ДомойНовостиКультураСродни «горячему стажу»

Сродни «горячему стажу»

Недавно мне довелось побывать в Карагандинском техническом университете (так теперь называется бывший «политех»). По привыч­ке журналиста заглянул в музей, кстати, весьма уникальный по со­бранным материалам. И не пожалел — здесь и только здесь можно увидеть оригинальные документы об учебе Нурсултана Назарбаева в Днепродзержинске, Караганде, его автобиографии, характеристи­ки на него, табели успеваемости и так далее. Судя по этим докумен­там, Назарбаев учился отлично! Позже известный ученый в горной науке, бывший ректор Карагандинского политехнического инсти­тута, Герой Социалистического Труда Абылкас Сагинович Сагинов расскажет мне о необычайном прилежании и больших наклонно­стях студента Нурсултана Назарбаева к науке. Когда в 1966 году ме­таллургический факультет института в полном составе переводили в город Темиртау, то Абылкас Сагинович вместе с заведующим ка­федрой, профессором Е.И. Шевцовым пытался уговорить Нурсул­тана Назарбаева как талантливого студента остаться в Караганде, заняться научной работой. Однако это приглашение Нурсултан не принял и перевелся в Темиртау.

Когда я рассказал об этом однокурснику Назарбаева, начальни­ку цеха «Миталл Стил Темиртау» Жаксылыку Аскееву, то он вос­кликнул:

— Нурсултан не мог тогда поступить иначе! Изменить профес­сии металлурга? Что вы!

Никто из нас даже в мыслях не допускал такого. Наоборот — учились для того, чтобы еще больше знать все о металле, лучше работать с ним, и набирать «горячий стаж». Кстати, у нас даже люди с высшим образованием оставались рядовыми ра­бочими, отказывались от инженерных должностей. Идти в науку тем более никто и не помышлял. Ученые-то получали в три раза мень­ше! А Назарбаев зарабатывал в месяц четыре с половиной тысячи рублей. По тем временам — баснословная зарплата! Правда, полови­ну он своему отцу Абишу отсылал, чтобы поддержать братьев.

Вспоминая годы совместной учебы с Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым в вузе, Жаксылык Аскеев сказал:

— Нурсултан выделялся среди нас своим крайне серьезным от­ношением к занятиям. Был он целенаправленным, настырным, ночи просиживал над учебниками. Видимо, крепко в его сознании засело наставление старого Абиша, данное еще в детстве: «Учись, сынок. А то будешь таким, как я: батрак, он и есть батрак…»

Жаксылык Аскеев отметил еще одну особенность студента На­зарбаева: он преуспевал и в специальных, и в общественных нау­ках. Многим будущим инженерам не давались исторический и диа­лектический материализм. А Нурсултан в них чувствовал себя, как рыба в воде.

— Когда приходили часы этих предметов, — с улыбкой вспоминал Жаксылык, — то мы становились тише воды, ниже травы. И просили Назарбаева: «Заведи» препода!

И он часами дискутировал с преподавателями, порой загоняя их в тупик своими вопросами. Его эрудицией мы восхищались, даже завидовали ему, но и радовались: он спасал нас от трудных кон­трольных, заговаривал учителей так, что те забывали об аудитории, беседуя только с ним.

Уже тогда мы знали: Нурсултан пойдет дальше нас.

Немного помолчав, Жаксылык продолжил:

— Поэтому я не удивился, когда Назарбаев со временем стал се­кретарем парткома нашего комбината. Это, конечно, особый разговор — партийная работа с людьми. Но скажу: в то время многие партийные вожаки были руководителями второго сорта. Директор предприятия — это да, это голова! А секретарь парткома существовал как бы при нем, в рот директору заглядывал: как тот скажет, так и будет.

Назарбаев сразу поломал эти отношения. Тогда руководителем комбината был Олег Иванович Тищенко, который приехал к нам из Челябинска. И однажды я стал свидетелем такой сцены: Нурсултан Абишевич поднимает трубку и говорит:

— Олег Иванович, как член парткома зайди.

И Тищенко пришел в кабинет секретаря парткома. Меня это удивило: бывший парторг сам ходил к директору, более того — ждал в приемной, когда тот соизволит с ним побеседовать.

Назарбаев и Тищенко действовали на равных, с уважением друг к другу. Рассудительный, тактичный, но требовательный Назарбаев очень хорошо дополнял вспыльчивого Тищенко. Нурсултан Абише­вич исходил в своих действиях из человеческого фактора, а Тищенко больше вел себя как хозяйственник. И комбинат наш вышел из прорыва тогда не только благодаря модернизации техники, а прежде всего потому, что, заботясь о развитии производства, секретарь парт­кома не забывал о создании стабильного коллектива на предприя­тии, укреплении дисциплины, социальном обеспечении. Благодаря его заботам в то время резко улучшились культурно-бытовые усло­вия, выросли жилые благоустроенные кварталы, были построены восемь детских садов, стадион на 15 тысяч мест, плавательный бас­сейн. Появились на правом берегу Самаркандского водохранилища дом отдыха, санаторий-профилакторий. И квартиры семьи метал­лургов получали быстро, и места для детей в садах-яслях тоже…

Словом, о Нурсултане Абишевиче Назарбаеве можно было ска­зать в то время: «где учился, там и пригодился». К сожалению, мно­гие стали забывать о созидательных делах Назарбаева в Темиртау, когда он был секретарем парткома. А мы, металлурги, помним…

Начальник цеха изложниц Куаныш Омашевич Омашев, кото­рый тоже учился вместе с Назарбаевым во втузе, с гордостью по­казывал мне книгу Нурсултана Абишевича «Без правых и левых» с автографом Президента, его теплыми словами: «Брату Куанышу на добрую память. Выше держи флаг дружбы!»

— Нурсултан всегда был заводилой, — говорил он мне. — Пер­вым на комбинате организовал комсомольско-молодежные свадь­бы и задавал на них тон. Он любил песню «Когда весна придет, не знаю», особенно слова «горят мартеновские печи, и день, и ночь горят они». Пел он душевно, голос у него был завидный, все охотно подхватывали.

Помню, побывал он в составе советской делегации на Всемир­ном фестивале молодежи в Хельсинки, так интересно рассказывал затем о встречах с Юрием Гагариным, с американскими студента­ми, которых удивляли его крепкие руки, широкие мозолистые ладо­ни с огромными буграми…

Говорят, сердце человека равно по величине ладони. Выходит, большое сердце у Нурсултана Абишевича. И я бы добавил: щедрое. Его дом всегда был открыт для друзей… Он часто организовывал для нас культпоходы в кинотеатр. Особенно он любил кинокартины с участием актера Баталова…

Его привязанность к друзьям была бескорыстная, основанная на взаимном уважении. Потому и мы не забывали его. Когда узнали, что он захотел жениться на Саре, устроили для него комсомольско-молодежную свадьбу, даже ключ от новой квартиры для молодоже­нов выпросили у начальства.

Куаныш Омашевич рассказал и о том времени, когда Нурсул­тана Абишевича Назарбаева назначили в Темиртау заведующим промышленно-транспортным отделом горкома партии.

— Нурсултан долго не соглашался уходить из цеха, советовался с друзьями. Мы сказали ему: «Иди!» Что тебе терять, кроме зарпла­ты. Не понравится — возвращайся в доменный цех.

Сам Нурсултан Абишевич в своей книге «Без правых и левых» по этому поводу напишет: «…Жизнь подтвердила мудрость моих друзей-металлургов, благословивших меня на общественную работу. Постепенно набирался опыта общения с самыми разными людьми — от простого рабочего до министра. Причем, честно признаюсь, опыт такой приходил нелегко, и был он, пожалуй, сродни «горячему стажу» у доменной печи. Но главное, довелось опять с головой окунуться в свою родную стихию, без которой я себя не мыслил, — металлургию».

— Да, он не порвал с комбинатом, — подтвердил Куаныш Омаше­вич. — Потому что, работая в горкоме, Назарбаев был одновременно начальником стройки комбината. И под его руководством шло строительство многих важных объектов металлургии. И его энер­гии хватало, чтобы все это сдать в срок, а то и досрочно…

Валерий МОГИЛЬНИЦКИЙ

Из книги «Наш Назарбаев»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные