Другой взгляд на жизнь

218

Один донор может спасти шестерых пациентов. В листе ожидания на пересадку органов на данный момент стоят 345 жителей области, в том числе пятеро детей. Из них 333 человека нуждаются в трансплантации почки, четверо ждут новую печень и восемь пациентов — сердце. Однако их надежды тают с каждым днем — за все время существования донорской службы ни один земляк не согласился пожертвовать органы их усопших родственников для того, чтобы спасти жизни умирающих людей.

Только 84 пациентам посчастливилось получить новые органы — им пересадили 70 почек, 11 печеней и три сердца. От посмертного донора трансплантация выполнена 13 пациентам. Тогда как сами трансплантологи считают пересадку органов от живого донора не лучшим способом спасения жизни реципиента. Не исключен вариант, что через несколько лет организм не справится с нагрузкой, пожертвовавший почку человек сам окажется в списке на пересадку, а единственным способом выживания для него станет гемодиализ. Поэтому панацеей считается донорство от умершего пациента, который может спасти до шести человек, передав им две почки, печень (ее тоже можно «разделить» на двоих), сердце и поджелудочную железу.

Главный внештатный специалист по гемодиализу и трансплантологии УЗКО Салтанат Сариева уже много лет борется с невежеством и недоверием людей к трупной донации. Буквально на каждый случай, где констатирована смерть мозга, она выезжает лично, разговаривает с родственниками погибшего и убеждает их пожертвовать органы для спасения жизни своих пациентов. Однако за все время существования трансплантационной службы Карагандинская область не дала ни одного донора. Люди предпочитают просто похоронить человека, чем помочь другим умирающим соотечественникам. Мы попросили специалиста ответить на самые частые вопросы наших читателей и развеять страхи по поводу пересадки органов.

 — Люди боятся, что после подписания пожизненного волеизъявления на посмертную донацию их «разберут на органы», как только они попадут в больницу.

— Был принят новый закон об утверждении правил прижизненного волеизъявления по посмертной донации. Это значит, что любой человек может пойти в свою поликлинику по месту прикрепления и написать согласие или несогласие на изъятие органов. Свое волеизъявление также можно зарегистрировать на сайте «электронного правительства». Однако это решение не окончательное: приняв его однажды, человек может менять свое мнение столько раз, сколько захочет, и никто его не сможет принудить. В Европе при получении удостоверения личности и водительских прав в них сразу указывается, что этот человек — донор. Он включен в базу, и медики в случае смерти мозга пациента могут сразу узнать, что он — потенциальное спасение для стоящих в листе ожидания. Лично я уже давно зарегистрировалась в реестре потенциальных доноров. Если со мной что-то случится, то я бы хотела помочь другим людям.

— Что происходит, если человек не успел оставить согласие или отказ на донорство?

— В таких случаях, в соответствии с пунктом 3 статьи 212 Кодекса о здоровье народа, о своем несогласии или согласии на изъятие органов умершего для трансплантации имеют  право заявить супруг или супруга. При их отсутствии — один из близких родственников. Запрещено изъятие органов у лиц, которые по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не могли сообщить данные о себе и личность которых на момент констатации смерти не была установлена. Изъятие органов у посмертного донора для трансплантации иностранцам и лицам без гражданства запрещено.

 — Многие верят рассказам о черном рынке органов, поэтому не подписывают данное прижизненное согласие.

— Нормативно-правовые акты нашей страны, регламентирующие вопросы трансплантации органов и тканей, как и в большинстве развитых стран, четко расписывают процедуру посмертного изъятия при наличии на это прижизненного волеизъявления гражданина. При этом получение согласия родственников — супруга и других — на изъятие органов обязательно. При отсутствии зарегистрированного желания человека получение аналогичного согласия родственников также обязательно. Таким образом, изъятие органов у тела без получения на то согласия родственников в нашей стране невозможно. Это соответствует рекомендациям ВОЗ о желательности получения согласия родственников на процедуру изъятия органов, и Казахстан принял эти рекомендации. Однако нельзя не отметить, что именно это право послужило причиной большинства отказов родственников от посмертного забора органов.

 — Запрещает ли религия пожертвование органов? Многие при отказе ссылаются на этот аспект.

— Трупная донация, давно развитая как в странах Европы, так и в мусульманских государствах, стала единственной альтернативой искусственному очищению крови и спасает жизни. К сожалению, у нас идет борьба с менталитетом — мы популярно рассказываем, что передача органов от умершего человека не запрещена ни исламом, ни христианством, то есть никакого религиозного подтекста в отказе нет. Нередко просим духовных лиц разъяснить это родственникам пациентов, но они все равно не соглашаются.

 — Некоторые считают, что стоит попасть на операционный стол и врачи при наличии согласия на донорство не будут спасать пациента, чтобы в дальнейшем получить его органы.

— В соответствии с международными требованиями для определения потенциального посмертного донора у больного, как правило, находящегося в реанимации в глубокой коме и на искусственной вентиляции легких, должна быть констатирована гибель мозга, официально приравненная к смерти больного, которая обязательно осуществляется комиссионно. Пациент должен находиться в коме третьей степени с отсутствием рефлексов, когда тело поддерживают система для поднятия давления и аппарат искусственной вентиляции легких. Сердце при этом еще бьется, но смерть мозга констатируется. С родственниками таких пациентов всегда беседует целая бригада врачей — неврологи, реаниматологи, трансплантологи, однако до сих пор все пишут отказ. После этого происходит беседа с родственниками на предмет получения согласия на изъятие органов. И только в случае его получения потенциальный трупный донор переходит в статус «актуализированного», и начинается работа по лекарственной защите органов для дальнейшей пересадки. При этом ставится в известность республиканский транспланткоординатор, начинается формирование трансплантационной бригады, чартерного рейса санитарной авиации, службы МВД для сопровождения машины медиков, оповещения трансплантационных центров, взятие образцов крови донора для определения совместимости с потенциальными реципиентами. Одна специализированная бригада осуществляет забор органокомплекса сердца и легких, пересадка которых осуществляется только в кардиохирургическом центре страны, другая — забор печени и почек для других центров. Все это происходит в режиме экстренной службы, задействованы десятки людей и различные организации. Поэтому вызывают искреннее удивление разговоры о возможности какого-либо бизнеса в этих условиях.

Кстати, в соответствии со статьей 116 УК РК принуждение к изъятию или незаконное изъятие органов и тканей живого лица для трансплантации либо иного использования, а также совершение незаконных сделок в отношении органов и тканей живого лица наказываются лишением свободы до 12 лет с конфискацией имущества.

— Любой может стать донором органов?

— Согласно Кодексу РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» потенциальным прижизненным донором органа и тканей может быть человек в возрасте 18 лет и старше, дееспособный, находящийся с реципиентом в генетической связи или имеющий с ним тканевую совместимость, выразивший письменное нотариально удостоверенное согласие для трансплантации. Посмертным донором может стать человек в возрасте 18 лет и старше, которому констатирована необратимая гибель головного мозга, органы или ткани которого могут быть использованы для трансплантации реципиенту. Человек не может быть донором органов, если перед смертью у него не могли поддерживать показатели гемодинамики с целью защиты органов от ишемии.

— Почему трупное донорство предпочтительнее?

— Донорство от живого реципиента, чаще всего ближнего родственника, — не лучший вариант. Отдавая свой здоровый орган, он сам остается лишь с одной почкой, и вся нагрузка идет на нее. К сожалению, есть большая вероятность того, что через 15-20 лет этот человек сам станет инвалидом и пациентом гемодиализного центра из-за того, что орган не справился со столь тяжелой миссией.

У детей чаще всего донорами выступают родители, а у взрослых вопрос стоит сложнее. Из всего количества случаев по нашей области только 15 органов были получены благодаря трупной донации, остальные отдали живые люди. Операции проводились не только в Казахстане, но и в Турции, Беларуси, Индии. Несмотря на активную агитационную работу, за последние годы наша область не поставила ни одного донорского органа. В прошлом году было проведено всего пять пересадок четверым детям и одному взрослому, все получили органы от своих родственников. Отторжение донорского органа случается редко — чаще всего это происходит из-за присоединения инфекции. «Гарантию» дают 6-7 лет, бывает и больше, но зато это время человек может жить полноценно и забыть о гемодиализе хотя бы на время.

— Может ли стать прижизненным донором муж для жены или друг при установлении совместимости органов и тканей?

— К сожалению, нет. В Казахстане разрешено только родственное донорство — от родителей к детям и, наоборот, от брата и сестры или от других близких родственников. У нас есть пациент, который уже несколько лет находится на гемодиализе. Оказалось, что его жена полностью подходит ему как донор и согласна отдать свою почку мужу, но созданная относительно недавно комиссия по этике запрещает. Также в стране запрещено перекрестное донорство, когда, скажем, мать отдает свой орган незнакомцу, которому он подходит по медицинским показателям, а взамен ее ребенок получает орган от другого донора. Поэтому очередь на трансплантацию движется так медленно, и спасти положение может именно трупная донация.

Светлана СВИЧ