Прибывшие по операции «Жусан» женщины не всегда рассказывают о себе всю правду

352

Немало среди них таких, кто скрывает ее и ссылается на то, что якобы не знали о том, куда мужья их увозят. В этом уверен директор Центра по противодействию религиозному экстремизму при университете «Нур-Мубарак» Тимур Нусипханов. О том, как отличить ложь от истины, он рассказал во время встречи с теологами нашего региона.

В обучающем семинаре по проведению индивидуальной адресной работы, который проходил в течение двух дней, приняли участие порядка 30 теологов области. Открывая встречу, лектор отметил, что в каждом регионе есть свои особенности в профилактике по противодействию экстремизму. Более того, к каждому, кто стал жертвой деструктивного религиозного течения (ДРТ), необходимо применять индивидуальный подход.

Первыми, кто сталкивается с людьми, подвергшимися экстремистским настроениям, становятся священнослужители. Поэтому, когда в университете «Нур-Мубарак» решили уделить больше внимания структурам ДРТ, то в первую очередь начали повышать квалификацию имамов. Но как только страна столкнулась с террористическими актами и ростом экстремистских настроений, наравне со служителями культа стали выпускать религиоведов.

— Пять лет назад при вузе открылся институт переподготовки специалистов по профилактике экстремизма, потому как на тот момент остро стоял вопрос по подготовке специалистов, которые смогли бы оказывать сопротивление радикальным течениям. Большинство прихожан, которые посещают мечети, не читают специализированную литературу, а ищут информацию в интернете. Позже они перестают верить имаму и становятся последователями нетрадиционного ислама, — говорит Т. Нусипханов.

Институт, позже переименованный в Центр по противодействию экстремизму, начал внедрять новую методику профилактической работы. Были обучены не только священнослужители, но и религиоведы, которые не всегда являлись практикующими мусульманами.

Одним из главных направлений деятельности центра является реабилитация женщин, вернувшихся на родину посредством операции «Жусан». По словам теолога, именно они по возвращении домой первым делом упрекали соотечественников в отсутствии должного духовного образования. Между тем университет обладает обширной библиотекой, в которой хранится свыше 10 тысяч книг на арабском языке.

Этим гражданкам со стороны профессиональных религиоведов уделяется особое внимание, потому как со временем стало ясно, что заслуживающие наказания казахстанки чудом его избежали на родине.

— По приезде они повторяли заученные фразы встретившим их психологам и теологам: «Уехала вслед за мужем, об исламском государстве (запрещенном на территории РК) ничего не знала, жила в светской семье. Хотела жить в Турции и Египте, не думала, что окажусь в зоне боевых действий. Лишь только когда попала в Сирию или Ирак, узнала, где на самом деле оказалась». Это повторяли все прибывшие женщины, и многие были неискренними. Они понимали, что если будут рассказывать о том, как их били мужья, везли через границу насильно или обманом, то общество и закон их пожалеют. Предоставляли ложную информацию. В то же время эти женщины отвечали на заданные им наводящие вопросы. К сожалению, очень многие из нас считают, что надо задавать правильные вопросы и получать правильные ответы. Таким образом мы убеждаем себя в том, что сидящий напротив нас человек говорит правду, а он в свою очередь не признается в содеянном, — сетует теолог.

Лишь после курсов реабилитации, которые длятся около года, они пусть не полностью, но психологически восстанавливаются. И тогда наступает признание. Делятся истинными причинами отъезда в ИГ, некоторые говорят, что до сих пор поддерживают связь по телефону с осужденными мужьями. Свой переход в деструктивное течение мотивируют тем, что в свое время не имели возможности пойти в мечеть, так как там преобладали прихожане-мужчины, а женщин-преподавательниц не было.

— Одна из реабилитированных призналась, что вышла замуж по собственной воле в 16 лет. Сначала уехала в Египет, жила в роскоши, ни в чем не нуждалась, сорила деньгами, отреклась от родных. Пока так называемый «халифат» не начали бомбить. Тогда она вспомнила о родине и близких. Восточная сказка закончилась, теперь у нее проходят суровые будни дома. Но факт того, что она рассказала обо всем, очень важен для нас, — говорит Тимур Нусипханов.

Теолог также отмечает еще одну важную составляющую — женщины начинают проявлять интерес к традиционному исламу. И самое главное, что, будучи многодетными матерями, они перевоспитывают своих детей в русле настоящей религии.

Самал АХМЕТОВА