ДомойНовостиОбществоПчелы сохраняют целые экосистемы нашей планеты

Пчелы сохраняют целые экосистемы нашей планеты

За сорок лет занятия своим любимым делом семья Юртаевых превратилась в настоящую династию пасечников. Сегодня в семейном бизнесе задействованы и дети, и внуки, и племянники, и братья, и сестры, и даже зятья. Но так ли сладок мед?

Любовь с первого взгляда

Первое знакомство Валентины Юртаевой с пасекой состоялось несколько десятков лет назад. Она вышла замуж за потомственного пчеловода (первым увлекся сбором меда его отец), и в очередной раз, когда ему надо было отвезти продукты на пасеку, он взял молодую жену с собой.

— Некоторые жены пасечников боятся пчел. А я как приехала впервые, как только соприкоснулась с ними, так сразу и прониклась. Почувствовала, что это любовь на всю жизнь, — вспоминает Валентина Юртаева.

Та встреча с полосатыми труженицами для девушки, мечтающей связать свою жизнь с педагогикой и стать воспитателем детского сада, стала судьбоносной. Валентина стала ездить на пасеку вместе с мужем, помогать ему, участвовать во всех пчеловодческих процессах. И на сегодняшний день вот уже 28 лет занимается «сладким делом».

За это время случалось всякое. Ведь жизнь пчеловода — это не только романтика, путешествия по пасекам и отдых на природе, но и тяжелый, а временами даже опасный труд. То год «не медовый», то пчелы покусают…

— Иной раз искусают так, что даже мужчины руки в баки с водой опускают для облегчения боли и жжения. Защитные костюмы хоть и есть, но пчелы же такие — они везде. Ты приоткрыл сетку, защищающую лицо, чтобы попить, например, а она уже залетела и ужалила. А руки раньше и вовсе были не защищены. Это сейчас появились специальные перчатки, а раньше их не было.

Но признает Валентина и то, что со временем к укусам насекомых все же вырабатывается некий иммунитет. Болевой синдром притупляется, становится не так чувствительно. Да и в целом организм уже легко выдерживает 10-15 пчелиных укусов. Но если их больше, то даже пчеловоду со стажем может стать плохо.

Однако так пчелы ведут себя не всегда. Когда, например, идет взяток (период медосбора, когда цветут цветы), им все равно кого жалить. Даже если и налетят на человека, то просто «споткнутся» об него и помчатся дальше. Ручных, дрессированных и обузданных пчел не бывает. Все они дикие, и природой у них заложено «работать, работать, работать». Поэтому главной задачей для них является сбор нектара, а остальное все — потом. А вот когда взятка нет, то укусов не избежать.

Королевская семья

— Мы закупаем пчел на юге страны. Они все живут отдельными семьями. Одна насчитывает примерно пятьдесят тысяч особей. Состоит она из матки — «мамы», рабочих пчел и трутней. Функция «мамы» — только откладывать яйца. Вокруг нее есть пчелиная свита, которая ее кормит, обслуживает, — это очень интересный процесс. И трутни, единственной задачей которых является оплодотворить молодую, только вылупившуюся матку. Это происходит в течение первых десяти дней жизни молодой будущей мамы. Все остальное время трутни ничего не делают, только едят мед. Поэтому слово «трутень» и стало в нашей речи именем нарицательным, обозначающим человека, живущего за счет чужого труда, — улыбается Валентина Юртаева.

Сезон у пчеловода начинается весной. Первым делом они смотрят на семьи насекомых — какие сильные, а какие слабые. Это, говорит Валентина, как у людей: есть хорошие семьи, а есть неблагополучные. То есть те, что мало и плохо работают и, как результат, приносят мало меда. Такие семьи пасечники усиливают — подсаживают им питомцев из сильных семей. Но пчеловод объясняет, что попадаются и такие, которые совсем не хотят работать, сколько ни усиливай.

Пчелы работают все лето. Кормят матку маточным молочком, чистят рамку, принимают мед, который принесли летные пчелы. Потом они его переваривают, складывают, выпаривают… У каждой пчелы — своя функция. Удивительно, но среди них есть даже пчелы-уборщицы. Их задача — избавиться от трупов умерших собратьев, вытащить из улья тех, чье время пришло.

— Это такие умные насекомые. Как можно их не любить? — вопрошает В. Юртаева. — Жизнь пчел в улье похожа на развитую цивилизацию. До того у них все налажено и разложено по полочкам, что даже человеку есть чему поучиться.

Пчелами движет инстинкт сохранения семьи, поэтому они способны отдать свою жизнь ради защиты потомства. Но бывает и так, что матка оказывается «кукушкой». Так сказать, пчелой с низкой социальной ответственностью.

— Иногда так случается, что пчелиная королева улетает с роями. Забирает полностью весь мед, берет с собой рабочую пчелу и улетает. А весь молодняк остается здесь, без матки. Но продолжает приносить полные рамки меда, — говорит Валентина.

Бывает и такое, что в улье происходит «революция». Если пчелы видят, что матка слабая или ленивая и плохо размножается, то они самопроизвольно закладывают новый маточник, а прежнюю свою королеву уничтожают.

Между прочим, ради чайной ложечки меда необходим труд примерно 200 пчел в течение дня. Пчеловод признается, что при качке меда, случается, прольет немного или уронит каплю. А потом корит себя за это, думая о том, сколько же надо сил, труда и времени пчеле, чтобы слетать и принести эту каплю. Кстати, за день одна пчела может совершить около десяти вылетов и исследовать территорию примерно в 12 гектаров. Во время перелета она может поднимать груз больше массы собственного тела. А средняя пчелиная семья может собрать до десяти килограммов меда.

На вопрос, какой мед самый вкусный и полезный, Валентина уверенно отвечает: весь! Один богат железом и повышает гемоглобин. Другой полезен для желудка и сосудов. Но особенно ценен самый первый, майский мед. В нашем регионе его собирают на разнотравье.

— Раньше мы качали первый мед 13 июня. А теперь климат поменялся, частые заморозки. Пчела сама мед съедает, а мы сидим, ждем. И первая качка бывает аж в июле. Кроме разнотравья, у нас есть акация, гречка, подсолнух, донник, эспарцет, Иван-чай и многое другое. Ездим под Каркаралинск, Павлодар (на границу с российским Алтайским краем) и много еще куда, — продолжила наша собеседница.

Любят мед и в семье Юртаевых. Несмотря на то, что пчеловодством увлечена вся семья в нескольких поколениях уже не первый десяток лет, полезное лакомство не приелось, и страсть к нему не пропала. А вот, к примеру, сахар в их доме не покупают совсем. Разве что для приготовления компотов и солений на зиму.

Кстати, о заготовках. Семья Юртаевых живет в частном доме и имеет огород. Именно там находятся на зимовке пчелы. Для многих может быть удивительным, но они не спят. Пчеловоды сооружают короб, выводят вентиляцию и щедро присыпают снегом. Называется такое сооружение клубом. Там пчелиная королевская свита усаживается вокруг матки, набирает нужную температуру, греет ее и поедает собственный мед, заботливо оставленный им пасечниками. А с приходом тепла владельцы вызволяют их из-под снега, и пчелы совершают облет. А через пару дней их вывозят на пасеку.

В путешествие пчелы отправляются в специализированном павильоне, который представляет собою прицеп с ульями. Интересный факт: каждая пчела знает свой по цвету и запаху. А в полях она ориентируется по условному природному навигатору, встроенному в ее голову. Поэтому, говорят пчеловоды, ни в коем случае нельзя переставлять улей, пока пчелы работают в полях. Потому что они вернутся именно в то место, откуда улетели.

— Даже если мы хотим их перевезти, то ждем до ночи, пока все пчелы не вернутся. И только потом закрываем улей и уже переезжаем, — делится секретами Валентина. — Как стемнеет, они сами летят домой.

Жить сто лет

Медовый бизнес, вопреки мнению многих, весьма затратный. Надо покупать пчел, павильоны, ульи, солярку, платить сторожу на пасеке, снабжать его продуктами, приобретать рамочки, баночки под мед для реализации и, конечно же, дорогостоящие приспособления. Как, например, медогонки.

Кстати, об оборудовании. В этом году Валентина Юртаева прошла обучение в проекте «Бастау Бизнес» на базе региональной палаты предпринимателей и получила грант в размере более полумиллиона тенге. Эти средства потратила на приобретение дорогой крем-машины и начала производить уникальную линейку вкусного и полезного крем-меда с различными добавками.

— Сама машинка стоит более 800 тысяч тенге. Выделенный грант стал отличным подспорьем, — делится выпускница проекта. — Она рассчитана на 200 литров. В течение десяти суток она взбивает мед, разбивает кристаллы сахара, делая массу тягучей и кремообразной. Параллельно с этим мы сушим в специальном шкафу апельсин, лимон, имбирь, потом перемалываем их в порошок и добавляем к нашей медовой пасте. Получается стопроцентно натуральный и полезный продукт. Также используем сублимированные ягоды малины и клубники. Это необходимо для того, чтобы мед с ягодами не забродил. Ну и одним из востребованных видов нашего крем-меда является шоколадный. Для его приготовления мы используем какао.

В целом же Валентина считает, что если питаться тем продуктом, что производит пчела, — медом, крем-медом, воском, пергой, пыльцой, маточным молочком, прополисом, то жить будешь больше ста лет. Килограмм меда, говорит она, стоит так же, как и килограмм конфет. А вот разница в полезности очевидна.

Пчеловоды сталкиваются с проблемами. Так, например, на сегодняшний день огромные территории полей засеиваются пшеницей. А где пчелам собирать мед? Условий для их существования все меньше и меньше. А ведь они играют ключевую роль в сохранении целых экосистем нашей планеты. Без опыления растения не плодоносят и не дают урожай. Из-за этого множество фруктов, овощей, орехов и семян могут исчезнуть с лица Земли. Пчелы опыляют треть того, что мы едим.

Однако династия пчеловодов Юртаевых не опускает руки и строит планы на будущее. Их сын собирается поступать в один из самых лучших и немногочисленных в мире колледжей пчеловодов в Польше. Родители возлагают на него большие надежды и ждут, что он вернется с новыми знаниями и технологиями, которые окажутся полезными для семейного дела. А муж дочери хочет открыть апи-домики — это специальные конструкции для лечебного сна. В нижней части располагаются ульи с пчелами, в верхней — лежак. Пчелиные укусы исключены. Посетитель будет ощущать запахи эфирных масел, аромат меда, прополиса, фитонциды пыльцы и цветков. Они создают особый микроклимат и дезинфицируют атмосферу. Такие ингаляции благотворно влияют на дыхательную систему и на организм человека в целом, убивая в нем инфекции и болезнетворные бактерии. А жужжание пчел завораживает, успокаивает и благотворно влияет на нервную систему.

— Мы всегда ждем весны. Когда едешь по полям, вдыхаешь этот воздух, ощущаешь свободу. В такие моменты я всегда думаю: зачем мне Египет, Турция? Ведь настоящее наслаждение — на пасеке. Пчеловодство очень интересное занятие. Если один раз туда попал, то не уйдешь оттуда никогда, — подытожила Валентина Юртаева.

Наталья ФОМИНА

Фото Александра МАРЧЕНКО 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Предыдущая статьяКультурная стратегия
Следующая статьяНе потерять лицо
Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные