ДомойНовостиПолитикаНовый формат работы в контексте реформ

Новый формат работы в контексте реформ

Сегодня в Казахстане активно идет процесс модернизации уголовной системы с переходом ее на трехзвенную модель правосудия. Переход на эту модель, напомним, начался с 2021 года. Инициатива принадлежит Президенту РК Касым-Жомарту Токаеву. О процессе внедрения и первых результатах использования «трехзвенки» подробно расскажет прокурор Карагандинской области Кусаин ИГЕМБАЕВ.

Кусаин Абзалбекович, расскажите вкратце об особенностях трехзвенной модели уголовного процесса.

— Давайте начнем с того, что такое уголовный процесс? Проще говоря, это выявление лица, совершившего какое-либо преступление, расследование, установление вины или невиновности на основании доказательств, привлечение к ответственности в суде в соответствии с законом, если виновность доказана. Эта работа теперь переходит к новой модели трехзвенной системы. В чем суть изменений? Первое звено — следственные органы, второе — прокуратура, а третье — суд. Новая модель еще четче разграничила их полномочия. Следственный орган раскрывает преступление, собирает доказательства, прокуратура дает оценку проделанной работе, определяет необходимость направления уголовного дела в суд или на повторное расследование, а суд, рассмотрев дело, выносит приговор. Благодаря такому подходу уголовное правонарушение быстро расследуется и становится более полным. В результате это должно способствовать предотвращению осуждения невиновных, изобличению и привлечению к ответственности лиц, совершивших конкретные преступления, предупреждению коррупции.

— Чем «трехзвенка» отличается от старой модели и насколько возрастет ответственность прокуроров?

— До изменений следователь возбуждал уголовное дело, все решения принимал сам, прокурор проверял законность этих решений. Сейчас же пять ключевых решений в уголовном процессе вступают в законную силу только после согласования с прокурором.

Они следующие. Первое — признание лица подозреваемым; второе — квалификация деяния подозреваемого; третье — квалификация уголовного правонарушения; четвертое — прерывание сроков расследования; пятое — прекращение уголовного дела либо уголовного преследования. Эти изменения вступили в силу в конце 2020 года и стали первым этапом внедрения трехзвенной модели.

Теперь прокурор ведет надзор в уголовном процессе с самой начальной стадии. Например, для признания лица подозреваемым по уголовному делу следователь сначала представляет прокурору соответствующие материалы и проект постановления. В это время человек еще не считается подозреваемым и не вовлечен в орбиту уголовного процесса. Только после того, как прокурор даст согласие на постановление, лицо получит статус подозреваемого. Вместе с тем прокурор вправе отказать в утверждении постановления о признании подозреваемым, если посчитает, что соответствующих доказательств недостаточно.

Приведу конкретные примеры из статистики. За прошедший год прокурорами проверена законность более 30 тысяч решений. Из них согласовано и утверждено 27 тысяч, остальные возвращены.

После несогласия прокурора с решениями о признании подозреваемым уголовные дела в отношении 21 лица были прекращены. То есть орган хотел признать этих лиц подозреваемыми, однако прокуроры установили, что они не имеют отношения к преступлению. Тем самым мы обеспечили защиту конституционных прав граждан и предотвратили незаконное уголовное преследование, необоснованное вовлечение в дело. Помимо этого, в прошлом году прокуроры сами прекратили более 200 уголовных дел, так как проведение досудебного расследования по этим делам было необоснованным. Все это доказывает возросшую роль прокурора в следственном процессе.

Еще одна важная статистика. После отказа прокурора в утверждении решений о прекращении в суд направлено 63 уголовных дела и в отношении виновных лиц вынесены обвинительные приговоры суда. Что это значит? Мы обеспечили привлечение к уголовной ответственности виновных лиц, то есть реализовали принцип неотвратимости наказания.

Таким образом, все необоснованные решения и пробелы в делах были своевременно выявлены и устранены. Это то, что мы называем прокурорским фильтром. Такой фильтр предусмотрен в основных целях внедрения трехзвенной модели.

— Итак, первый этап перехода на трехзвенную модель — это согласование основных решений по процессу с прокурором. Что происходит во время второго этапа?

— Второй этап повысит ответственность прокурора. Ведь теперь, когда расследование по особо тяжким делам завершено, следователь готовит по делу только отчет, а обвинительный акт составляет сам прокурор.

Вы спросите, как было до этого? Ранее обвинительный акт готовил сам следователь и вместе с материалами дела передавал прокурору. Прокурор по результатам изучения утверждал обвинительный акт и направлял дело в суд или, в случае выявления нарушений, возвращал следователю.

Теперь прокурор, изучив материалы уголовного дела и отчет следователя, оценив собранные доказательства, принимает решение о составлении обвинительного акта либо о возвращении дела без его составления. Это нововведение, как я уже говорил, будет внедряться поэтапно. По категориям уголовных дел. С этого года прокурорами составляются обвинительные акты только по особо тяжким преступлениям, со следующего года — по делам коррупции, а с 2024-го компетенция по составлению переходит к прокурору по всем остальным категориям.

Эти полномочия возложили на нас не только власть, но и ответственность. Если во время суда в деле обнаруживается пробел, то ответственность возлагается на прокурора, утвердившего решение либо составившего обвинительный акт. Поэтому в первую очередь мы будем использовать эти полномочия для недопущения нарушений конституционных прав граждан в уголовном процессе.

Теперь что из этого мы будем делать? Внедрение трехзвенной модели уголовного процесса позволило добиться положительных изменений. Уже сейчас эти позитивные изменения невозможно не заметить. На стадии расследования роль прокурора усилилась. В результате суды, в которых внедрялись нововведения, стали реже возвращать уголовные дела. То есть с участием прокурора качество расследования дела возросло. Вместе с тем с момента регистрации каждого уголовного дела, благодаря усилению прокурорского надзора, уменьшился возврат судом дел прокурорам на их повторное расследование. А это в свою очередь экономит время, исключает затягивание следствия и обеспечивает защиту прав лиц, вовлеченных в уголовный процесс.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством основными задачами, предъявляемыми к следственным органам, прокуратуре и суду, являются привлечение лица, совершившего преступление, к соответствующей ответственности в строгом соответствии с требованиями закона, быстрое и полное проведение расследования, обеспечение возмещения ущерба потерпевшим.

— Цифровым технологиям есть место в новой модели?

— Уместный вопрос. Зачем нам вообще цифровизация? Для максимальной оптимизации хода работ. Поэтому цифровизация является неотъемлемой частью трехзвенной модели.

В начале интервью я говорил, что основные процессуальные решения по каждому делу согласовываются с прокурором и утверждаются им. Этот процесс полностью осуществляется в электронном формате. Сейчас следователю не нужно распечатывать постановление на принтере и приносить его на согласование прокурору. Все эти действия проводятся в специальной информационной системе. Неважно, расследуется ли дело на бумаге или в электронном виде, процедура согласования решений с прокурором полностью перенесена в онлайн-формат. Какие преимущества это дает? Не секрет, что ранее на практике встречались такие факты, как изменение процессуальных документов, замена доказательств, их умышленное уничтожение, умышленная утрата дела. А с переходом на цифровой формат это невозможно. Никто не может войти в документ и изменить хоть одну букву. Это важно.

Теперь расскажу о преимуществах электронного делопроизводства. В 2018 году в Карагандинской области зарегистрировано всего 420 электронных дел. Это составило 1,5% от общего количества дел. А в прошлом году, то есть по итогам 2021-го, мы расследовали 81% всех уголовных дел, то есть более 13 тысяч дел в электронном формате. Теперь сравним: 81% — в прошлом году, три года назад — 1,5%. А за прошедшие 3 месяца этого года этот показатель достиг 94%. Как видите — разница колоссальная.

Это не единственное преимущество. Сегодня прокурор может дистанционно проверять уголовные дела. То есть он, не выходя из своего кабинета, сидя перед компьютером, анализирует, насколько качественно проводятся следственные действия. Для этого не нужно запрашивать у следственных органов само дело и работать, сидя между пачками документов. Это осталось в прошлом.

— На фоне многочисленной критики в адрес надзорного органа со стороны общественности о волокитстве и порой откровенном незнании своего дела это, наверное, самый главный вопрос — готовы прокуроры работать в новом формате?

— Ничего не делается быстро: на все нужно терпение и время. Очевидно, что внедрение каких-либо новшеств не так просто. Будь ты прокурором или журналистом — ведь все мы люди. Чтобы во всем тщательно разобраться, нужно время. Хочу сказать, что мы постоянно ведем работу по повышению профессионального уровня и квалификации прокуроров. Особенно стараемся как можно чаще прибегать к практике, отдаем предпочтение практическим занятиям. Разработали алгоритмы работы нового формата и памятки для прокуроров и следователей.

Кроме того, в области действует межведомственная рабочая группа для обеспечения эффективного взаимодействия органов прокуратуры и следствия. В ней оперативно решаются проблемные вопросы внедрения трехзвенной модели. Идет обмен мнениями, выносятся общие решения по оптимизации работы, устранению недостатков. В результате повысилось качество процессуальных решений, в разы снизилась доля отказов в их утверждении прокурором.

Главное, чтобы нововведения способствовали соблюдению конституционных прав граждан, качественному и своевременному проведению расследования.

Беседу вела Оксана МЯГКИХ

Похожие статьи

Лента новостей