ДомойНовостиКультураЗагадки хана Кенесары

Загадки хана Кенесары

(Окончание. Начало в №№ 6-7 от 18-20 января 2022 года)

В 1846 году Кенесары начал борьбу с Кокандом силами примкнувших к нему казахов Старшего жуза. «…Он вторгся в район Аулиэ-Ата (ныне город Тараз) и осадил крепость Мерке. После непродолжительного сопротивления «датка» (комендант крепости) со своим гарнизоном сдался и в знак покорности подарил Кенесары своего аргамака — «Кзыл-ауз».

В том же году хан освободил казахское население юга от засилья кокандского хана, взял ряд его крепостей. В частности, Кенесары совместно со знаменитым Жанкожа батыром осадили и взяли штурмом кокандские крепости Жанакорган, Жулек и Созак.

Царское правительство, продолжая преследовать Кенесары, направило против него объединенные войска русских частей и отрядов казахских султанов. Во главе объединенных сил был поставлен генерал-майор Вишневский. Однако эта операция царских властей провалилась. Кенесары, с боями прорвав блокаду, ушел в центральный район Старшего жуза.

Находясь в Жетысу, Кенесары отправил к кыргызским манапам двухтысячный отряд для зякета с местного населения. Первые же стычки показали решимость кыргызских родов не подчиняться диктату казахского хана. Ряд кыргызских манапов, находившихся на службе у кокандского хана и подкупленных русской администрацией, заняли враждебную к Кенесары позицию. Эти манапы подстрекали всех к нападению на казахские аулы, строили козни и провокации, распространяли ложные слухи о казахском хане.

Весной 1847 года вокруг Кенесары сохранялось ядро перекочевавших вместе с ним из Среднего жуза аргынов и кыпчаков (всего 3 тысячи человек), имелось около 4 тысяч кибиток. Хан по-прежнему отстаивал идею создания независимого государства как при предках, вольного существования на своих исконных землях, защищая право народа на выбор самостоятельного образа жизни. Рядом с ним оставались не только его близкие родственники, но и те, кто разделил его идеологию и был готов до конца идти вместе с ним.

Вступив в пределы Кыргызии и преследуя продажных манапов, повинных в грабежах казахских аулов, весной 1847 года полководец дошел до местности Май-Тюбе. Как установлено исследованиями профессора Ж. Касымбаева, решающее сражение Кенесары и манапов произошло между 17-25 апреля в глубоком ущелье недалеко от Токмака. Кыргызам удалось заманить хана в ловушку. Трехдневная битва закончилось поражением Кенесары, его пленением и гибелью.

«Гористая местность не позволила хану использовать свое преимущество, трудно было максимально действенно использовать огонь легких пушек, которыми он располагал. Испытанная в многочисленных сражениях конница, удачно действовавшая в степных просторах, также была лишена возможности развернуться. Неравная битва в течение трех суток истощила силы казахов: положение усложнилось внезапным отступлением и уходом с поля сражения отрядов султана Рустема и бия Сыпатая. Кенесары и более 30 султанов попали в плен… В плен к кыргызам попало более тысячи сарбазов, с неслыханной жестокостью преданных смерти. Так погиб последний казахский хан… «За истребление сего мятежника» кыргызские манапы Орман Ниязбеков, Жантай Карабеков, его брат Калыгул Алибеков, султан Рустем Абулфеизов, бий Сыпатай Мурзагельдин были щедро награждены царским правительством… Поражение и смерть хана создали благоприятные условия для дальнейшего продвижения русских отрядов в глубь Заилийского края и Северной Кыргызии, облегчив присоединение региона к Российской империи» (История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Том 3. — Алматы, 2000, С. 353).

Так кончил свою жизнь, писал Н. Середа, этот выдающийся человек… Голова беспокойного султана или, правильнее, его череп попал каким-то образом впоследствии в руки князя Горчакова, который приказал хранить эту голову в главном управлении Западной Сибири при деле «О бунте Кенесары» (смотрите «Вестник Европы», 1871, № 9, С. 690). Смерть Кенесары произвела потрясающее впечатление на его соратников и боевых друзей. Вслед полилась грустная, проникающая в душу надгробная песня известного акына-летописца Нысамбая.

«Стоящий выше всех»

Выдающийся историк Е. Бекмаханов отметил: «Восстание Кенесары потерпело поражение. Однако в истории национально-освободительной борьбы казахского народа оно занимает исключительно почетное место. Это восстание было самым крупным восстанием казахов в XIX в., поднявшим на борьбу с царизмом большинство населения всех трех жузов. Оно охватило почти весь Казахстан и было одним из наиболее длительных восстаний казахов. Восстание Кенесары, носившее ярко выраженный антиколониальный массовый характер, сыграло прогрессивную роль в истории казахского народа».

А как отзывались о Кенесары современники? Личная храбрость, полководческий талант предводителя казахов были признаны всеми и вызывали восхищение и уважение даже у его противников. Документы свидетельствуют об уважительном и сочувственном отношении к нему многих русских офицеров и пленников, историков XIХ века Н. Коншина, Н. Середы, В. Потто, Л. Мейера и других:

  1. Историк В.А. Потто: «В аулах киргизы защищаются редко, стараясь при приближении войска заблаговременно уйти в бесплодные и безводные пространства степи. А чтобы задержать преследование, они заваливают вслед за собой колодцы или зажигают степь, истребляя этим корма и водопои».
  2. Исследователь Н. Середа: «Кенесары умел быть достойным повелителем своих дружин. Духу, которым они были одушевлены, позавидовал бы любой полководец европейских войск… Стремительный в своих набегах… подобно все сокрушающему степному урагану, Кенесары не останавливался ни перед каким препятствием…»
  3. Исследователь Смирнов: «Красиво одетый в бархатный бешмет с полковничьими эполетами на плечах, со знаменосцами позади, Кенесары скакал всегда впереди своих скопищ».
  4. Историк Н.Я. Коншин: «Это был выдающийся во всех отношениях человек, далеко стоящий выше таких вождей волновавшихся киргиз, как Кудайменды Газин, Сиванкул Ханкожин и другие. Все они не были способны выйти из узкой сферы родовых киргизских отношений, и только в лице Кенесары Касымова мы встречаем народного киргизского героя, мечтавшего о политическом единстве всех киргиз без различия племен и даже орд».
  5. Подполковник Российского Генерального штаба М. Красовский: «Уступая своему деду в уме, но превосходя и его, и своего отца Касыма энергией характера, Кенесары становится известным во всей Сибирской степи с 1836 года».
  6. Султан-правитель А. Джантюрин: «Ни один из усердных приверженцев никак иначе его не называет, как одним из храбрейших и умнейших ханов».
  7. Коллежский регистратор Немчинов: «Кенесары во всех казахских родах имеет своих агентов. Они действуют в пользу его неутомимо и с успехом».
  8. Поручик Герн: «В войсках Кенесары за отличие в действии первая награда есть выдача казенного оружия, в коем порядок соблюдается следующий: после обыкновенного древка или укрюка выдается пика с наконечником; потом большой прямой нож… Потом кривая сабля; далее жалуется есаулом».
  9. Исследователь Л. Мейер: «Кенесары был храбр донельзя».
  10. Урядник Андрей Иванов, побывавший в плену у Кенесары в 1844 году: «Во время нашего плена жестокого обращения с нами не было, а заставляли только добывать дрова и рыть колодцы. По распоряжению Кенесары все пленные были размещены по разным аулам и хозяевам, виделись между собой только во время перекочевок, а в прочее время к свиданию друг с другом старались не допускать. Хозяев наших Кенесары заставлял нас кормить и не дозволял делать обид».
  11. Ученый М. Махмудов: «Кенесары — национальный герой казахского народа».
  12. Известный путешественник П.П. Семенов-Тян-Шанский: «Кенесары — это Митридат киргизской степи».

Польский ссыльный Адольф Янушкевич поражался личности Кенесары, сравнивал его с Абд аль-Кадером, вождем алжирского народа, в борьбе против колонизации французов в ХIX веке. Не прошел мимо судьбы К. Касымова и французский писатель Жюль Верн. Свидетельством тому является вариант рукописи  романа писателя о Кенесары, обнаруженный в Санкт-Петербургском архиве.

Навеки в памяти народа

Таким образом, национально-освободительная, антиколониальная война казахского народа под предводительством Кенесары Касымова не увенчалась успехом. Иного исхода в тех конкретных исторических условиях не могло быть. Тому было много причин. Основные причины поражения восстания заключались в следующем.

Во-первых, все прогрессивные начинания Кенесары тормозила феодальная раздробленность, усиленно разжигаемая местной правящей верхушкой. Большинство казахских султанов и богатых влиятельных биев не поддерживали мятежного хана. Причина заключалась не только в том, что те состояли на службе у русского царя. Они вообще не были заинтересованы в образовании и укреплении независимого национального государства.

Во-вторых, в то время крайне неблагоприятно сложилась международная обстановка. Ни одно из соседних государств не было заинтересовано в объединении казахских земель в одно крепкое государство. И царская Россия, и Китай, и среднеазиатские ханства (Коканд, Хива, Бухара) стремились использовать казахские степи в своих целях, боролись между собой за власть над казахами. Они были заинтересованы в сохранении Казахстана в том положении своеобразного буфера, в котором он и находился.

В-третьих, национально-освободительная война велась на два фронта: против Российской империи и среднеазиатских ханств. Отсюда она была весьма длительной и изнурительной. При этом царское правительство стравливало казахов между собой, а на восставшего хана наклеивало ярлык деспота, тирана, разбойника, врага казахского народа. Безусловно, прием не новый. Но, как правило, весьма эффективный.

В-четвертых, военные силы царской России и среднеазиатских ханств заметно превышали силы Кенесары, К тому же ко времени Кенесары царизм прочно обосновался в важнейших районах Казахстана, укрепил аванпосты, построил укрепления и не собирался добровольно покидать освоенную территорию. Как следствие, вооруженная борьба и против России, и против Коканда заранее была обречена на неудачу. Так оно, в конце концов, и случилось, когда в результате временной военной коалиции царизма с кыргызскими манапами-феодалами Кенесары был оттеснен в горы Токмака, разгромлен и убит.

Все вышеуказанные причины, вместе взятые, не позволили на том этапе осуществить основную стратегическую цель национально-освободительной борьбы. Причем до последнего времени большинству граждан нашей страны политическая жизнь казахской степи XIX века представлялась неким патриархальным «царством сна». Как отмечает видный историк З.К. Алдамжар, «в советской историографии жизнь и деятельность выдающихся людей, беззаветно служивших своему народу, защищавших его национальное достоинство, характеризовались как деяния оторванной от народа и далеко стоящей от него кучки узурпаторов власти, преследовавших узкоклассовые интересы господствующей элиты. С этой позиции абсолютное большинство национально-освободительных движений и выступлений казахского народа безоговорочно причислялось к разряду реакционных, феодально-монархических. А вопросы о том, с каких позиций, на основании каких достоверных материалов, во имя каких целей даны такие определения, не допускались. Такое, мягко говоря, «любопытство» расценивалось как отход от единственно верной марксистско-ленинской методологии, как умаление прогрессивного значения добровольного присоединения Казахстана к России, как попытка подрыва основы интернациональной дружбы народов и т.д. В конечном счете подобное «инакомыслие» жестко наказывалось». (Алдамжар З.К. История; размышления и суждения. — СПб, 2006, С.130).

Например, замечательный ученый Е. Бекмаханов за опубликование в 1947 году книги «Казахстан в 20-40-е годы XIX века» (впоследствии запрещенной и вновь выпущенной спустя 45 лет) был изгнан из университета, лишен научных степеней и званий, затем арестован, приговорен к 25 годам лишения свободы и этапирован в один из дальних лагерей ГУЛАГа. И лишь смерть в 1953 году
И. Сталина да энергичные действия по спасению Е. Бекмаханова его московских друзей-историков ускорили реабилитацию безвинно пострадавшего ученого. Однако такие испытания сказались на здоровье Бекмаханова, в возрасте 50 лет он ушел из жизни.

* * *

Только после обретения Казахстаном независимости впервые за долгие годы исследователи получили возможность изучения без вмешательства сверху и идеологического диктата проблем отечественной истории. При этом центральной темой исследований в условиях суверенитета стали освещение малоизученных проблем борьбы казахов за независимость, повышенное внимание к вопросам методологии изучения истории и историографии освободительной борьбы казахского народа. После долгого умалчивания в период колониализма и господства идеологии тоталитаризма появилась возможность объективной оценки, переосмысления. Было подтверждено, что 260 лет шла беспрерывная народная война за независимость, за восстановление национальной государственности. Тысячи и тысячи героев отдали свою жизнь за свободу и независимость родного Отечества.

Безусловно, среди этих отечественных героев полная героизма и драматизма жизнь и смерть полководца Кенесары Касымова занимает особое внимание. Факт признания Кенесары ханом трех жузов, подтверждаемый архивными данными, свидетельствует о легитимности его полномочий как всенародно избранного правителя, единственного, высшего выразителя интересов нации.

Кенесары вступил на историческую арену как продолжатель дела Абылай-хана в условиях, когда вследствие массированных выступлений царских войск нависла угроза над независимостью тех районов Казахстана, которые, несмотря на принятие Уставов о сибирских и оренбургских казахах 1822-1824 годов, продолжали сохранять политическую обособленность. Как «ловкий, своеобразный политик», он отдавал себе отчет в том, что борьба с могущественной Российской державой требует объединения сил трех казахских жузов, значительных жертв, использования не только военных, но и дипломатических усилий. Будучи вождем движения и горячим патриотом своей Отчизны, Кенесары Касымов в трудный час испытаний проявил себя как выдающийся государственный деятель, незаурядный полководец и одаренный дипломат, посвятивший свою жизнь делу борьбы за свободу и независимость. Борьба под его предводительством сыграла огромную роль в консолидации народа и заняла прочное место в его самосознании.

Знаменитый «киргизский Шамиль» в своих действиях «был подобен несокрушаемому урагану». Поэтому последний хан казахов Кенесары Касымов занимает почетное место в когорте великих деятелей своей эпохи.

Рашит КАРЕНОВ,

академик, почетный работник образования РК

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Предыдущая статьяЦена слова
Следующая статьяБольше хороших дорог
Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные