ДомойНовостиКультураТвоя душа - душа родная

Твоя душа — душа родная

Михаил Михайлович Устиновский… Многим моим землякам хорошо знакомо это имя. Для меня МихМих, или Михалыч (так звали его друзья), был близким человеком. Частенько в шутку его сравнивали с вечным двигателем. Он действительно мог горы свернуть и людей за собой повести. Михалыч был великим оптимистом и правдолюбом, нежным отцом и мужем, верным другом.

С Устиновским я близко познакомился в трудные для него времена. Михалыч тяжело заболел и потерял ногу. Его направили на лечение в московскую клинику, куда я и пришел с традиционным набором — апельсинами, соком и свежей выпечкой.

— А вот с передачей ты поторопился, — встретил он меня весело на пороге палаты, — не тюрьма же, а больница.

Так мы и продружили до 20 июля 2003 года, когда Михалыча не стало. Все это время Устиновский продолжал бороться за главное дело жизни — строительство первого в Казахстане и Азии современного центра протезирования и реабилитации. Нелегкой оказалась эта дорога. Яростными атаками встречали бывшего первого горкома чиновники разных рангов. Но он не сдавался.

В годовщину смерти Михаила Михайловича мы с известным журналистом и добрым другом Григорием Дильдяевым двумя перьями написали воспоминания о нашем товарище. В этой главе, думаю, памятные строчки окажутся на своем месте.

«…Что компартия умела, то умела: система подбора, воспитания и расстановки кадров была отработана четко. Партийные орговики «брали на карандаш» самых инициативных, толковых и деятельных, с лидерскими задатками людей. Рано или поздно им говорили: «Есть мнение выдвинуть вас на партийную работу». В свой час услышал эту фразу и молодой директор шахты «Сокурская» Михаил Устиновский. Со школьных лет он всегда был в центре внимания, и немудрено: почти двухметрового роста с громким ясным голосом и непокорным чубом, он выделялся и на волейбольной площадке, и на лыжне, и на танцверанде, и в студенческой аудитории. Бывший ректор Карагандинского политехнического института академик Абылкас Сагинович Сагинов всегда считал его своим любимым учеником. Гендиректор ПО «Карагандауголь» Петр Михайлович Трухин с явной симпатией относился к молодому горняку, доверил ему пост сначала главного инженера, а потом и директора шахты. Главный инженер объединения Шугайбек Тилеубекович Токмагамбетов стал старшим другом и наставником Устиновского. И вот: «Есть мнение…»

— Это был 1976 год, — вспоминает супруга МихМиха Вера Павловна. — Пришел домой явно расстроенный. Бросать шахту, дело горняцкое ему очевидно не хотелось. Но после беседы с первым секретарем обкома партии Василием Кузьмичем Акулинцевым Михаил сдался. Больше того — воодушевился. Мол, мне доверяют большое дело. Вскоре его избрали первым секретарем Саранского, а через полтора года — Карагандинского горкома партии.

Освоился довольно быстро, хотя пришлось и многому учиться, и работать вдесятеро больше. Одна эпопея с переселением людей из зон подработки в новое жилье чего стоила! Суровый, жесткий, он не терпел расхлябанности, умел строго спросить. На дух не переносил льстецов, карьеристов, двурушников. Многие его откровенно побаивались. Но и уважали. Особенно шахтеры, строители, учителя, врачи. Словом, горожане. И надо было видеть, как он преображался, добрел лицом, приезжая в подшефный Компанейский детский дом, когда его окружала счастливая ребятня. Устиновского заметил и ценил как перспективного молодого руководителя Динмухамед Ахмедович Кунаев.

Со своим недугом Устиновский боролся мужественно, до последнего. И все-таки приговор врачей был жестоким: надо ампутировать ногу. Февральским вечером 1988 года в кабинете Предсовмина республики Н.А. Назарбаева заканчивали долгий разговор: готовили статью о проблемах ресурсосбережения. В конце беседы Нурсултан Абишевич спросил: «Что там у нас в Караганде нового?» Сказали, в том числе о том, что Устиновскому сделали операцию, отняли ногу. Назарбаев тут же распорядился соединить его с больницей, телефон принесли в палату к Михаилу Михайловичу. Нурсултан Абишевич нашел тогда очень точные и нужные слова: «Миша, держись. Я знаю, ты сильный. Ты еще много сделаешь…»

После тяжелой операции, находясь на лечении в московской клинике, Михаил Михайлович задумался о будущем. Что может быть горше — полный сил и замыслов энергичный человек оказался на обочине жизни. В подобных ситуациях многие сдаются без боя. Но только не Устиновский. В больнице он познакомился с тульским самородком Дмитрием Зайцевым, который изобрел свой вариант протеза, не уступающий лучшим мировым образцам. Его Михаил Михайлович с уважением называл «дедуля». Эта встреча сыграла важную роль в дальнейшей судьбе Устиновского.

— Уже в московской больнице мы предложили ученым-медикам изготовить и испытать протез Зайцева, — рассказывал потом нам Михаил Михайлович. — Те и слышать не хотели. Мол, кандидатов наук будет учить слесарь из глубинки, а сами продолжают «клепать» примитивные и тяжелые протезы. В Казахстане в то время не существовало важной и нужной отрасли.

Тогда он и поставил перед собой цель — построить в Караганде первый в республике и Средней Азии центр протезирования и реабилитации. Михаил Михайлович умел видеть перспективу, четко определял суть проблемы и пути ее решения. Но даже он не предполагал, каким тернистым и непростым окажется выбранный путь. За свой счет Устиновский пригласил в Караганду дедулю Зайцева. Здесь, на одном из заводов, он изготовил новый образец. Его можно было бы запустить в серию в небольшом кооперативе, но штучное производство — капля в море.

Устиновский пошел в «верха». Заручившись поддержкой руководителей республики, удалось получить «добро» на внеплановое строительство уникального предприятия. Идея согревала людей, находила и объединяла единомышленников. В газетах был обнародован счет, на который пошли скромные переводы. Михаил Михайлович благодарил новых друзей за доброту и отзывчивость, а сам терзался от мысли, что присланных денег не хватит даже на проектные работы.

Но судьба ему благоволила. Первым подал руку помощи бывший тогда генеральным директором объединения «Джезказганцветмедь» Тамерлан Урумов. Он не поскупился на миллион в валюте для приобретения двух модулей по сборке протезов. Началось и строительство центра. Его планировали завершить в 1996 году. Прибывший из Германии модуль по производству протезов дал возможность не только их изготавливать на месте, но и обучать кадры для будущего центра. Но светлая полоса длилась недолго. Стройка встала — кончились деньги.

В стране шел процесс приватизации. Без хозяев простаивали целые фабрики и заводы. А до недостроенного объекта тем более никому не было дела.

Более десяти лет Михаил Михайлович боролся за свое детище. Ходил по инстанциям, доказывал, спорил. Доброхоты советовали ему бросить стройку, разобрать на кирпичи и продать. Но никогда, даже в самое трудное время, у Устиновского не возникало желания прекратить возведение центра. Он стал неотъемлемой частью жизни, его домом, надеждой на будущее.

Один из современных юмористов как-то сказал: «Коммунисты, конечно, были не лучшими людьми, но люди при них были, конечно, лучше». Такая вот шутка. Долю истины в ней каждый разглядит свою. Михаил Михайлович был настоящим человеком и коммунистом. Вокруг него всегда было много хороших людей. Таким был магнетизм его личности. Натура сильная, бескомпромиссная, он наживал себе много врагов. А это значит, что у него было много друзей. К нему с искренним уважением относились карагандинские аксакалы, в том числе Султан Капарович Досмагамбетов, Зейнулла Мулдахметович Мулдахметов, Яков Афанасьевич Пазенко, Кали Алибекович Алибеков, Нариман Оспанович Тулепов, Камза Екибаевич Екибаев… Рядом с ним выросли, стали прекрасными управленцами, профессионалами Булат Абдрахманов, Шаймерден Уразалинов, Кадырбек Мейрамбеков, Петр Нефедов, Григорий Презент, Кайрат и Талгат Аманбаевы, Идеал Мусалимов, Любовь Краскова, Майдаш Оспанова, Альберт Саламатин, Нурлан Нигматулин, Александр Кондрашов, Ислам Тогайбаев, Булат Искаков, Елена Ивашина, Алшин Шалабаев, Сергазы Баймухамедов, десятки других карагандинцев, составляющих элиту нашего общества. Устиновский с особым пиететом относился к журналистам. Долгая и крепкая дружба соединяла его с тогдашним корреспондентом «Правды» в Караганде Михаилом Никифоровичем Полтораниным.

На склоне жизни Михаила Михайловича Устиновского многочисленные друзья избрали лидером Партии дружбы. Все было честь по чести: принятие Устава и Программы, голосование… Эти свои партийные обязанности исполнял он добросовестно, с душой. Потому что дружить по-устиновски — это значит быть всегда готовым помочь словом и делом, воевать на стороне друга, что называется, до последнего патрона, хранить верность. Такая дружба не умирает».

Минуло более десяти лет, как нет дорогого Михалыча. Многое за минувшие годы изменилось. Но по-прежнему помнят об Устиновском родные, друзья, сослуживцы, земляки. А вот дело Михалыча довести до конца не удалось. Пыталась его продолжить дочь Наташа, но сил и поддержки властей ей не хватило. Равнодушные люди разобрали по кирпичику почти уже построенный центр, который так ждали тысячи инвалидов. Нет Устиновского — угасло и дело. А говорят, что не бывает незаменимых людей…

Владимир РЫЖКОВ

из книги « От вашего собкора»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные