Наследие Золотого улуса

371

В октябре нынешнего года состоялось открытие историко-культурного комплекса «Жошы-хан», расположенного рядом с мавзолеем старшего сына Чингисхана. Первым его посетил Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, который не раз подчеркивал, что одна из важных задач заключается в развитии туристического потенциала этого исторического места. Улытау должен стать центром притяжения и поклонения великим предкам.

(Окончание. Начало в номере от 11 ноября 2021 г.)

Из сочинения ученого XIV века Рашид ад-Дина «Сборник летописей» («Джами ат-таварих»): «В первые же годы деяний Чингис-хана… его жена, упомянутая Бортэ-фуджин, забеременела Джучи-ханом. В такое время род меркит разграбил жилище Чингис-хана и увел [в полон] его жену, которая была беременна… Хотя это племя до этого враждовало и спорило с Онг-ханом, государем [племени] кераит, но в то время между ними был мир, поэтому они отослали Бортэ-фуджин к Онг-хану. Так как последний с отцом Чингиз-хана были побратимами и Чингиз-хана [Онг-хан] называл сыном, то он почитал и уважал Бортэ-фуджин, содержал ее на положении молодой снохи и оберегал от посторонних взоров. Так как она была очень красивой и способной, то эмиры Онг-хана между собой говорили: «Почему Онг-хан не берет [себе] Бортэ-фуджин?» Он ответил: «Она на положении молодой жены моего сына и находится у нас в безопасности; неблагородно смотреть на нее с коварными намерениями». Когда Чингиз-хан об этом обстоятельстве узнал, он послал к Онг-хану с просьбой вернуть обратно Бортэ-фуджин одного эмира по имени Саба, из числа вагуд’ов рода джелаир… Онг-хан, оказав ей внимание и заботу, отправил ее вместе с Саба. В пути неожиданно появился на свет сын, по этой причине его назвали Джучи. Так как дорога была опасной и не было возможности остановиться, а соорудить колыбель трудно, Саба замесил немного мягкого теста, завернул в него ребенка и взял его в полу своей [одежды], чтобы его [ничто] не тревожило. Он вез его бережно и доставил к Чингиз-хану».

Почти дословно повторяют эту историю неизвестный автор «Родословия тюрков» (XV в.), Хафиз-и Таныш Бухари и хивинский хан Абу-л-Гази, писавший свою историю на основе труда Рашид ад-Дина. Последний добавил к сведениям Рашид ад-Дина объяснение выбора имени Джучи: «Чингиз-хан, увидев этого своего сына, сказал: «К нам благополучно прибыл новый гость!» Монголы на своем языке гостя, в первый раз пришедшего, называют словом «джучи». По такому обстоятельству дано этому сыну имя Джучи».

Словом «зочин», или «джучи», монголы называли человека, впервые пришедшего в гости. Но ученый Зардыхан Кинаятулы выдвинул еще гипотезу: «джучи» может быть истолковано как «широкогрудый», «великан» или это имя было дано в честь одного из старших родственников.

Улус Джучи

История его создания начинается с 1207 г. Согласно «Сокровенному сказанию» в этот год Джучи совершил поход, в ходе которого власть Чингисхана признали «лесные народы» (предки современных бурят), ойраты, енисейские киргизы и еще ряд племен. Чингисхан похвалил Джучи за то, что тот сумел подчинить эти народы без боя, и даровал новоприобретенные земли ему в подданство.

По средневековому монгольскому наследственному праву старшие сыновья получали самые отдаленные владения еще при жизни отца, тогда как его «Коренной юрт» наследовали после его смерти младшие дети. Джучи как старший получил только что завоеванные земли, которые на тот момент и были самыми удаленными. Но уже вскоре империя начала бурную экспансию на запад. К 1221 году Улус Джучи присоединил себе Хорезм и земли к северу от него, населенные преимущественно кипчакскими племенами.

Около 1224 г. Чингисхан провел официальный раздел Монгольской империи между своими сыновьями, братьями и племянниками. Именно в это время и происходит официальное закрепление статуса Улуса Джучи.

В «Сокровенном сказании» приводится следующая информация: «Порешив выделить уделы для матери, сыновей и младших братьев, Чингисхан произвел такое распределение. Он сказал: «Матушка больше всех потрудилась над созиданием государства. Чжочи — мой старший наследник, а Отчигин — самый младший из отцовых братьев». Ввиду этого он, выделяя уделы, дал 10000 юрт матери совместно с Отчигином. Мать обиделась, но смолчала. Чжочию выделил 9000 юрт, Чаадаю — 8000, Огодаю — 5000, Толую — 5000, Хасару — 4000, Алчидаю — 2000 и Бельгутаю — 1500 юрт».

Как видим, Джучи получил наибольшее число людей из всех членов семейства Чингисхана. Брат последнего, Тэмугэ-отчигин, получил десять тысяч на двоих с матерью.

Степные интриги

Назначив Джучи правителем только что завоеванных земель, Чингисхан выделил ему 9000 юрт, тогда как сама мать Чингисхана вместе с младшим из его братьев получили 10000. Подобное распределение, вызвавшее неудовольствие матери, свидетельствует о том, что Чингисхан изначально отводил Улусу Джучи большее значение, нежели просто владениям еще одного члена рода борджигин.

После окончания курултая сыновья Чингисхана вместе с отцом возвратились в столицу государства — Каракорум. Джучи не присоединился к ним, а остался в своей ставке. Он был чрезвычайно сильным, смелым, непреклонным человеком и попытался проводить независимую политику, открыто построить независимое государство. Это явилось причиной размолвки между отцом и сыном.

Чингисхан опасался ума и особой смелости своего сына. В исторической летописи «Табанат-и-Насири» Жужани пишет в 1260 году, что Джучи не позволял монголам в Хорезме обижать кипчакских детей. Своим единомышленникам он говорил: «Похоже, каган Чингис выжил из ума, так как, опустошив столько земель, погубил столько народа. Поэтому на охоте я убью отца». Эти слова донес Чингисхану младший брат Джучи — Шагатай. Разгневанный каган послал в Хорезм доверенных людей с приказом срочно доставить к нему Джучи. «Если он откажется сюда ехать и захочет остаться в Хорезме, тут же молча убейте его», — сказал повелитель. Джучи остался в кипчакских степях, сославшись на то, что не может приехать из-за болезни. Доверенные люди передали Чингисхану, что Джучи здоров и часто ездит на охоту. Рассерженный вконец Чингисхан сказал: «Видать, в самом деле он против меня, не принял слова отца во внимание». Подумав, он послал вслед за ним войско во главе с Шагатаем и Угедеем. В это время пришла весть о смерти, постигшей Джучи.

Он умер на шесть месяцев раньше отца. О его смерти в народе ходят разные легенды. В одной из них говорится, что причиной смерти явился взбесившийся жеребец. По другой версии он был убит по тайному приказу своего отца Чингисхана, который опасался, что тот может перейти на сторону врага. Джучи не успел осуществить планы нашествия на Восточную Европу. У Джучи было несколько жен и наложниц, около 40 сыновей; от них выросли внуки, которым не было счету. Из его сыновей в исторических документах встречаются Орда-Ежен, Бату, Берке, Шибан и другие. После смерти Джучи западная часть войска приняла наследником престола его второго сына — Бату. Чингисхан одобрил этот выбор.

Мавзолеи Каракенгира

Упоминание о мавзолеях Улытау впервые встречается в труде «Шараф-наме-и шахий» Хафиза Таныша, жившего в XVI веке. В указанном труде говорится, что весной 1552 года правитель Бухары Абдаллах совершил поход в Улытау и останавливался во дворце неподалеку от мазара Жошы-хана.

Академик Каныш Сатпаев в своей научной статье «Доисторические памятники в Джезказганском районе» писал о мавзолее Жошы-хана: «Справа от горы Баскагыл, на берегу реки Каракенгир, сохранилось три старинных мавзолея, четырехугольные и с куполами, построенные из жженого кирпича. По размеру и форме эти кирпичи близки к «золотоордынскому стилю». Согласно народным легендам, это мавзолеи Алаша-хана, Жошы-хана и великого кюйши Домбауыла».

В дальнейшем в 1946 году академик Алькей Маргулан впервые провел археологические раскопки в мавзолее Жошы-хана. Там были обнаружены два захоронения. В первом найдены остатки деревянного гроба, заколоченного железными гвоздями. При дальнейших раскопках в могиле был обнаружен череп человека без верхней челюсти.

Самое интересное то, что когда попытались собрать скелет, оказалось, что не хватает костей одной руки. В могиле захоронен мужчина средних лет. В ней были найдены также кости диких животных, череп верблюда, куски обработанной кожи, ткань и знамя.

Ученый придал особое значение находке костей диких животных. По его мнению, этот факт подтверждает исторические сведения, согласно которым Жошы убили дикие куланы. Алькей Маргулан, сравнивая артефакты из захоронения с данными легенд и письменных источников, пришел к заключению, что могилы в этом мавзолее принадлежат Жошы-хану и одной из его жен.

В некоторых легендах говорится, что Жошы-хан был похоронен без одной руки, а в другой легенде — что в мавзолее похоронена только одна его рука или даже «мизинец Жошы-хана».

По мнению Алькея Маргулана, мавзолей был построен в 1228 году на годовщину покойного. Археолог Жуман Смаилов высказывает следующее мнение о датировке постройки мавзолея: «Во время Узбек хана в Золотой Орде расцвел ислам, который стал официальной религией государства. В это время потомки Жошы начали строить мавзолей в честь своих предков, и первый из них, видимо, был предназначен для Жошы. Позже здесь, возможно, был похоронен кто-то из потомков Жошы».

Можно заметить, что, несмотря на различие мнений у исследователей о времени постройки мавзолея, в любом случае в архитектурном плане он недалек от памятников Караханидской эпохи. Купол на мавзолее показывает, что он выполнен в восточном, мусульманском стиле. Это наше мнение подтверждается тем фактом, что во время раскопок в мавзолее найден ценный историко-культурный артефакт — плита с арабской надписью. Эти данные свидетельствуют о потенциально крепких позициях ислама в Великом Улусе в то время, когда был построен мавзолей.

По результатам научного исследования археологических и архитектурных особенностей мавзолея ученые приходят к выводу, что он был установлен в честь Жошы. По нашему мнению, с наибольшей вероятностью его построил Берке, сын Жошы.

Историк Джузджани так писал о Берке-хане: «Берке, сын Жошы-хана, родился во время похода на мусульманской земле. Перед рождением Берке Жошы сказал его матери: «Пусть этого мальчика воспитывает кормилица-мусульманка, его пуповину пусть разрежет мусульманин, пусть он будет вскормлен молоком матери-мусульманки и сам пусть вырастет мусульманином». Если этот рассказ правдив, то пусть Аллах облегчит для Жошы адский огонь. Несомненно, Берке вырос, осененный этим благословением, и он принял мусульманскую веру. В эту эпоху, в 658 год Хиджры (1259-1260) это был мусульманский правитель, оставшийся после Жошы».

Эти сведения наводят на мысль, что ислам пустил корни в Улусе еще со времен Жошы.

Предположение подкрепляется тем фактом, что имя одного из сыновей Жошы было Мухаммед. Таким образом, вполне вероятно, что мусульманин Берке мог похоронить отца по мусульманской традиции.

Бахытжан КОПБАЕВ,

заведующий отделом историко-культурного комплекса «Жошы-хан»

г. Жезказган — Улытауский район