Использование нашими предками боевых повозок — доказанный факт

336

В Талдинском историко-археологическом парке завершилась реставрация основного сооружения некрополя Нураталды. Исследователи называют его крупнейшим в Центральном Казахстане погребением Алакульской культуры.

Могильник, как и все погребальные комплексы в этом районе, расположен на левом берегу реки Талды, практически в километре от республиканской трассы. Его исследование началось еще в 2012 году, и теперь памятник готов к посещению туристов.

Он представляет большой интерес для историков. Во-первых, объяснил ведущий научный сотрудник Сарыаркинского археологического института при Карагандинском университете имени академика Е.А. Букетова Игорь Кукушкин, своими размерами. Диаметр центрального кургана составляет 26 метров, высота — 1,5 метра. В разрезе он напоминает слоеный пирог. Нижняя его часть — это могила, датируемая эпохой бронзы (первая четверть второго тысячелетия до нашей эры). Поверх нее был похоронен человек, живший в раннем железном веке. Венчает насыпь золотоордынский мавзолей. Кроме того, вся насыпь была усеяна детскими могилами (порядка 30), которые представляли собой небольшие каменные ящички с одним-двумя сосудами внутри. Отсюда напрашивается вывод, что изначально здесь был предан земле как минимум основатель рода, и место его упокоения стало некрополеобразующим сооружением.

Как и повсеместно, все, что сопровождало вождя в страну духов, стало добычей грабителей. Археологам досталась самая малость — медное кольцо с насечками, несколько костяных наконечников стрел, в том числе так называемый томар. Его отличительная черта — закругленная боевая часть. Стрелы с такими наконечниками наши предки использовали для охоты на пушного зверя, чтобы не повредить мех.

Но это мелочь по сравнению с основной находкой. Под толщей земли, в грунтовой яме больших размеров, облицованной небольшими каменными плитками, было обнаружено парное захоронение лошадей. Это стало доказательством того, что племена, населявшие Центральный Казахстан четыре тысячелетия назад, являлись частью колесничной культуры.

Как отмечает Игорь Алексеевич, эту эпоху также называют героической. Это было время постоянных миграций племен, которым требовались новые земли. Мобильность и маневренность в схватках ценились превыше всего. С этого и началось освоение боевых колесниц.

— Предполагается, что толчком к этому послужила Синташтинская культура, в погребениях которой находят колесницы, псалии, останки лошадей, — выразил свою точку зрения ученый.

Сегодня уже доказано, что лошади той поры были невысокими. Возможно, чуть выше современных ослов. Судить об этом позволяют не только данные палеозоологов. Свидетельства этого нам оставили древние в своих петроглифах. Со временем человеческий род занялся селекцией, стараясь выводить более рослых скакунов.

— Думаю, прежде всего это было связано с переходом на верховую езду, — отметил Игорь Кукушкин.

Что касается боевых повозок, изначально колеса представляли сплошной диск, сбитый из досок. Но однажды настала необходимость облегчить колесницу. Так было изобретено колесо со спицами, пусть и деревянными.

— К концу раннего Алакульского периода такие погребения становятся единичными. Рядом с воином в землю опускали теперь уже имитацию колесницы. По крайней мере, в Центральном Казахстане в этот период колесничная символика полагалась только вождям, — объяснил археолог.

И тут мы переходим ко второй особенности некрополя. От центрального сооружения расходятся каменные «лучи» — плиты, поставленные ребром. Исследователи расценивают это как символику колеса или солнца. Либо того и другого. Возможно, так древние в очередной раз подчеркивали знатность усопшего, говоря о том, что его дух поднимается на колеснице к небесному светилу.

— Исследование Нураталды подтвердило, что в Центральном Казахстане колесничество было распространено очень широко. Ранее считалось, что эта территория была глубокой периферией культуры. Но нам удалось получить яркий материал, позволяющий об этом говорить основательно, — подытожил Игорь Алексеевич.

Асель ЖЕТПИСБАЕВА