ДомойНовостиКультураДар искусницы-природы

Дар искусницы-природы

Каждое выступление фольклорного ансамбля «Арқа сазы» Концертного объединения им. К. Байжанова оставляет незабываемые впечатления. Звуки инструментов оказывают магическое воздействие. Они завораживают, радуют душу, тревожат ее… А уже через мгновение наступает умиротворение. В арсенале коллектива — домбра, қыл-қобыз, шаң-қобыз, шертер, сыбызғы, саз-сырнай, асатаяқ и другие инструменты. И тут невольно задаешься вопросом: что мы знаем о них?

У каждого — своя интересная история. Да и в целом у казахского народа существует красивое предание о происхождении музыки. Оно гласит, что божественная песня, пролетая над степью, однажды опустилась очень низко. Народ, услышавший ее, оказался наделенным непревзойденным талантом и мастерством. Благодаря этому небесному подарку казахи в своих напевах научились передавать свое восприятие природы. И не будет большим преувеличением сказать, что сама Степь создала инструменты, дав нашим предкам возможность делиться своим мироощущением с окружающими.

— Наши предки, которые вели кочевой образ жизни, тесно были связаны с «төрт түлік мал». Это понятие, объединяющее четыре вида домашних животных — верблюда, лошадь, овцу и корову, которые не только обеспечивали людей пропитанием, одеждой, жилищем. То, что сейчас мы считаем отходами, в прежние времена не уходило в мусор. Из рогов изготавливались духовые инструменты, из костей коленного сустава в основном мелкого рогатого скота — подставки для струн, а сами струны — из тщательно обработанных внутренностей, — рассказала преподаватель Карагандинского колледжа искусств им. Таттимбета, кандидат искусствоведения, музыкальный теоретик Жангуль Кожахметова.

Во время беседы она не могла не упомянуть основоположника казахской этноорганологии Болата Сарыбаева.

— Раньше говорили о том, что у казахского народа есть лишь три музыкальных инструмента — домбра, қобыз и сыбызғы. Болат Сарыбаев находился в постоянном поиске и в результате кропотливой работы собрал порядка 30 музыкальных инструментов. Источниками информации ему служили картины, результаты археологических раскопок. Кроме того, в многочисленных поездках и экспедициях он встречался с исполнителями и мастерами, у которых имелись редкие образцы, записывал рассказы об их изготовлении, учился игре на них. Весь материал в настоящее время хранится в алматинском музее. Иными словами, он возродил едва не утраченное культурное наследие народа и дал вторую жизнь музыкальным инструментам, — подчеркнула Ж. Кожахметова.

Знакомство с ними начинается с шаң-қобыз. Его размер составляет 5-7 сантиметров. Если верить легенде, однажды охотник услышал нечто странное и мелодичное. Углубившись в лес, он увидел медведя, который, забравшись на сухое дерево, дергал за сучок (как тут не вспомнить рассказ В. Бианки «Музыкант»?), что и породило интересную вибрацию. Услышанное настолько пришлось по душе человеку, что он смастерил себе из дерева инструмент, издававший нежные звуки.

Как объяснила Жангуль Аубакировна, он относится к идеофонам (самозвучащий) и широко распространен у многих народов — у алтайцев, башкир, бурят, татар, монголов, тувинцев и прочих. Сегодня в мировой музыкальной культуре известен под общим названием «варган». По форме напоминает лиру и состоит из железной (шаң — металлический) дуги, в середине прикреплен язычок в виде стальной пластинки с крючком на конце, который служит резонатором. В Великой степи им пользовались шаманы. На шаң-қобыз играли и женщины — его нежные, успокаивающие звуки убаюкивали малышей.

— Со временем он стал традиционно девичьим музыкальным инструментом, а потому футляр для него изготавливали в виде изящной женской туфельки, — отметила преподаватель колледжа.

Очень любят его мастера горлового пения. Каким-то непостижимым простому человеку образом они умудряются одновременно петь и играть на нем. Тогда мелодичность и бурдон (непрерывно тянущийся, выдержанный тон или музыкальный интервал) шаң-қобыз приобретают удивительное трехголосие.

Сегодня некогда почти забытый инструмент обретает популярность. Думается, многим хотелось бы обзавестись им, чтобы в минуты раздумий прикоснуться к волшебному язычку и погрузиться в звуки древности.

Асель ЖЕТПИСБАЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Предыдущая статьяИ снова на ковре
Следующая статьяОт миниатюры — до увесистых томов
Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные