Домой30 лет Независимости РКГорькая память декабря

Горькая память декабря

В преддверии Дня Независимости Казахстана участники массовых выступлений в декабре 1986 года были удостоены памятных медалей и ценных подарков. У каждого из 28 жезказганцев-желтоксановцев — своя история. Айткуль Махметова, вспоминая о тех днях, обернувшихся для нее личной трагедией, даже спустя 35 лет не может говорить без слез.

В декабре 1986 года на митинг в Жезказгане вышли в основном студенты педагогического и политехнического институтов. Здесь протест был недолгим и бескровным. Тем не менее многие из тех, кто принял в нем участие, впоследствии были исключены из комсомола, института, уволены с работы. Большинство из них — женщины.

Жезказганка Айткуль Махметова, проживавшая в 1986 году в Алма-Ате, признается, что с трудом пережила все испытания, которые выпали на ее долю. Мучительные допросы, тюрьма, потеря мужа и горькие воспоминания. Их нельзя передать словами, и каждый раз, когда ее просят рассказать о тех событиях, ей трудно сдержать эмоции.

— Я оказалась в эпицентре страшных событий. В 1986 году после окончания техникума жила и работала в типографии «Фабрика Кітап» Алма-Аты. Училась заочно в Московском полиграфическом институте, — поделилась она воспоминаниями.

А. Махметовой тогда было всего 24 года, недавно вышла замуж, с супругом растили двухлетнюю дочь. Она помнит, как в тогдашней столице начались молодежные протесты. В первый день, 16 декабря, вышли в основном студенты, которым было по 17-18 лет.

Это было мирное шествие, говорит она. Люди шли выразить свое мнение, свое недовольство, требовали ответов, ведь у каждого народа должен быть свой руководитель, свой вождь. К студентам присоединилась и рабочая молодежь, в числе которых были Айткуль Махметова и ее муж.

— 17 декабря, когда мы вышли вновь на площадь Брежнева, начались провокации и подстрекательства со стороны. Помню, как говорили, что вышла пьяная молодежь, наркоманы и хулиганы, выставили нас с самой плохой стороны, — говорит она. — Но среди настоящих желтоксановцев таких людей не было, мы вышли за идею, с мирными лозунгами, а не устраивать погромы.

Погромы, поджоги действительно были, но делали это не протестующие. А потом начался настоящий кошмар.

— Мне очень тяжело рассказывать об этом. Я видела, как кровь льется ручьем на площади, мертвые люди — у кого голова разбита, у кого руки-ноги. Это страшно. До сих пор это перед глазами, не могу забыть, — говорит Айткуль Махметова.

Ее супруг пропал без вести 17 декабря 1986 года после разгона митингующих. Его судьба так и осталась неизвестной. Семья искала до последнего — и в Казахстане, и подавали во всесоюзный розыск. Но с тех пор никто ничего о нем не слышал — нет ни в живых, ни в мертвых. Лишь спустя 25 лет его признали покойным. Дочь выросла без отца.

Саму Айткуль задержали 26 декабря 1986 года прямо на работе. Двое сотрудников КГБ увезли ее на допрос в наручниках. На вопрос, знает ли, кто ее выдал, ответила, что уже 17 декабря на площади были люди, которые фотографировали и снимали на видео все, что происходило. Так что проблем с опознанием не было.

Было три суда. Во время первого слушания прокурор просил 20 лет, на втором — 10, на третьем — 5 лет. В итоге осудили на 2 года исправительно-трудовой колонии, которые она отбывала в Алматинской области. В то время протестовавших наказали очень сурово, как врагов народа, отмечает А. Махметова. Ее осудили по двум статьям — как организатора и распространителя листовок. В итоге дали два года, а потом отправили в Жезказган на поселение, где так и осталась жить.

Воспоминания о тюремном заключении не сравнить с ужасами декабря, уверена она. Самое страшное в воспоминаниях — это допросы: «Били, сильно били. Я всегда плачу, когда приходится все это вспоминать. После побоев я осталась с одной почкой, так и не смогла больше забеременеть, хорошо, что уже родила дочь».

В Жезказгане вновь вышла замуж, прожили вместе 10 лет, но она так и не смогла родить супругу ребенка. Со слезами уговорила мужа развестись, чтобы смог создать семью. Он не хотел уходить, но она настояла. Так и остались друзьями.

— Сегодня я живу обычной жизнью, любимая дочь подарила 6 внуков. Спустя годы, несмотря на то, что живу хорошо, сердце не заживает. Моя жизнь была разрушена тогда, в декабре 1986 года, — говорит Айткуль Абушахмановна.

Печалит ее и то, что спустя 35 лет многое не раскрыто о тех событиях. Сегодня мы можем говорить только о том, что пережили сами, что видели своими глазами, говорит она.

Жезказганские желтоксановцы хорошо знакомы друг с другом, общаются, конечно же, встречаются в годовщину тех событий.

— Я рада, что здесь, в Жезказгане, не было крови. Спустя годы узнала, что местное руководство города и УВД решили, что если молодежь не устраивает погромов и поджогов, то применять силу не нужно, — говорит А. Махметова. — Ребята знают мою историю и искренне сопереживают. Но и сегодня, когда меня просят рассказать о декабрьских событиях, наворачиваются слезы. И я очень надеюсь, что никому из казахстанцев не придется пережить такую боль.

Юлия ПУЛИНА

Фото автора

г. Жезказган

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Предыдущая статья16 декабря
Следующая статьяНастоящее шоу показали палуаны-любители
Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные