ДомойНовостиКультураПалитра любимого края

Палитра любимого края

Летопись шахтерской столицы, созданная художниками разных поколений

Каждый мазок, нанесенный на холст, — это ода родному городу. Его образ волновал живописцев с момента основания и до дня сегодняшнего. Разглядывая полотна, словно погружаешься в уютную атмосферу прошлого, динамику современности с их особым темпом жизни.

Караганда, получившая статус города в феврале 1934 года, обязана своим рождением залежам каменного угля. Первооткрывателем угольного месторождения был пастух Аппак Байжанов, который в 1833 году нашел куски каменного угля в урочище Караганды. Этот исторический момент отражен в картине Петра Антоненко «Воспоминание. Аппак Байжанов» (1981). Тема зарождения Караганды своеобразно преломляется и в работе «Аппак Байжанов» Сейтмахана Калмаханова (1982), повествующей в романтическом, приподнятом тоне о чудесной находке пастуха.

История шахтерской столицы находит воплощение в различных жанрах изобразительного творчества, поэтому характерно обращение карагандинских художников к темам труда, индустрии, повествованию о созидательной деятельности человека. Городской и индустриальный пейзаж превращается в своего рода «исторический», так как в его развитии непосредственно и опосредованно отражаются время, его конкретные черты, «биография» города.

Одними из первых к этой теме обратились репрессированные художники Карлага: Караганда «лагерная», жестокая и страшная, убогая и печальная — сюжет для пейзажных композиций Владимира Эйферта, акварельных листов Артура Фонвизина, Леонида Гамбургера.

Образ старой Караганды воспроизводит Гелярий Гилевский, проживший здесь более 50 лет и отдавший ей пыл своей души. Он создал свыше ста работ — своеобразную художественную летопись родного города с полуземлянками, мазанками, шахтными поселками, терриконами: «Окраина старой Караганды», «На древней земле», «Старая Караганда», «В старой Караганде», «Среди терриконов». Панорамность, жестковатый рисунок, контрастность цветовых отношений, внутренняя динамика и энергия наполняют пейзажи Г. Гилевского — художественную память о прошлом города, своего рода документы эпохи.

Старую Караганду пишут Ю. Шабанин, ученик Г. Гилевского («Осень. Память о старой Караганде», «Уголок старой Караганды»), П. Реченский («Старый город»), А. Сизинцев («Старый город»), М. Абылкасов («В старом городе», «Район старого города»).

1950-е годы — начало большого строительства. Широкое развитие получает городской и индустриальный пейзаж. Художники размышляют о неизбежности обновления тесного, старого города в город больших улиц и проспектов. Работы начала 1950-1960-х годов пронизаны оптимизмом и радостью созидания. Удачно найденная гамма теплых тонов в окраске зданий придает большую целостность архитектурному облику. По пейзажам можно проследить, как постепенно росла, меняла свой облик, преображалась шахтерская столица: В. Крылов «Караганда строится», «Караганда. Бульвар мира», П. Антоненко «Караганда».

Интерес к повседневной жизни становится лейтмотивом в произведениях художников второй половины 1960-х — начала 1970-х годов. Объектами внимания становятся уютные кварталы невысоких жилых домов, городские будни. Современность живет в самом мироощущении живописцев тех лет, которые обновили традиционные сюжеты. Повседневность, будничность, простота мотива возведены в степень социального и эстетического кредо. Ощущение времени передается самой атмосферой жизни, ненавязчиво и несколькими деталями. Городские пейзажи П. Андреюка «Солнечный день. Улица Аманжолова», «Караганда. 1960-е годы. 32 квартал»; А. Сизинцева «Утро Караганды», «Вечерняя Караганда», «Зима в Караганде», «Зимняя Караганда» отличаются достоверностью, выбором характерных мест, передают впечатления от натуры и настроение.

1960-1980-е годы — вершина горняцкого подвига. Образ Караганды как шахтерского сердца Сарыарки — самостоятельная линия, акцентирующая различные варианты отображения нашего края. Работы известных мастеров В. Шамшина «Шахта Майкудукская», В. Шульги «Шахта 38», а также талантливых самодеятельных живописцев П. Косарева «Шахта 37», И. Зинькова «Шахта Кировская», «Шахта Стахановская», созданные в 1970-е годы, по праву вошли в летописный фонд областного музея изобразительного искусства.

Эта тема в жанре пейзажа стала главной для живописцев и графиков разных поколений. Промышленное развитие Центрального Казахстана оказало решающее воздействие на формирование сурового стиля в творчестве художников. В поле их зрения вошли не только угледобывающие предприятия, но и заводы, фабрики, рудники, Казахстанская Магнитка, канал Иртыш-Караганда. В многочисленных полотнах проявился гражданский пафос мастеров, запечатлевших в выразительных образах громадный размах карагандинской индустрии, что отражается в творчестве мастеров старшего поколения: С. Саносяна, В. Крылова, М. Подлесных. К ней так или иначе обращались П. Андреюк, П. Антоненко, А. Сизинцева, К. Есиркеев, М. Байтенов и другие.

Одно из ведущих мест в этом плане по праву принадлежит С. Саносяну, известному автору монументальных индустриальных пейзажей, созданных во второй половине 1970-х — 1980-х годах. Карагандинский металлургический комбинат стал значительной частью творческой судьбы живописца. Картины «Магнитка. 1-я домна», «Магнитка. 4-я домна», «Домна 9-й пятилетки», «Красная домна», «Ритмы Магнитки», «Казахстанская Магнитка» — это поистине гимн современной индустрии. Этапные работы «Топарская ГРЭС», «Канал Иртыш-Караганда» — обобщенный образ, возвеличивающий человека-созидателя. Каждая картина строится целостно, эпично и полнокровно. Конструктивность, подчеркнутая ритмичность, контрастность цветовых сочетаний выражают метафоричность авторского замысла.

Своеобычны индустриальные полотна К. Есиркеева. Художнику присущи графичность, сдержанный колорит, отвечающие духу современности, подчеркивающие характер самого изображения.

В 1970-1980-е годы городской пейзаж становится разнообразнее. В произведениях мастеров находят отражение произошедшие перемены. Возникает интерес к изображению зданий, уникальных и выразительных: П. Антоненко «Гостиница «Чайка», «Магазин «Юбилейный», П. Андреюк «Проспект Нуркена Абдирова строится», Г. Гилевский «Проспект Нуркена Абдирова». Появляется попытка создать образ горожанина, современника художника, участника великих преобразований.

В 1970-е годы усиливается лиропоэтическое начало в творчестве карагандинских живописцев. Это может быть ностальгия, щемящее чувство невозвратимости уходящего. Лирически воспринимаются работы С. Саносяна «Заброшенная калитка», «Окраина Караганды. Дударай», С. Калмаханова «Окраина», отображающие незатейливые, скромные эпизоды. Мотивы старых уголков родной Караганды, тихих и милых сердцу, звучат в картинах-вариациях на тему «Сумерки. Дворик детства» Л. Смирновой, изысканных по цвету, утонченных, эмоциональных.

Панораму Караганды в пространстве и времени разворачивает Е. Айтуаров в картине «Сарыарка — Караганда». Художник вводит в восприятие промышленного города с пришахтными копрами, обновленными проспектами, героикой шахтерского труда. Декоративность и звучность цвета вызывают воодушевление, ассоциируют действие с буднями и праздниками. Конкретная повседневность обретает образную многозначительность, монументальную обобщенность.

Тема города остается программной и в новом столетии. Настоящий «изобразительный» рассказ о Караганде — живописные работы С. Щеголихина. Мажорный тон, эмоциональная наполненность цвета, импрессионическое письмо — отличительные качества его дарования. Автору свойственны обостренное внимание к явлениям мира, умение удерживать в памяти редкие впечатления, передавать активную жизнь городской среды: «Зима в городе», «Ливень в Караганде», «У театра им. К.С. Станиславского», «Воскрешение».

К образу города обращаются и художники нового поколения. Не устаревает шахтерская тема («Шахтерские будни» М.С. Калмаханова). Однако живопись становится свободнее, легче в сравнении с «шестидесятниками». Излюбленными «персонажами» городских пейзажей остаются Дворец культуры горняков, Летний театр и Театр им. К.С. Станиславского. И. Басаев выполнил серию «Силуэты городов Сарыарки — Караганды и Астаны». Тонкий колорит, переливы цвета, легкие, прозрачные лессировки отличают акварель «Фонтан «Каскад».

Значительное место эта тема занимает в творчестве О. Дроздова. Ей он посвятил картины «Весна-61», «Серый день», «Мартовский вечер», «Весенний вечер», «Музыкальная школа» и многие другие. Особенно близка художнику послевоенная архитектура, которая интересна сама по себе. Он любит ту Караганду — Караганду детства, юности.

Отражение некоторых аспектов воплощения городской темы показывает, что для наших художников — это не фон, а фонд творчества, фактор вдохновения, та часть жизненной среды, из которой они черпают необходимые впечатления и первообразы. Старое и новое органично соединяются. Прошлое в его связи с современностью интересует авторов разных поколений. Неравнодушное отношение, их сопричастность как непосредственная связь между природой, городом и человеком делают их искусство глубоко гражданским, оптимистическим.

Городской и индустриальный пейзаж — это одна из граней Большой художественной эпопеи о Караганде, ее истории, индустрии, поэзии, экологии.

Лариса ЗОЛОТАРЕВА,

профессор искусствоведения КарУ им. Е.А. Букетова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные