Когда объятия не дружеские

403

Общественница рассказала, как помочь ребенку пережить трагедию. Дети в контакте с законом. Так директор ОФ «Право» Ольга Рыль называет несовершеннолетних, которые либо сами совершили преступление, либо стали жертвами противозаконных действий.

Несмотря на то, что головной офис объединения находится в Нур-Султане, поводом для его создания некогда послужила активная деятельность матерей из Темиртау.

— До 2005 года я работала в правоохранительной системе. Потом окунулась в общественную жизнь. Фонд же появился в момент активизации движения «Мама против наркотиков», которое организовали жительницы Темиртау. Этот город с 90-х годов имел плохую славу в связи с ростом детской наркомании. Так получилось, что женщины отстаивали свои права в одиночку, тогда еще не было НПО, которое послужило бы мостом между родителями и государственными органами. Затем наша деятельность расширилась, — рассказывает О. Рыль.

Со временем у «Права» появилось 17 центров, один из которых работает в Караганде. Последние три года общественники занимались приемом и адаптацией детей, прибывших с Ближнего Востока. Многие приезжали с матерями. Но было и 14 эвакуированных из Ирака детей, родительниц которых осудили за участие в террористической организации «ИГ», запрещенной на территории Казахстана. Поэтому вместе с психологической помощью приходилось решать и вопросы опекунства.

— Процедура длительная и сложная, требующая привлечения многих людей. У одной из девочек мама отбывает срок заключения в Ираке, а родная бабушка умерла. Пришлось оформлять опекунство двоюродной бабушке, которая, благо, согласилась взять ребенка к себе. Были факты оформления опеки между государствами. Родители погибшей в Сирии женщины, которые живут в Казахстане, не смогли забрать четверых сирот по разным причинам, в том числе и материальным. Однако желание вырастить детей выразили родители их отца, являющиеся гражданами другой страны, — приводит примеры директор фонда.

Помимо «жусановцев», психологи работают с несовершеннолетними, которые находятся «в контакте» с законом. Среди них — дети, совершившие преступление. Им, как и остальным подросткам, тоже требуется помощь специалиста. Но больше всего сотрудников организации заботят жертвы преступления, и в этом случае работают сразу все психологи фонда. Чаще всего они подвергались сексуальному насилию, пережили домогательства, в их отношении были совершены развратные действия.

— В настоящее время у нас в центре находятся девочки из Карагандинской области, оказавшиеся в ужасной ситуации. Мать их бросила и ушла к другому мужчине, отец очень плохо слышит. Три девочки от 7 до 16 лет живут с ним. По словам старшей дочери, отец периодически пускает жить в дом мужчину — маргинала, который, освоившись, стал домогаться девочек. К сожалению, наша ментальность такова, что мы мало обращаем внимание на то, как обнимают родственники или друзья семьи наших детей, прикасаются к ним. А ведь статистика гласит, что почти во всех случаях сексуальные действия в отношении несовершеннолетних совершают близкие люди, — подчеркивает Ольга Рыль.

Сейчас девочки находятся в центре «Право», сотрудники которого поставили в известность органы опеки и считают необходимым вынесение материала на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, а также проведение психологической консультации с отцом семейства.

Директор фонда напоминает об ответственности взрослых перед своими детьми, которые должны знать, казалось бы, элементарные вещи — где находится их ребенок вне дома и в какой компании. Но главное — это доверие в семье.

Иначе он рискует стать подопечным специалистов фонда. Здесь несовершеннолетние находятся от двух дней до шести месяцев, но даже по возвращении домой они могут всегда обратиться к психологам.

Особенность деятельности центров «Право» в том, что они не публикуют истории в интернете. Однако многое делают для того, чтобы та или иная статья законодательства работала в полную силу. Со своими проектами сотрудники фонда обращаются в Правительство и Парламент.

— Совместно с Министерством образования мы добились исключения школы приемных родителей для бабушек. Теперь они сразу же оформляют опекунство над внуками. А раньше три месяца ребенок находился в ЦАНе (Центр адаптации несовершеннолетних. — Прим. авт.), оторванный от близких, в одиночестве переживающий трагедию. Также в 2019 году не было стандартов оказания специальных социальных услуг в организациях образования для детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Мы подготовили проект приказа, который позже приняло Министерство образования, — отмечает Ольга Рыль.

В прошлом году 186 детей получили помощь от психологов фонда. В этом году — 81 несовершеннолетний, 56 временно находились в центрах «Право».

Самал АХМЕТОВА