ДомойНовостиКультураИмам Алимбеков: жизнь во имя высоких идеалов

Имам Алимбеков: жизнь во имя высоких идеалов

Как известно из истории, в июле 1917 года в Оренбурге была создана новая казахская политическая партия «Алаш». Ее возглавили вожди казахской либерально-демократической интеллигенции Алихан Букейханов и Ахмет Байтурсынов. В нее вошли известные представители казахской научной и творческой интеллигенции. Среди них был просветитель, видный общественный деятель Имам Алимбеков.

В энциклопедии «Караганда. Карагандинская область» подчеркивается: «Алимбеков Имам… после окончания казахско-русской школы в Каркаралинске поступил в Семипалатинскую учительскую гимназию. Многие годы проработал инспектором Семипалатинского отдела образования и преподавал в учебных заведениях Семипалатинска».

Имам Алимбеков родился в 1885-м (по другим сведениям — в 1883 году) в ауле № 18 Аксаринской волости Каркаралинского уезда (нынешний Каркаралинский район Карагандинской области). Его родовая ветвь: Аргын — Куандык — Алтай — Мойын — Санай — Итболды (Алдаберген). Она хорошо изучена и описана в книге А. Ахметбекулы «Алдаберген руының шежіресі» («Родословная (шежіре) рода алдаберген»).

В 1900 году он покинул родных, чтобы начать свой удивительный путь скитаний, путешествий, встреч с легендарными лидерами Казахской автономии. Его странствия начались с Каркаралинска. Здесь он познакомился с А. Байтурсыновым, подружился с А. Ермековым. Конечно, никто из троих тогда не предполагал, что спустя несколько лет они станут самыми известными личностями движения «Алаш».

Завершив обучение в Семипалатинской учительской гимназии, Алимбеков преподавал в аульной школе Егиндыбулака, в городских школах Павлодара и Семипалатинска. Посещал кружки самообразования вместе с известным в будущем сибирским революционером Е.В. Полюдовым. Промежуток времени до Первой мировой войны (1908-1913 годы) казахская интеллигенция использовала для просветительской работы среди населения. Алимбеков принимает в ней активное участие. Причем он подвергался большому риску быть арестованным, поскольку царские чиновники могли подозревать любого.

В 1914 году, со вступлением России в Первую мировую войну, социально-политическая обстановка в Казахстане стала накаляться. Это было связано с огромными потерями русской армии на фронтах и нехваткой рабочих рук для тыловых работ в прифронтовых зонах. В июне 1916 года царское правительство издало указ о мобилизации мужского населения юго-восточных окраин Российской империи на тыловые работы. Недовольство этим указом переросло в ряде мест республики в национально-освободительное восстание. В этой обстановке Имам Алимбеков вслед за А. Букейхановым и А. Байтурсыновым призывал народ не оказывать сопротивления царским властям, так как это было чревато гибелью. Восставшие были вооружены самодельными ружьями и саблями, в то время как карательные силы царской армии оснащены более совершенным вооружением.

1917-1920 годы оказались самыми бурными в жизни Алимбекова. В марте 1917-го он навестил своих каркаралинских земляков в Москве и Минске, где те отбывали трудовую повинность. Заехал в Оренбург, где редактор газеты «Казах» Ахмет Байтурсынов пригласил его к сотрудничеству. Однако скоро Алимхан Ермеков отзывает Алимбекова в Семипалатинск. Здесь он начал работать ответственным секретарем в газете «Сары-Арка».

В новых политических условиях И. Алимбеков включается в общественно-политическую деятельность. Вместе с Ермековым Имам отправляется в Уфу, Самару, Челябинск, Омск. Принимает активное участие в деятельности правительства «Алаш Орды». Среди его сподвижников — весь цвет национальной казахской интеллигенции: Ж. Аймауытов, М. Дулатов, М. Жумабаев, С. Торайгыров и другие.

Вскоре Алимбеков избирается в состав Семипалатинского временного комитета партии «Алаш», куда вошли А. Букейханов, А. Ермеков, Р. Марсеков, Х. Габбасов, Турагул Кунанбаев, С. Дуйсенбаев. Кроме того, он делегируется в совдеп от жителей Заводско–Затонского района Семипалатинска. Здесь он руководит отделом народного образования и замещает комиссара по промышленности и торговле.

В условиях сложной политической обстановки тех лет отношение адмирала Колчака, Сибирского правительства, других вождей белого движения к «Алаш Орде» было неоднозначным. Если Временное Всероссийское правительство, созданное на Уфимском государственном совещании в сентябре 1918 года, признало автономию «Алаш» и федеративное устройство России, то адмирал Колчак стоял за единую и неделимую Россию. Соответственно, алашординцев он считал сепаратистами. Автономию «Алаш» не признавали ни как орган государственной власти, ни как земское самоуправление. Более того, в 1919 году в Омске Алихан Букейханов и все правительство автономии «Алаш» были арестованы по приказу Колчака.

О напряженных отношениях казахов и Сибирского правительства свидетельствует арест в Семипалатинске 29 марта 1919 года Имама Алимбекова за его участие в деятельности Семипалатинского совдепа контрразведкой адмирала Колчака. За него заступились соратники по «Алаш Орде», сообщившие властям, что Алимбеков вошел в совдеп как тайный лазутчик партии «Алаш» и спас от гонений ряд важных лиц. Так, член Семипалатинского областного совета «Алаш Орды» Казбагаров обратился с письмом к министру внутренних дел по вопросу делегирования алашординцев в советские организации: «В 1918 году Семипалатинский областной киргизский комитет постановил делегировать в советские организации особых лиц в целях информации. Поэтому комитет делегировал гражданина Имама Алимбекова в советский Революционный штаб, сделал распоряжение уездным комитетам ввести делегатов в уездные, советские организации. Ныне, по прошествии почти года, Алимбеков арестован за участие в Революционном штабе и за писание воззваний штаба. Участвуя в штабе, Алимбеков во избежание подозрения вынужден был иногда давать подписи. Алимбеков делегирован в штаб с ведома и одобрения тайной противобольшевистской организации, это засвидетельствовали комиссии: помощник уполномоченного по охране государственного порядка Харченко, начальник киргизской тайной организации капитан Тохтамышев и Колтыпин. Алимбеков давал в свое время ценные информации, предотвратив много арестов. Он состоял членом противобольшевистских тайных организаций, ныне он заместитель председателя Семипалатинского областного совета «Алаш Орды». Арест таких активных борцов против большевиков глубоко оскорбителен и действует разлагающе. Просим распоряжения освободить Алимбекова, предать гласности материалы о нем. Алимбеков — редактор газеты «Сары-Арка», в которой он печатал статьи против большевиков».

С требованием освободить арестованного Алимбекова была направлена также «Докладная записка членов Семипалатинской областной земской управы управляющему Семипалатинской областью» (размещена на страницах 151-158 сборника документов «Алаш Орда»). В этом письме подробно рассказывается непростая история совместной борьбы алашординцев и белых против большевиков в Семипалатинске. Завершая письмо, авторы пишут о том, что в официальной русскоязычной прессе в последнее время постоянно ведется травля алашординцев, казахов в целом: «…Только бывшие деятели советской власти (смотрите № 20 газеты «Новое Слово») имеют определенную цель уронить престиж земства в глазах населения именно в тот момент, когда стремление к укреплению власти на местах становится лозунгом дня; мало того, то же земство определяется как киргизская земля, где все принадлежит одним киргизам. В этой фразе, к нашему сожалению, нельзя не усмотреть желания демонстрировать русской части населения о киргизском засилье. Подобные демагогические приемы натравливания одной части населения против другой на почве национальной, не менее острой земельной, весьма опасны, в особенности в настоящий момент, когда слои населения объединяются вокруг идеи создания российской государственности и созидательные работы в этом направлении только начинаются…

Доводя об этом до вашего сведения, мы, нижеподписавшиеся, имеем честь просить: 1) расследовать деятельность следственной комиссии и 2) принять меры к освобождению И. Алимбекова.

1919 года, апреля 14 дня

Подписали граждане: Председатель Семипалатинской областной земской управы Марсеков, заместитель председателя Семипалатинской областной земской управы Габбасов, член областной земской управы А. Сатпаев».

Благодаря вышеуказанным ходатайствам Имам Алимбеков вскоре был освобожден.

Таким образом, белое движение в России не желало признавать алашской автономии. Казахское население продолжало страдать и гибнуть от рук как белых, так и красных. Эти факторы заставляли лидеров «Алаш Орды» искать компромисс с большевиками.

В апреле 1919 года всем деятелям партии «Алаш» была объявлена амнистия, поскольку, ведя переговоры с большевиками, они пришли к взаимному соглашению по вопросам национальной автономии, которую белогвардейцы не только не желали признавать, но и разрушали. Амнистия распространялась на всех членов партии «Алаш» без исключения.

В целом алашевцы в обстановке большевистской амнистии разделились на три части. Одни стали сотрудничать с советской властью (А. Байтурсынов, М. Дулатов,
А. Ермеков), другие продолжали вооруженную борьбу (отдельные деятели Западного отделения «Алаш Орды»), а третьи предпочли эмигрировать (например, Мустафа Шокай, Раимжан Марсеков). Сотрудничавшие с советской властью были позже репрессированы, а продолжившие борьбу убиты или бежали.

С 1920-го по 1930 год, с окончательным установлением советской власти в Каркаралинске, Алимбеков входит в состав ревкома, потом уисполкома. Здесь открыл педагогический техникум и стал его первым заведующим. Он вел активную преподавательскую деятельность и в школе II ступени города Каркаралинска.

Цепь гонений на Имама Алимбекова началась с апреля 1930 года. Он был арестован окружным отделом ОГПУ за прежние связи с «Алаш Ордой». Через год освобожден, но почти сразу, через десять дней, снова взят под стражу. Препровожден в Семипалатинское ОГПУ, откуда был отпущен. Начались лихорадочные поиски укрытия от карающего меча чекистов. Караганда, Омск, Кокчетав, Петропавловск… Работа в агротехникуме. Вновь, в начале 1932 года, арест — уже в третий раз. Нашлось и обвинение. Вспомнили Имаму 1917 год, когда он участвовал в работе съезда партии «Алаш» как представитель Урало-Тургайских областей.

Следствие посчитало возможным выпустить И. Алимбекова и на этот раз. Он устроился в «Карагандаоблколхозрыбаксоюз». Но в августе 1932 года был выслан на три года в Белбалтлагерь. Отбыв срок, вернулся в Каркаралинск. Здесь его назначили руководить Бесобинской неполной средней школой-интернатом, открытой когда-то им самим.

14 марта 1937 года у Алимбекова на квартире был произведен обыск. Были изъяты важные алашординские улики: книга «Очерки по истории Алаш Орды» и томик стихов Абая. Взялись за свидетелей. Была опрошена вся Бесоба. Вскоре было сфабриковано «обвинительное заключение по делу № 11061 по обвинению Алимбекова Имама по статье 58.10 части 1 УК РСФСР» следующего содержания: «Алимбеков Имам в прошлом крупный бай, один из активных членов контрреволюционной партии «Алаш Орда», бывший ответственный редактор контрреволюционной алашординской газеты «Сары-Арка». В 1926 году был связан с лидером «Алаш Орды» Акбаевым Джакупом, который организовал вокруг себя крупных баев, алашординцев, сколотив контрреволюционную организацию, возглавил ее. Они основной своей целью поставили подготовить вооруженное восстание и свергнуть Советскую власть, а в крайнем случае откочевать в Китай. Алимбеков входил в состав этой организации, активно участвовал в ней. В 1929 году он ездил на конспиративное «совещание» в город Ташкент, где на повестке дня также стоял вопрос о подготовке вооруженного восстания. В 1932 году осужден по статье 59-12 УК к лишению свободы на 3 года, каковое отбывал в Беломорско-Балтийских лагерях. По возвращению из лагерей систематически проводил контрреволюционную националистическую агитацию среди колхозников, направленную против Советской власти: во-первых, Алимбеков И. сочинял контрреволюционные стихотворения с прямым призывом к свержению Советской власти, распространял их среди учащихся и колхозников на вечере, организованном по случаю встречи нового, 1937 года; во-вторых, Алимбеков распространял контрреволюционную агитацию против Советской демократии, дискредитируя Советскую систему выборов. Так, на предвыборном собрании кооперации в селе Бесоба говорил: «У нас в советской системе нет демократии, всякие вопросы разрешаются меньшинством»; в–третьих, Алимбеков распространял агитацию на уничтожение колхозного животноводства, призывая колхозников к уничтожению скота. Он заявлял: «…До семи голов скота можно уничтожать, за это никого не будут обвинять»; в–четвертых, Алимбеков лично сам хищнически уничтожал скот. Так, им за зиму 1937 года было уничтожено 6 голов скота; в–пятых, Алимбеков, будучи арестованным за вышеперечисленные контрреволюционные преступления, продолжал проводить контрреволюционную агитацию, заявляя: «Больше сажать некого, так как теперь Советская власть взялась за колхозников».

Обвиняемый Алимбеков Имам в предъявленном обвинении виновным себя не признал, однако его контрреволюционная деятельность свидетельскими показаниями полностью доказана. Поэтому, руководствуясь статьей 207 УПК, постановляем: 1) следствие по делу № 11061 считать законченным; 2) следственное дело по обвинению Алимбекова Имама по статье 58-10 части 1 УК передать на рассмотрение Тройки при Карагандинском областном управлении НКВД».

Следствие было закончено 12 сентября 1937 года. Через два дня тройка НКВД по Карагандинской области приняла постановление о расстреле Имама Алимбекова. 15 сентября 1937 года приговор был приведен в исполнение. К сожалению, место захоронения его неизвестно.

Долгие годы имя И. Алимбекова было в забвении. Только с обретением суверенитета Казахстаном стало возможным говорить о том, что произошло в те страшные 30-е годы прошлого столетия. Так, в архивной справке от 30 апреля 2001 года за номером С–61, составленной на основании архивного уголовного дела № 02251, говорится: «Совместным заключением УКГБ и областной прокуратуры по Карагандинской области от 28 апреля 1989 года Алимбеков Имам реабилитирован и подпадает под действие статьи 4 Закона Республики Казахстан «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» от 14 апреля 1993 года. На день ареста, 14 марта 1937 года, Алимбеков И. имел семью в составе: жена — Гатифа Заркешева, дочери — Алима и Рашида, внук — Булат».

За последние 15-20 лет появилось достаточное количество публикаций, посвященных жизни и деятельности славного сына нации. Первой в открытой печати появилась статья известного краеведа Юрия Попова «Алашординец Алимбеков». В 2005 году в связи со 120-летием видного деятеля движения «Алаш» в издательстве «Арко» вышло в свет исследование Г. Бухарбаевой и Г. Сафаровой «Имам Әлімбеков — қайта оралған есім» («Имам Алимбеков — это личность, вышедшая из забвения»). В 2010 году в связи со 125-летием была опубликована монография автора этих строк «Алаш азаттығының ақиығы Имам Әлімбеков». Кроме того, нами был издан ряд статей в журнале «Азия-Транзит» и областной газете «Орталық Қазақстан», посвященных истории жизни Имама (Имаммагзума — имя, данное ребенку при рождении) Алимбекова.

И. Алимбеков был образованной личностью, обладавшей достаточно солидными знаниями в социально-гуманитарной сфере. Его интеллектуальный уровень позволил ему быть образцом искреннего и самоотверженного служения своему народу. Он стоял у истоков алашского движения наряду с такими крупными деятелями, как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Жакып Акбаев, Раимжан Марсеков, Алимхан Ермеков. Поэтому вполне заслуживает, чтобы его имя было присвоено одной из улиц и одной из школ Караганды и Каркаралинска.

Безусловно, наш долг — помнить о том, как известный политический деятель, видный журналист, талантливый педагог И. Алимбеков, будучи верным своему долгу, не пощадил собственной жизни во имя свободы и независимости своей Родины.

Рашит КАРЕНОВ,

доктор экономических наук, академик,

почетный работник образования РК

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные