ДомойНовостиОбществоПрограмма трансплантации в Казахстане не работает из-за страхов и суеверий

Программа трансплантации в Казахстане не работает из-за страхов и суеверий

Только за прошлый год в Карагандинской области скончались 15 человек, не дождавшиеся пересадки. Это 15 семей, потерявших своих близких. Их можно было бы спасти, но жители региона в силу разных причин отказываются жертвовать органы умерших родственников, для того чтобы другие могли жить. За десять лет в нашей области не произошло ни одной трупной донации.

Однако трансплантологи считают менталитет и неосведомленность наших граждан не единственной причиной плачевной ситуации в области донорства органов. Врачи донорских стационаров, участвующие в констатации смерти мозга пациента, со своей стороны тоже не заинтересованы в предоставлении информации транспланткоординаторам, хотя к этому их обязывают официальные документы. Причем за сокрытие фактов они несут административную ответственность.

Чтобы исправить ситуацию, в Караганду приехали врачи Национального научного кардиохирургического центра и Национального научного онкологического центра г. Нур-Султана. На базе многопрофильной больницы им. профессора Х.Ж. Макажанова они проводили обучение по вопросам донорства органов и трансплантации в Казахстане.

Дожидаются не все

— Трансплантация органов от посмертных доноров в Казахстане проводится с 2012 года, — рассказала столичный координатор по трансплантации Сауле Шайсултанова. — На сегодня отечественными хирургами проведено 2016 операций по пересадке органов — пациенты получили 86 сердец, 15 легких, 59 роговиц глаза, 373 печени и две поджелудочные железы. Больше всего операций проведено по пересадке почек, причем из 1484 отданных органов только 168 были от умерших пациентов, остальные 1316 пожертвовали родственники, и эти показатели весьма плачевны. То же самое с печенью: 55 человек получили этот орган благодаря трупной донации, остальные 318 — от родных. Мы как медики негативно относимся к родственной донации, потому что это всегда несет за собой огромный риск. Нет никакой гарантии, что человек, оставшийся с одной почкой, через некоторое время сам не станет пациентом гемодиализного центра. Кроме того, в последнее время значительно снизилось число пересадок. Если в 2016 году провели 316 трансплантаций, то за прошлый год — 99 пересадок по стране, из них от умершего пациента — только пять.

Врачи констатируют: в стране остро стоит проблема с донорством органов. На сегодняшний день в Казахстане в листе ожидания на трансплантацию донорских органов состоит 3 540 человек, в том числе более ста детей. Только за прошлый год спасительных органов не дождался 341 человек.

В пересадке донорского сердца нуждается 148 человек, в том числе 7 детей. Если до пандемии наших детей принимали за рубежом, то сегодня ни одна страна не принимает иностранцев — по рекомендации ВОЗ каждый должен обеспечивать органами своих граждан. И если почку и печень можно пересадить от живого человека, то сердце и легкие можно получить только через посмертную донацию. Так же как и детские органы.

В течение последних трех лет программа приостановилась. Связано это прежде всего с пандемией, когда большая часть стационаров была перепрофилирована в ковидные. Однако с каждым годом число ожидающих новых органов растет, к сожалению, увеличивается и количество тех, кто не дождался чуда и умер. И если такие регионы, как Нур-Султан, Алматы, Актобе, Павлодар и Петропавловск, хорошо работают по программе трансплантации, то Караганда находится в аутсайдерах. И это притом, что в регионе два донорских стационара — клиника им. Макажанова и больница г. Темиртау, где имеется необходимое оборудование и обучен персонал.

— Тем не менее на протяжении десяти лет у нас не было ни одного посмертного донора из Караганды. Мы хотим еще раз позаниматься с коллегами, чтобы они начали активно работать по данной программе. Тем более что немалую часть листа ожидания составляют именно карагандинцы, — добавила транспланткоординатор. — Есть приказы по волеизъявлению — через портал «электронного правительства» можно согласиться или отказаться от посмертного донорства. Причем в течение жизни это можно сделать неограниченное количество раз. Кроме того, когда в больницах мы выявляем пациента со смертью мозга, разговариваем с родными потенциального донора, то чаще всего получаем отказы. Считаем, что это связано с непросвещенностью населения. Мы понимаем, что родным очень тяжело принять решение отключить родственника от аппаратов, поэтому каждый из нас еще при жизни должен сам решить данный вопрос.

Еще одна сложность заключается в том, что прижизненная донация органов в Казахстане сейчас разрешена только от единокровных родственников — родителей, детей и родных братьев-сестер. В исключительных случаях, когда, к примеру, почка жены подходит мужу, разрешение может дать специальная комиссия по этике, работающая при управлении здравоохранения. Такое решение было принято, чтобы исключить коммерческие сделки. Продажа и покупка донорских органов запрещены и караются законом.

 Один донор — семь жизней

При получении согласия трансплантологи стараются максимально изъять все пригодные органы, ведь один донор может спасти до семи человек: в нашей стране научились пересаживать нуждающимся по одной почке, печень, сердце, легкие, роговицу и поджелудочную железу. Поэтому сохранением жизненно важных функций организма занимается целая реанимационная команда. После того как консилиум констатирует смерть мозга, врач-реаниматолог должен оповестить об этом местного транспланткоординатора. Специалист прежде всего проверяет в базе данных, имеется ли согласие на донорство, если нет — разговаривает с родственниками на предмет подписания согласия. Далее при его получении проводится полное обследование на пригодность внутренних органов и наличие инфекций. И только после этого производится их изъятие. В это время определяется круг подходящих реципиентов из базы пациентов и проводятся иммунологические исследования на совместимость тканей. Так как основные центры трансплантации находятся в Алматы и Нур-Султане, транспланткоманде предоставляется санитарная авиация, с помощью которой органы в специальном оборудовании доставляются из любого города, туда же срочно вызываются реципиенты и проводится операция. Практикуется у нас и перекрестное донорство: если в списке реципиентов есть двое нуждающихся, которым по показателям подходят органы других людей, есть возможность договориться и «поменяться» ими.

— В Карагандинской области в листе ожидания на пересадку почек, печени, сердца и легких находятся более 350 человек. Нравится это нам или нет, но посмертная донация — единственный выход для людей с терминальной стадией заболевания этих органов, — рассказала транспланткоординатор по Карагандинской области Салтанат Сариева. — В регионе есть люди с пересаженными почками и печенью, но почти все они получили их от родных. Есть ребенок с пересаженным сердцем, но родителям пришлось для этого ехать в Индию, а сейчас и это недоступно нашим гражданам.

Карагандинец Медет Капаров не понаслышке знает, что такое ждать чуда. Полтора года мужчина провел на гемодиализе, надеясь на то, что раздастся заветный звонок и его позовут на пересадку почек. Но этого не случилось, поэтому, чтобы спасти сына от смерти, свою почку ему отдал 63-летний отец:

— Еще до недавнего времени я жил обыкновенной жизнью, работал менеджером, много ездил по командировкам. А потом заболел коронавирусной инфекцией, она дала сильное осложнение на почки. Сначала отказала одна, потом вторая, и меня направили на гемодиализ. Это очень агрессивная терапия, на которую мы вынуждены ходить три раза в неделю и проводить под аппаратом по четыре часа. После нее чувствуешь себя очень плохо, случается полный упадок сил, постепенно страдают сосуды, появляются сопутствующие заболевания. Я не мог работать и уезжать куда-то дальше города из-за привязанности к аппаратам, на моих глазах, не дождавшись органа, скончалось несколько человек. Со временем становилось все хуже, и мой отец принял решение отдать свою почку. Из-за его пожилого возраста нам отказали в пересадке почки в Нур-Султане, поэтому пришлось поехать в Стамбул, где турецкие хирурги успешно провели операцию. Такой большой суммы — около 23 тысяч долларов — у меня, конечно, не было, помогли сограждане — объявили сбор и тем самым спасли мне жизнь. Сейчас пятый месяц живу с новой почкой, чувствую себя намного лучше и, несмотря на сохраняющиеся ограничения, вновь вернулся к полноценной жизни. Кроме того, благодаря этому я нашел новую работу — стал представителем клиники в Караганде и привлекаю пациентов, которым отказывают в Казахстане. Люди сделали мне добро, я хочу это вернуть.

До тех пор, пока мы не поменяем свой менталитет, не избавимся от суеверий и не станем более сознательными, эти люди будут вынуждены надеяться только на чудо, доброту соотечественников и силы зарубежных клиник. Имея своих специалистов и отличную базу для трансплантации, ужасно знать, что каждый год несколько сотен казахстанцев просто не доживают до спасительных операций.

Светлана СВИЧ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Предыдущая статьяНе бросают короля
Следующая статьяОсторожнее на воде
Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Популярные