяти людей. Талантливых биев называли шешенами (ораторами), признавая тем самым их ораторские и поэтические способности и заслуги.

Обычно информация о биях, которые обладали глубокими познаниями в области права, ораторским искусством и красноречием, быстро распространялась по степи. Только потеря авторитета и несправедливый приговор лишали бия права и возможности участвовать в судебном процессе. Народ просто переставал обращаться к такому человеку за справедливым судом.

И еще любопытный исторический факт: суд биев основывался на принципе состязательности. Участвующие в споре стороны могли явиться в суд со своим бием, выполнявшим функцию адвоката. И, конечно, существовал институт свидетелей. Одной из позитивных характеристик суда биев следует назвать публичность, когда в процессе мог участвовать любой желающий.

Другим достоинством являлось то, что сам процесс проходил в сжатые сроки, без какой-либо бумажной и иной волокиты. Если ответчик не соглашался с составом суда, то он мог отказаться от его услуг. За свой труд бий получал вознаграждение — бидің билігі, которое взималось с виновного. Размер его, как правило, составлял десятую часть оспариваемого имущества.

В случае, если против обвиняемого выдвигалось недостаточно улик, то бии прибегали к услугам присяжных. Последними могли быть только соплеменники с незапятнанной репутацией, хорошо знающие подсудимого, которые под присягой либо обвиняли, либо оправдывали его. Поэтому суд биев пользовался безусловным и непререкаемым авторитетом.

Кстати, традиционное для казахов бийское правосудие и сейчас продолжает сохраняться в исторической памяти народа как эталон законности и справедливости.

Талант договариваться

Байдалы би Бекшеулы был из рода алтай племени аргын (Средний жуз). Жил в период ханов Абылая и Уали. Он — один из восьми биев при Абылай-хане, член ханского совета. Позже был бием при Уали-хане.

Байдалы Бекшеулы жил в тяжелое время, когда казахскую землю раздирали многочисленные междоусобные распри ханов и султанов, а воинственные соседи стремились завладеть казахскими степями. Сохранившиеся устные народные предания свидетельствуют о том, что он был глубоко образованным человеком своего времени, прекрасно знавшим народный фольклор, традиции, обычаи, законы предков. Байдалы уже в детские годы проявлял красноречие и острый ум.

И молва о человеке, который судит справедливо, а речь его пламенная, правильная, острая и четкая, распространялась по степи очень быстро. Вскоре Байдалы Бекшеулы как оратора от бога, умеющего одним словом прекратить вражду между родами, народ выбрал в бии. К слову, чтобы заслужить звание бия, необязательно было быть совершеннолетним.

Став со временем советником и одним из главных среди восьми биев Абылай-хана, Байдалы Бекшеулы сумел разрубить гордиев узел, найти разрешение многолетней тяжбы и переплетенным донельзя конфликтам, вынести нужный вердикт, обязать уплатить штраф, вернуть украденное, возместить ущерб, примирить аулы и роды. Всего этого мудрый бий добивался, орудуя лишь словом. Но каким! Каждый слог степного мудреца был выверен, тщательно продуманы интонация, эмоциональный тон, движения руки, бровей, взгляд…

Чаще других случались споры, связанные с землей или женщиной — с невестой. Все девочки в степи были просватаны почти с рождения, однако порой случались оказии. К примеру, умирал жених, и невеста ни в какую не хотела идти за другого, а то и вовсе сбегала. И тогда стороны решали вопрос с возвратом калыма. Возникали споры также, если умирал муж или жена. Чаще всего женщину заставляли выйти за брата мужа, пусть даже второй или третьей женой. Однако даже тогда были дамы, находившие в себе силы и дух противостоять решению рода. И они искали справедливости у Байдалы би Бекшеулы.

Мудрый и справедливый бий имел большой авторитет среди чиновников администрации, его отличали умение договариваться, грамотность. В частности, Омская областная администрация использовала его как посредника между местным казахским населением и властью. Байдалы Бекшеулы выступал от имени степных биев Сарыарки. Он был одним из немногих политических деятелей своего времени, умевших, когда надо, идти на компромисс.

Например, влиятельный бий добивался у Омской администрации положительного решения конфликта из-за пастбищ между казахами и сибирскими казаками в пользу первых. Тем самым он уберег сородичей от уплаты крупного штрафа. Следует подчеркнуть, что в XVIII веке добиться такого решения для казахов-кочевников в споре по земельным вопросам было очень сложно. Это свидетельствует о большом влиянии Байдалы би на царских чиновников. Кстати, русские источники, характеризуя Байдалы, отмечали, что он весьма умен, честен и откровенен.

Учитывая заслуги Байдалы Бекшеулы в решении важных государственных и общественных проблем, в Центральном Казахстане за ним и его родом были оставлены их исконные земли. Его родовое кладбище находится недалеко от поселка Молодежного Осакаровского района Карагандинской области (на берегу реки Шидерты). Там в честь Байдалы би воздвигнут монумент из камня, построен величественный мазар. В одном из селений Бухаржырауского района открыта новая мечеть его имени. В 2002 году его именем назван сельский округ Жанааркинского района.

Бухар жырау и Байдалы би: объединители родов

По имеющимся сведениям, Байдалы би с большим уважением относился к известному поэту, мыслителю, искусному оратору Бухар жырау Калкаманулы, который является одним из ярчайших представителей казахского народа. Жизнь и творчество Бухар жырау, как и Байдалы Бекшеулы, тесно связаны с Сарыаркой. Они полагали, что казахскому народу необходимо национальное единство. В этом отношении восхваляли Абылая в качестве деятеля, способного осуществить идею единства, изображали его в качестве бесстрашного батыра, талантливого предводителя, объединяющего казахские жузы в борьбе против внешних врагов.

Легенда гласит, что в детстве Бухар несколько лет вообще не разговаривал. Его, наверное, можно сравнить с известным всем Цицероном. Как и древнеримский оратор, он, по сути, являлся политиком, оказывая влияние на правителей, но в то же время оставаясь поэтом. Бухар Калкаманов был одним из авторитетных биев при хане Тауке и стал его приближенным. Он вместе с тремя самыми видными биями XVIII века — Казыбеком, Толе, Айтеке — принимал участие в составлении первого в истории Казахстана свода юридических законов Тауке-хана «Жетi Жарғы» — «Семь законов».

С именами Бухар жырау, Толе би, Казыбек би и Айтеке би связана целая эпоха зарождения казахской государственности и правосудия. Они в свое время добились признания в народе своими справедливыми судейскими решениями и честностью. Наряду с качеством мудрых дипломатов они обладали ораторским искусством и навыками медиаторов. Об их достоинствах говорили даже враги. Но главной заслугой стало то, что эти выдающиеся личности выступали за воссоединение казахов и создание сильного государства. Благодаря их реформам были прекращены жестокие распри между племенами, и обычай кровной мести был заменен на законное наказание. Благодаря жизненному опыту и безупречной репутации их решения не подвергались сомнениям.

Нужно отметить, что Бухар жырау Калкаманулы ни с одним ханом, правившим до Абылая, не смог найти общий язык. Только в период правления Абылай-хана он возвращается в ставку хана и до конца жизни участвует в государственных делах. Видимо, в это время поэт-провидец тесно сблизился с Байдалы би Бекшеулы. Став первым советником Абылай-хана, Бухар жырау свое мнение по различным вопросам, в том числе по делам государственной важности, излагал в стихотворениях и песнях. Поэт-импровизатор слагал вдохновенные строки о том, что казахские роды должны объединяться и не устраивать распри, о необходимости дружбы с Россией.

Стоит пояснить, что «жырау» как приставка к имени означает не просто поэтическое искусство. В это понятие включаются и сказания, и импровизация, и воззвание, и даже дипломатические речи. Неспроста это слово сегодня ассоциируется в первую очередь с Калкамановым, его даже прозвали «Комекей Аулие», что значит «Святая гортань». Причины широкого распространения его поэзии среди народа, превращения в философские суждения, изречения, афоризмы, пословицы лежат в красоте художественных методов творчества великого поэта.

Скорее всего именно благодаря Бухар жырау и Байдалы би сохранился образ Абылай-хана как монарха, почитаемого во все времена. Говорят, что они всегда напоминали Абылаю, что он выходец из простого народа. Сам же поэт-мыслитель Бухар жырау Калкаманулы и известный бий Среднего жуза Байдалы Бекшеулы также родились в обычной семье.

В последние годы афоризмы, изречения Байдалы Бекшеулы отмечены в разных изданиях: «Из уст народа», «Нашедшему в нужный момент нужное слово нет претензий», «Ораторские речи», «100 казахских биев-ораторов», в произведениях С. Сейфуллина, в Казахской советской энциклопедии (Алматы, 1973), в энциклопедии «Караганда. Карагандинская область» (Алматы, 2008, с. 151). Жизни и творчеству знаменитого бия посвящена книга писателя А. Жумадилдина «Байдалы би», а также книга автора данных строк: Каренов Р.С. «Әрі көсем, әрі шешен Байдалы би» («Байдалы би как предводитель кочевников и искусный оратор, проявивший красноречие и острый ум»).

Майкы би, Толе би, Казыбек би, Айтеке би, Байдалы би… Сколько же было биев в степи? Точного количества, наверное, не знает никто. До наших дней дошла лишь часть имен. В любом случае, отрицать, что институт бийства как феномен казахской культуры уже давно вызывает заслуженный интерес мирового сообщества, никто не будет. То, что когда-то в Великой степи вещали такие мудрые бии и шешены, как Байдалы, Бухар жырау, Толе, Казыбек, Айтеке и другие, сегодня сочетается с реалиями жизни.

На сегодняшний день материалов о Байдалы би Бекшеулы все-таки немного. Поэтому задача ближайших лет — найти и исследовать устные и письменные источники, касающиеся жизни и деятельности влиятельного казахского бия.

Рашит КАРЕНОВ,

академик,

почетный работник образования РК

Предыдущая статьяПервая есть!
Следующая статьяЗдравствуй, кандас!
Похожие статьи

Лента новостей