ДомойНовостиОбществоНе считая прожитые годы

Не считая прожитые годы

Он мечтал уйти на фронт — отомстить за смерть отца

В свои 95 лет ветеран Великой Отечественной войны Николай Семенович Куриленко управляет автомобилем, ездит на велосипеде, ведет активный образ жизни. И каждый год 9 мая обязательно идет к Вечному огню возложить цветы в память о погибших.

Николай Семенович Куриленко родился в 1927 году в деревне Пески Брянской области.

— В те времена очень много было малограмотных людей, — говорит он. — Избы-читальни пользовались большой популярностью, а мой отец был заведующим одной из них, но по совместительству с работой бригадира, конечно.

Спустя некоторое время Семена Куриленко направили в Смоленск — в Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Через три года он возглавил политотдел, а в 1939 году вся семья переехала в город Севск.

Николай Семенович был старшим из детей. В 1941 году он окончил 7 класс.

— Я был тогда в пионерлагере. Помню, как нас всех быстренько отправили по домам. А среди взрослого населения началась мобилизация. Фронт двигался в нашу сторону быстро… Очень быстро…  А так как отец занимал хорошую должность и был близок, так сказать, к верхам, он знал, что скоро фронт дойдет и до нас. Поэтому было принято решение — мы эвакуируемся, — вспоминает Николай Семенович. — Семьи партийных лидеров СССР фашисты расстреливали на месте, без суда и следствия, среди расстрелянных были и маленькие дети.

На тот момент в семье Куриленко было уже пятеро детей. Отец организовал обоз, ведь железной дороги там не было. Уехать можно было только на лошадях.

— Так как я самый старший был, то нес ответственность за всю семью. Хорошо помню, как уезжали. Ехали через Курск, и там впервые мы попробовали дыню, — рассказывает Николай Семенович о событиях, которые происходили 81 год назад, будто это было вчера. — В Саратов мы не попали, он был близок к Сталинграду, где война уже была. Поехали мы в Оренбургскую область, в город Абдулино. Там и обосновались.

В 1942 году Николай Семенович получил направление в ремесленное училище и был мобилизован в государственные трудовые резервы. Профессию токаря он получил в Орске, точил там же детали для оборудования металлургического завода. 15-летний подросток ни в чем не уступал в выработке взрослому человеку и работал для фронта.

С начала войны не хватало провизии и медикаментов. Один за другим умерли трое детей семьи Куриленко. Вылечить корь в условиях военного времени из-за отсутствия необходимых лекарств оказалось невозможным. Николай Семенович отпросился домой и поехал в Оренбург, нужно было поддержать маму.

— Мама наша была неграмотная, и поэтому с отцом переписывался я. Много писем ему писал и получал столько же. Помню, он был рад, что я получаю профессию в училище. Он так и писал: «Сынок, ты вырастешь и будешь большим человеком. А немцев мы разобьем — вооружение у нас хорошее». А спустя совсем немного времени мы получили похоронку. Погиб он в Сталинграде.

Через много лет выяснится, что одно из писем бойца, не дошедшее до адресата, хранится в Центральном архиве Министерства обороны в Москве. Последнее письмо Семена Куриленко семье будет найдено вместе с его останками.

После смерти отца семья решила вернуться в Унечский район — домой. В 1943 году Николай устроился на работу в литейный цех. Но, стоя у станка, он мечтал уйти на фронт — отомстить за смерть отца, разбить армию тех, кто хотел, чтобы миром правил фашизм.

Николай Семенович все время думал, как попасть на фронт, хотя до 1946 года должен был быть мобилизован в трудовые резервы.

— Я просто взял и пошел в военкомат. Очень хотел в армию! — говорит Николай Семенович. — У меня правый глаз был немного травмирован, и хоть левый глаз видел на все 100%, комиссия все равно решила, что я для службы в армии совершенно не гожусь. Но так как я очень настаивал, меня направили на проверку еще и в поликлинику. Я радостный туда пришел! А мне говорят: чего на глаз грешишь? Заподозрили меня, что я симулянт, и моя мечта сбылась — отправили меня на фронт. Так и написали мне: «Годен».

Николай Семенович попал в зенитную артиллерию ПВО.

— Конечно, мало пришлось там воевать, но всю Восточную Пруссию объездили со своими пушками. Мы брали одну позицию, вторую… Налеты отражали только так, а перед самым завершением войны нас направили в Польшу, — вспоминает ветеран. — Там через реку Висла был большой железнодорожный мост. Он был к тому времени уже взорван два раза и восстановлен потом. Мы боялись, что его снова разбомбят. Наша и еще три воинские части встали вокруг моста, чтоб отразить атаку в случае чего. Вот на этом мосту я и встретил Победу.

Николай Куриленко награжден медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», Жукова, орденом Отечественной войны I степени, юбилейными медалями Победы.

После войны Николай Семенович служил в литовском городе Клайпеде. Он до сих пор помнит номер воинской части — 222/41-36, гвардейский отдельный зенитный дивизион среднего калибра.

Затем Николай Семенович вернулся в Унечу и устроился работать на железную дорогу. Все чаще стал задумываться о женитьбе. Нужно было менять жизнь к лучшему и учиться жить без армии.

— Дальняя родственница, баба Вася, такая уж женщина была боевая! Пригласила погостить. Ну я и поехал. Она меня и познакомила с Марией Федоровной. Такого, чтобы я за ней ухаживал или мы под ручку гуляли, не было. Время другое было. Тогда мне было 24 года, считалось уже возрастом: некуда тянуть — жениться пора. Было это в 1951 году. Так и поженились.

Супруга Мария Федоровна тоже хорошо помнит годы войны:

— Мы в тылу, в плену были, немцы заняли нашу деревню, выдали лопаты и заставили рыть окопы. Каждый день ходили 6 километров, а бывало и 15, чтобы рыть немцам окопы…

В деревне Липки, где и жила семья Марии Федоровны, произошел случай, который для всех до сих пор остается загадкой. Ночью в их дом постучала женщина с просьбой остаться переночевать. Показала паспорт, мама Марии Федоровны взяла документ и пошла к старосте деревни. Ночлег предоставили, а на утро подозрения деревенских подтвердились — пришли полицаи искать Зою Космодемьянскую, которая якобы спустилась в эти края на парашюте. И до сих пор неизвестно, на самом деле это была сама Зоя Космодемьянская или нет.

После войны жизнь в деревне Николаю Семеновичу была не по душе, говорит, что делать в этом захолустье было особо нечего:

— И вот читаю я «Комсомольскую правду», а там объявление о строительстве Казахстанской Магнитки. Тогда у нас уже было двое детей, но я решил быстро и твердо — еду в Казахстан!

На строительство Казахстанской Магнитки Николай Семенович приехал 12 марта 1958 года. Вспоминает о том, что погода в марте в Казахстане оказалась неожиданно холодной.

— В моей памяти, будто в Темиртау мы приехали зимой. До сих пор помню, что из всех, кто ехал тогда со мной, я был третьим в очереди в отдел кадров, — вспоминает ветеран. — Определили меня на строительство фундамента коксохима, дали комнату в общежитии. Да, по календарю — март, но по факту на улице зима, и одежда, в которой мы приехали, совсем не по сезону. Помню, у нас были огромные палатки-кухни, там мы ели и обогревались.

Спустя совсем немного времени Николай Семенович написал супруге письмо: «Приезжай с детьми. Одному сложно. А без тебя и вовсе невмоготу». И Мария Федоровна без раздумий выехала в Казахстан вслед за мужем.

Членом партии Николай Куриленко стал, еще когда работал на железной дороге в Унече. Спустя время его выбрали секретарем политбюро и в Темиртау. В итоге накопленного опыта и знаний хватило, чтобы стать начальником цеха теплоснабжения энергохозяйства. С этой должности он и ушел на заслуженный отдых.

В прошлом году семья Куриленко отметила большой юбилей — 70 лет со дня свадьбы.

— Мы поженились 17 ноября 1951 года, — говорит Мария Федоровна. — 70 лет со дня свадьбы отмечали очень пышно. Даже ездили на лимузине во Дворец бракосочетания. Кольца были, фотограф — все как у молодоженов, — говорит Мария Федоровна.

В 2017 году Николай Семенович и Мария Федоровна стали победителями республиканского конкурса «Мерейлi отбасы». На торжественной церемонии многочисленной и дружной семье Куриленко подарили микроавтобус. Тогда многие удивлялись, зачем ветерану в таком почтенном возрасте микроавтобус? Неужели сам будет ездить? И действительно, ветеран в 95 лет сам ездит за рулем, а еще очень любит кататься на велосипеде.

Николай Семенович и Мария Федоровна не перестают всех удивлять — они не просто бодры, но и очень оптимистичны. Говорят, что секрета долголетия нет никакого — просто надо жить и не считать прожитые годы.

— Каждый год ждем День Победы, хотим сходить на возложение цветов. Умирать нельзя, 9 Мая нужно обязательно дождаться. Дождемся, а там и не умирается, — шутит ветеран.

Татьяна РОМАШОВА

Фото Игоря УЗАРЕВИЧА

Похожие статьи

Лента новостей