ДомойНовостиКультураКак гласит родословная

Как гласит родословная

Как стальная рубаха, изготовленная среднеазиатскими мастерами три столетия назад, спасла жизнь чингизиду, который оказался предком двух карагандинских семей.

В научном паспорте музея отмечено: «Кольчуга. Приобретена в 1924 году в Акмолинске у гр-на Тунгатарова. Хранилась в роде Конуровых. Старший в роде Конур-Кульдша Худаймендин был первым старшим султаном Акмолинского округа в 1832 г.»

Более подробно кольчатый панцирь описал в 2016 году специалист по средневековому оружию, доктор исторических наук, доцент кафедры археологии и этнографии Новосибирского государственного университета Леонид Бобров: «Панцирь скроен в виде «рубахи» с рукавами ниже локтя, коротким подолом, нагрудным и подольными разрезами. Основная часть полотна сплетена из плоских и уплощенных клепаных и сварных колец круглой формы. Подмышечная часть панциря с целью повышения его эластичности выполнена из овальных колец. При изготовлении доспеха использована комбинированная система крепления. Большая часть клепаных колец соединена с помощью шипа, другие — с помощью гвоздя. Ряды клепаных колец перемежаются рядами сварных. Первоначально панцирь был атрибутирован как «кольчуга». Анализ конструкции и системы оформления колец позволили отнести рассматриваемый доспех к категории «полубайдан» и датировать XVII — началом XIX вв. Наиболее вероятно, что данный экземпляр корпусной брони изготовлен среднеазиатскими мастерами. Впоследствии панцирь был приобретен состоятельным кочевником из Северного Казахстана и использовался в ходе боевых действий (на поверхности доспеха фиксируются следы воздействия оружия противника)».

В своем труде ученый также отметил, что повреждения могли быть получены в результате ударов сабли, палаша, топора либо разрывы и «пробоины» были сделаны ружейной пулей или узким пером бронебойной пики. Изучив кольца панциря, имеющие заметные вмятины либо вовсе согнутые пополам и надрубленные, Л. Бобров сделал заключение, что это характерно для кольчужных доспехов, в которые попадали стрелы.

Здесь же историк обратил внимание на малую вероятность того, что музейный экспонат являлся боевым панцирем Конур-Кульджи Кудаймендина: «Несмотря на то что султан имел воинский чин подполковника (с 1833 г.) и полковника (с 1840 г.) вплоть до 1848 г. (когда ему исполнилось 54 года), в масштабных боевых действиях он не участвовал. Более вероятно, что рассматриваемый панцирь хранился в роде Конуровых как семейная реликвия и принадлежал одному из выдающихся предков данного рода. Подобная практика превращения предметов вооружения в семейный или родовой оберег, передаваемый от отца к сыну, сохранилась в казахском обществе вплоть до этнографической современности».

Карагандинский краевед Асылбек Алтынов узнал о существовании кольчуги случайно. В 2009 году ему в руки попала книга Марата Абсеметова «Город с тысячелетней историей» о столице Казахстана. В главе «Записки акмолинских краеведов» говорилось о том, что у истоков музейного и архивного дела Акмолинска много лет находился Леонид Семенов: «1 марта 1923 года он был назначен заведующим музеем при Народном доме. Его близкий родственник по линии бабушки Куляш, чингизид Тунгатаров принес кольчугу: «Угостишь кумысом и все». Выпил всего одну чашку, по словам Леонида Федоровича, который заплатил за нее из личных денег 20 копеек. Так состоялось рождение музея».

Тогда исследователь оставил этот факт без внимания, пока не занялся вплотную поиском информации о своих дедах. Тут необходимо пояснить, что он является прямым потомком Конур-Кульджи Кудаймендина, который оставил значительный след в истории Центрального Казахстана.

— Как известно, в 1822 году в Казахстане была отменена ханская власть. В 1829 году мой дед направил в Санкт-Петербург прошение о том, чтобы на землях, где проживал и управлял он родом алтай-карпык, организовали округ. В 1830 году прибыл отряд для заключения соответствующего договора. Таким образом, он занимал должность ага-султана Акмолинского округа с 1832-го по 1849 год. Как раз в это время началось обследование Сарыарки на предмет залежей полезных ископаемых. В 1847 году купец Никон Ушаков нашел первые залежи угля в местности Соран (нынешний город Сарань), которая входила в состав округа. Местные власти подписали разрешение на разработку и передачу земли промышленникам. Таким образом, Конур-Кульджа Кудаймендин имеет отношение, хоть и опосредствованно, к основанию не только Акмолы, но и Караганды, — объяснил А. Алтынов.

В поисках подлинников документов, подтверждающих этот факт, он обратился в областной историко-краеведческий музей, где и узнал о доспехе. Дальнейшие поиски привели к знакомству с сотрудницей Карагандинской областной универсальной научной библиотеки им. Н.В. Гоголя Ириной Гусевой, которая также имеет самое непосредственное отношение к этой кольчуге. Дело в том, что ее дед Леонид Семенов стоял у истоков создания областного историко-краеведческого музея.

Он родился в апреле 1901 года в семье приказчика, который незадолго до революции стал купцом. В 1919 году окончил Петропавловское реальное училище, а в 1923-м по своей инициативе открыл в Акмолинске уездный музей. Годом позже, как уже говорилось выше, «гр-н Тунгатаров» передал ему кольчугу.

— Нурмухаммед Тунгатаров был купцом и не последним человеком в Акмолинске. Он состоял в близком родстве с Кудаймендиным. Свой скот они держали в одном ауле (нынешний сельский округ Ахмет Нуринского района). Все ценные вещи хранились в роду. Насколько мне известно, в 1909 году туда приезжала экспедиция из Санкт-Петербурга, и внук ага-султана передал в Кунсткамеру его домбру, где она хранится и по сей день. Этот факт подтверждается соответствующими документами. Когда началась революция, прямые потомки первого старшего султана округа через Тунгатарова для сохранности передали кольчугу в музей, — объяснил Асылбек Алтынов.

Купец не случайно сделал выбор в пользу Леонида Семенова. Как оказалось, они были далеко не чужими — отец будущего руководителя музея Федор Тимофеевич был женат на внучке Конур-Кульджи Кудаймендина.

Л. Семенов в свою очередь после работы в Акмолинске, Петропавловске и Алма-Ате 15 ноября 1937 года был назначен директором Карагандинского музея, который вскоре получил статус областного историко-краеведческого.

Как гласят источники, изменение официального статуса хранилища, активная научно-изыскательская и выставочная деятельность его сотрудников под руководством Леонида Семенова способствовали тому, что Карагандинский областной краеведческий музей за короткое время стал одним из ведущих в Центральном Казахстане.

Покидая Акмолинск, рассказал краевед, он забрал наиболее дорогие его сердцу экспонаты, в том числе и кольчугу. Это был дальновидный поступок — как оказалось, после Великой Отечественный войны, когда музей будущей столицы был расконсервирован, из хранилища пропали весьма ценные предметы. Лишь благодаря этому удалось сохранить столь уникальную реликвию, которую теперь могут лицезреть все жители и гости шахтерской столицы.

Асель ЖЕТПИСБАЕВА

Похожие статьи

Лента новостей