ДомойНовостиПолитикаМечты сбываются?

Мечты сбываются?

Вернутся ли в казахстанские школы группы продленного дня, зачем вновь ввели итоговую аттестацию для выпускников? Эти и другие вопросы задавали родители карагандинских учащихся министру просвещения во время отчетной встречи с населением.

Нужно отметить, что от трудных вопросов Асхат Аймагамбетов не уходил и размытых ответов не давал. Старался максимально разъяснить причины каждого нововведения и объяснить, по какой причине та или иная проблема не может решиться прямо сейчас.

Бразды правления в свои руки взяли представители родительской общественности. Мамы из республиканского общественного объединения «Казахстанский союз родителей» рассказали, что их взволновало содержание учебника по биологии за 9 класс издательства «Атамура», в частности — тема секс-просвета и стерилизации. По мнению мам, учебник внушает детям концепцию бездетного будущего. Министр пообещал тщательно проанализировать учебник, и если факты подтвердятся, то ошибки достаточно быстро исправят.

Другая представительница поинтересовалась, когда в нашей стране узаконят семейное образование? Ответ министра был коротким: вводить семейное образование в министерстве планов нет. «Сейчас мы плавно идем к узакониванию дистанционной системы обучения, приказ был мною подписан, это будет альтернативой», — сказал А. Аймагамбетов.

На вопрос о том, как сам министр оценивает реформы, происходящие в системе образования, в частности переход на обновленную программу, Асхат Аймагамбетов ответил положительно.

— Возврата к старой программе не будет, — сразу предупредил он. — Решения должны приниматься не на эмоциях, а на основании научных исследований. В обществе всегда существовали разные мнения: одни хотят образование образца 1975 года, другие — эстонскую систему, третьи — сингапурскую модель, японскую и т.д. Но мы не заимствуем слепо чьи-то готовые типовые проекты и госстандарты, мы развиваем свою национальную систему образования. При этом все хорошее, что было в советской системе, должны сохранить — и в части воспитательной работы, и в части семейных ценностей, воспитания детей в духе патриотизма. Конечно, есть определенные шероховатости обновленных программ, но для этого у нас создана рабочая группа, которая трудится 7 месяцев. И мы исправляем эти программы, учитывая нарекания как преподавателей, так и родителей.

Например, что касается изучения языков, мы согласны с нашими учителями-практиками насчет коммуникативного подхода к изучению языков. Другое дело, что базовые знания грамматики тоже никуда не должны уходить. Также мы согласны, что нужно обновлять программу истории Казахстана. В пятом классе, когда ребенок изучает сразу период с древнейшего времени до V века, для этого возраста это очень сложно. Или в 6 классе изучается с V до XVIII вв. за один учебный год — это тоже непросто. Математика, литература и другие предметы будут меняться. В целом я считаю, что школа дает необходимый объем знаний, наши учителя усердно работают и соблюдают государственный образовательный стандарт. Со своей стороны хочу попросить родителей тоже участвовать в вопросе воспитания и образовательного процесса, он не должен быть односторонним — этим не должны заниматься только школы.

«Еще один вопрос касался групп продленного дня. Подготовительные группы в детских садах упразднили, и шестилетние дети вынуждены были пойти в школу. Учитывая сокращенные уроки, дети освобождаются рано, как выходить из ситуации работающим родителям?» — спросили участники встречи.

— Шестилетний возраст адекватен для начала учебы. Я согласен, что нам необходимо оказывать поддержку родителям в части групп продленного дня. На уровне министерства продленку никто не отменял — это решение местных исполнительных органов и самой школы. Из-за инфраструктурных проблем оставлять детей в продленке, когда второй смене не хватает кабинетов, невозможно. Поэтому мы сейчас активно строим новые школы, чтобы разгрузить старые. На сегодня дефицит ученических мест в школах по стране составляет 300 тысяч — это огромное количество. Большинство учебных заведений работает в две смены. Когда школа сможет работать в одну смену, это будет благотворно отражаться как на качестве знаний, так и позволит сделать школу полного дня. Это моя мечта — чтобы школа работала целый день и ребенок до обеда учился, а после обеда занимался в секциях и кружках, посещал библиотеку, готовил домашние задания. Но это возможно, только когда решим проблему дефицита мест. Раньше мы строили в год 50-70 новых школ и считали это огромным достижением. В прошлом году ввели в эксплуатацию 300 зданий, но это лишь позволило нам остаться на месте и не усугубить ситуацию, — признался глава ведомства.

Родители спросили министра, для чего в этом году вернули итоговую аттестацию в школы. Ведь раньше, когда вводили ЕНТ, объясняли это снижением психологической нагрузки на детей. А сейчас у них снова двойной стресс.

— Для того чтобы выпуститься из школы после 9 или 11 класса, ребенок сдает экзамены, чтобы получить аттестат — этот документ показывает, чему он научился в школе. Если хочет поступить в вуз — нужно сдать ЕНТ, причем на это сейчас даются сразу две попытки и возможность попробовать еще раз в следующем году. Если ребенок идет в колледж, то он ничего не сдает благодаря аттестации — кстати, в этом году выделено беспрецедентное количество грантов для поступления в колледж: их количество возросло с 90 до 140 тысяч. Так что данным решением мы освобождаем тех, кто хочет сразу получить профессию, от сдачи ЕНТ.

Замдиректора по профильному обучению школы № 16 г. Темиртау Елена Варганова внесла предложение освободить от аттестации учителей пенсионного возраста, чтобы они остались работать в школах.

— Мы каждый год уговариваем их остаться, так как есть нехватка кадров и не хочется терять опытных педагогов. Проблема заключается в том, что они не хотят проходить аттестацию, а нам очень совестно снимать категорию с людей, которые работают лучше многих молодых учителей, — попросила педагог. На это министр ответил: «Не могу вам обещать. Закон суров, на то он и закон».

Е. Варганова просила рассмотреть и вопрос расширения штатного расписания для внедрения инклюзивного образования. В школах остро не хватает дефектологов, логопедов, психологов и других специалистов. Асхат Аймагамбетов в курсе проблемы и поддерживает учителей, но все упирается в финансирование. «Будем убеждать Правительство», — пообещал он.

Кроме того, присутствующие обсудили введение единой школьной формы в каждом регионе, вопросы внедрения освобожденной единицы классного руководителя хотя бы для одной параллели, а также улучшения программы преподавания государственного языка.

Светлана СВИЧ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Предыдущая статьяВне связи и сети
Следующая статьяПаспорт и бренд казаха
Похожие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Популярные