ДомойНовостиКультураЗагадки хана Кенесары

Загадки хана Кенесары

(Продолжение. Начало в № 6 от 18 января 2022 года)

На белой кошме

Опираясь на исследования историка Е. Бекмаханова «Казахстан в 20-40-е годы XIX века» (Алма-Ата, 1992, 400 с.) и писателя И. Есенберлина «Кочевники»: Историческая трилогия. Книга 3: «Хан Кене» (Алма-Ата, 1986, 232 с.), остановимся на основных этапах восстания, а также на тактике восставших и царских властей, перманентно менявшихся в течение десяти лет (1837-1847 годы).

Летом 1837 года началось мощное восстание казахов, которое стало справедливым актом-протестом, направленным против захватнической колониальной экспансии Российской империи. Став главнокомандующим армией, Кенесары Касымов начал тщательно готовиться к войне. От пленных и беглых русских солдат и офицеров, ссыльных поляков, башкир Кенесары перенимал основы русской тактики. Башкиры и русские отливали пушки, изготовляли ружья, обучали казахских воинов пешему строю. В результате главнокомандующему восставшими удалось создать дисциплинированное, хорошо обученное, мобильное конное войско.

В 1838 году состоялся разгром Акмолинской крепости пятитысячным отрядом Кенесары, который вызвал большой резонанс. Это известие быстро разнеслось по степи. И новые сотни казахских джигитов встали под знамена султана Кенесары. После взятия Актауского укрепления Кенесары в течение осенних месяцев 1838 года продолжил партизанскую войну, систематически нападая на приказы, пикеты и разъезды, уничтожая фураж и прерывая коммуникации. В целом на рубеже 1837-1838 годов отдельные разрозненные восстания, происходившие на территории Среднего жуза под руководством Кенесары, объединяются в единое движение.

В 1839 году вождь восставших приступил к давно намечавшейся задаче — объединению казахов Среднего и Младшего жузов для совместной борьбы. В связи с этим казахи Среднего жуза во главе с Кенесары стали переходить в пределы Младшего жуза, в районы Тургая и Иргиза. Эти районы надолго сделались центром национально-освободительного движения. Частые нападения восставших на приишимские укрепления вынудили российское правительство принять решение о строительстве крепости у озера Жаргалан.

В начале 1840 года Кенесары получил амнистию: возвращены были из плена его родственники. Но вопрос о характере протектората России над казахами оставался нерешенным. Надеясь на мирное разрешение этого вопроса, Кенесары прекратил всякое вооруженное сопротивление в Оренбургском крае.

Перемирие 1840 года позволило Кенесары повернуть фронт борьбы на юг. Обострение взаимоотношений казахского султана с кокандским беком было вызвано прежде всего личными мотивами. Предательская казнь в 1840 году Касыма-торе, а также братьев Кенесары султанов Саржана и Есенгельды, других потомков Абылая, ожесточили антикокандскую позицию предводителя восставших. Кстати, с самого начала освободительный борьбы до своей гибели хан Кенесары придерживался в отношении Кокандского ханства четкой линии — освобождения казахов от гнета кокандских правителей.

В 1840-1841 годы Кенесары, разрушив ряд укреплений, присоединил к себе окрестных, подвластных Коканду казахов и заставил их откочевать в сторону Тургая. Взятие ряда крепостей явилось крупной моральной победой Кенесары, поднявшей его авторитет в казахских народных массах. В результате поражения кокандский хан вынужден был предложить казахскому султану вечный союз. Но Кенесары отказался от этого и потребовал возвращения принадлежавшей казахам территории.

Военные действия Кенесары против Коканда вызвали беспокойство oренбургской администрации. Оренбургский военный губернатор Перовский потребовал объяснения. В своем ответе Кенесары четко сформулировал причины войны казахов с Кокандом: «Находившиеся при нас роды отняты кокандцами, которые прежде еще убили старших братьев моих: Саржан-султана, Есенгельды-султана, Алджан-султана, отца Касыма. Ныне в 1841 году мы отправили на Коканд войско, чтобы выручить находившиеся там роды… Из этих родов остались 6 600 кибиток».

«В 1841 году, в Год коровы, седьмого числа месяца кыркуйек — сентября — у могилы Алаша собрались предводители трех жузов. Обернув Кенесары в белую кошму, они подняли его над толпой и провозгласили ханом всех казахов». Тем самым была восстановлена казахская государственность. Встав во главе Казахского ханства, Кенесары Касымов проявил незаурядные способности государственного деятеля. В целях возрождения национальной государственности он провел административную и судебную реформы, упорядочил сбор налогов с населения и пошлин с торговых караванов. Кенесары всячески поощрял хлебопашество, торговлю, ремесленное производство.

В 1841-1842 годы на территории Сибирского ведомства происходили стычки между повстанцами Кенесары и царскими отрядами. В этих действиях особо отличился сын Саржана, юный богатырь Ержан, с известным Жеке батыром.

В начале 1842 года в составе русской администрации произошли важные перемены. Перовский был отозван из Оренбурга, и на его место назначен Обручев, который не доверял казахскому хану и не верил в возможность мирного урегулирования конфликта. Одним словом, в 1842 году перемирие, установившееся со Степью в 1840 году, было нарушено. «Сибирский отряд под командой Сотникова напал на аулы Кенесары — угнал большое количество скота и увел в плен до 10 человек, в том числе жену Кенесары — Кунимжан. Несколько позже Сибирским отрядом были разбиты аулы Кенесары, кочевавшие при Аксакалтобе, и угнаны 1 000 верблюдов, 3 000 лошадей, 10 000 баранов, и убито 100 человек». В этих условиях Кенесары вынужден был выступить против сибирских властей. Вновь начались вооруженные столкновения с царскими отрядами.

«В 1843 году — в Год зайца, 27 числа месяца маусым-июня, царь Николай І приказал оренбургскому военному губернатору отрядить широкую карательную экспедицию против мятежного хана, покрыв ее издержки за счет подворного налога на месте. За тот же счет подтверждалась выплата премии в размере трех тысяч рублей за голову самого Кенесары».

В августе 1843 года отряд из 5 000 человек под общим командованием полковника Бизанова вместе с султанами А. Джантюриным и Б. Айчуваковым выступил из крепости Сахарной для уничтожения мятежного хана Кенесары. Другие отряды, сформированные в Западно-Сибирском генерал-губернаторстве, выступили из Омска, Петропавловска и Каркаралинска.

В книге Е. Бекмаханова сражение противоборствующих сторон, не давшее правительству желаемых результатов, описывается так: «Отряд полковника Бизанова… двинулся сперва по реке Иргиз, а затем по нижнему течению реки Улкаяк, где кочевали аулы Кенесары. Здесь он столкнулся с небольшим отрядом Наурызбая, специально высланным в разведку. При столкновении Наурызбай был тяжело ранен, однако ему удалось с боями скрыться в степь. Бизанов, утомленный длительными, изнурительными переходами, не стал его преследовать. Вместо этого он направился в сторону аулов Кенесары и захватил там значительное количество скота. Но дать бой самому Кенесары ему не пришлось. Отряд Ахмета Джантюрина, шедший со стороны Тобола, опоздал и не смог присоединиться к отряду Бизанова.

Прибыв 17 сентября 1843 года в Тургай, султан Ахмет Джантюрин узнал, что отряд Бизанова, измотав в боях силы и ничего не добившись, вернулся в Орск. Джантюрин был вынужден возвратиться к Тоболу. Так бесславно окончился поход Бизанова.

Остальным царским отрядам также не удалось навязать сражение Кенесары. Со своими джигитами он маневрировал в степных просторах, изматывая силы противника. Обессиленные отряды в связи с ранним наступлением холодных осенних дождей вынуждены были прекратить военные действия и покинуть степь».

В 1844 году национально-освободительное движение достигло наивысшего подъема. Царское правительство на подавление восстания Кенесары вынуждено было направить значительные силы во главе с опытными генералами и офицерами генерального штаба. Войска выступили из трех пунктов, сходясь в одном месте, чтобы окружить и уничтожить военные силы и кочевья Кенесары. В этих боях хан проявил себя как стратег, выдающийся полководец. Заблаговременно создав агентурную сеть, Кенесары, внимательно следя за каждым шагом передвижения царских войск, умело разъединял их, пуская по ложному следу. Для маневренных действий он создал небольшие подвижные конные отряды, которые совершали быстрые переходы, выступали как ударная сила или как заслон. А сам Кенесары во главе основных сил, избегая фронтальных сражений, наносил ощутимые удары войскам по отдельности там, где его не ожидали. Понеся большие потери, правительственные войска вынуждены были вернуться в Оренбург и Омск.

Взятие Екатерининской станицы, охранявшейся казачьими войсками, в августе 1844 года — одно из проявлений доблести Кенесары. Восставшие держали в осаде станицу четыре часа. За это время форштат Елизаветинский станицы Екатерининской был полностью сожжен. Захвачены все жители, выехавшие в поле. Сгорело 36 домов, угнано 133 лошади, 393 голов рогатого скота, 1547 овец, сожжены сено и хлеба. Общий ущерб составил 16600 рублей. Эту сумму войсковое правление пыталось взыскать с кенесаринцев вплоть до 1853 года, ежегодно направляя жалобы в Пограничную комиссию… (Абдиров М. Завоевание Казахстана царской Россией и борьба казахского народа за независимость. — Астана 2000, c. 177).

О том, как в военных операциях 1844 года ярко проявилось военное искусство непокорного хана, А.Ф. Рязанов в своем известном историческом очерке отметил: «Летняя кампания 1844 года закончилась материальной победой Кенесары. Закончив свои операции против русской границы, султан возвратился на свои зимовки в пески Кара-Кум. Все отряды, высланные против него в течение лета: Лебедева, Жемчужникова, Дуниковского, наконец, отряды султанов-правителей, возвратились на линию не только не выполнив своей задачи — уничтожить Кенесары, но даже не могли прикрыть линию и защитить от мести султана приверженцев России» (Рязанов А.Ф. Восстание Кенесары Касымова (1837-1847 гг.): Исторический очерк. — Алма-Ата, 1993, 32 с.)

В 1845 году между Кенесары и генералом Обручевым начались переговоры о перемирии и обмене пленными. С этой целью оренбургское начальство сочло необходимым направить в ставку хана посольство, возглавляемое попечителем прилинейных казахов Долговым, и посольство, возглавляемое поручиком Генерального штаба Герном. Они в соответствии с полученными инструкциями поставили перед Кенесары неприемлемое условие: восставшим разрешалось кочевать в пределах ограниченного региона, определенного правительством.

Оскорбившись предложенными унизительными условиями, Кенесары убедился в бесполезности ведения дальнейших переговоров. Не добившись поставленной цели, царские посланники вынуждены были возвратиться обратно. При этом Долгов довел до сведения оренбургской администрации ответ казахского хана о том, что он согласится принять протекторат России при следующих условиях. Должны быть уничтожены все русские укрепления, захваченные земли возвращены казахам, должны быть приостановлены грабежи и насилие в степи.

В том же 1845 году царское правительство, убедившись в невозможности победить мятежного казахского хана путем посылки в степь военных экспедиций, вынуждено было искать другие пути. Оно заложило среди кочевий Кенесары два мощных укрепления: одно на реке Иргиз, другое — на Тургае. Постройка этих укреплений сделала их опорными пунктами наступления на кочевья хана и сильно затруднила положение повстанцев. Как писал А.Ф. Рязанов, «…перед ним лежали две перспективы: 1) или покориться русскому правительству и признать над собою власть султанов-правителей, которых он презирал и ненавидел за измену и предательство. В этом случае в знак милости правительство обещало пожаловать султану земли, когда-то принадлежащие знаменитому его деду Аблай-хану, наследником которого он считал себя, или 2) следуя традиции великого независимого деда, оставить свои наследственные земли и силой оружия проложить себе путь на восток, к пределам Китая, Восточной Бухары или отвоевать у Коканда старые казахские земли по среднему течению реки Сыр-Дарьи».

Кенесары Касымов принимает решение оставить Сарыарку и перенести центр освободительного движения в районы Туркестана и Семиречья. Здесь он намеревался вовлечь в борьбу казахов Старшего жуза и присоединить к себе киргизов для совместных действий против Коканда и русского царизма. Уход Кенесары из степей Центрального Казахстана был тяжелым ударом для повстанцев.

(Продолжение в следующих номерах газеты)

Рашит КАРЕНОВ,

академик, почетный работник образования РК

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные