«Высший пилотаж профессии»

1222

В памяти представителей старшего и среднего поколения сохранились воспоминания об острых и злободневных материалах Жумабике Жунусовой, выходивших в 80-90-е годы на страницах «Индустриальной Караганды». Пришло время рассказать и о ней самой, о ее жизненном и творческом пути.

— Полагаю, что читателей мало интересует то, где я родилась и где «крестилась». Но коль Вы задали этот вопрос, отвечу кратко. Родилась в городе Усть-Каменогорске. Хотя историческая земля моих предков — это Каркаралы, в частности местность «Акбай-Кызылбай», что в ауле имени Касыма Аманжолова. Почему Усть-Каменогорск? Туда приехал мой отец, репрессированный в 1938 году в 20-летнем возрасте как враг народа по знаменитой политической 58-й статье, от звонка до звонка отбыв свой 10-летний срок в самых страшных лагерях ГУЛАГа — на Колыме. Жизненный его путь оказался кратким — сослали в 20 лет, вернулся в 30, умер в 40 от онкологии. Мне было 5 лет.

Но так сложилось, что потом семья переехала в ПГТ Карагайлы Каркаралинского района. Вернулась на историческую родину.

— Когда Вы для себя решили, что хотите посвятить себя журналистике?

— Да никогда не помышляла об этой профессии. Но так случилось, что еще в годы студенчества по настоянию своего куратора Риты Осиповны Карлинской что-то публиковала в университетской газете, потом какие-то информушки отправляла в «Индустриальную Караганду». Что-то проходило, что-то нет. Не придавала этому значения. Но потребность высказаться публично испытывала всегда. Ведь одно дело — рвать себя на части, выпускать пар на чужих кухнях, где не все твои единомышленники, другое — чтобы тебя услышали те, супротив которых ты разрываешь душу на лохмотья. Возможно, этот фактор и привел меня в профессиональную журналистику. Кроме того, у меня всегда был, я бы сказала, «нюх на слово».

— Как начинался Ваш творческий путь, в каком издании начали работать официально? Когда пришли в «Индустриалку»?

— Эти вопросы я бы объединила в один — как я стала той Жунусовой, чье имя вроде бы (позвольте, тут всегда иронизирую сама над собой) в отечественной журналистике не последнее. Отвечаю. Только не падайте со стула. В профессиональную журналистику меня даже не привел, а вынудил прийти тогдашний первый секретарь Талдинского райкома КПСС Бахыт Аманович Ракишев, хотя на тот момент я не была членом КПСС. Видимо, дела в русскоязычной части районной газеты «Шугыла — Восход» были настолько плачевны, что надо было спасать ее новым кадром. Видимо, этой «соломинкой» должна была стать я. Сразу — в должность заместителя главреда, потом — главред. У меня в этой должности был великий Учитель — начальник управления по делам печати облисполкома Малик Имашевич Имашев. Это — корифей казахстанской полиграфии, не побоюсь сказать — и журналистики, первооткрыватель офсетной печати в Казахстане. Он отправлял нас, главредов рай- и горгазет, в Ленинград, чтобы научить уму-разуму. Очень сожалею, что до сих пор Караганда не воздала ему должное.

Затем была «Индустриалка». И сразу самый ударный отдел — партийной жизни. Партийная пропаганда нас не касалась. Наш отдел, заведующим которого был Евгений Михайлович Мехаев, занимался чисто вопросами партийного строительства и кадровой работы. Те годы работы в «Индустриалке» в моей памяти остались как высший пилотаж профессионализма, творческого взаимообогащения, взаимной критики без всяких обид. На ежедневных рабочих планерках мы могли разругаться вдрызг, критикуя качество тех или иных материалов, но, выйдя, курили «трубку мира» — и продолжали работать с невероятным творческим вдохновением, без каких-то подковерных интрижек. Потому что мои главреды Федор Федорович Игнатов, Эдуард Андреевич Широкобородов, ответсек Александр Дмитриевич Горбенко проповедовали прежде всего качество и оперативность нашей продукции, выдаваемой «на-гора». А, как известно, тогда «Индустриалка», в отличие от других областных газет, имела периодичность выпуска шесть раз в неделю — как главная республиканская газета «Казахстанская правда». Пусть меня извинят казправдинцы, но по остроте, аналитичности подачи материалов они не могли конкурировать с индустриальщиками. «Индустриалка» была кузницей журналистских кадров для СССР и зарубежных СМИ.

Ну, как, будучи в такой журналистской среде, я могла быть «серой мышкой»? Что Вы. Сразу поняла: я должна сделать себе имя, чтобы потом оно работало на меня. К этому меня каждодневно подвигал мой шеф — Евгений Мехаев. Вы не представляете, как мы с ним душевно работали.

Что касается коллег по «Индустриалке». Я всех их боготворю до сих пор. Прежде всего это — Евгений Мехаев, Екатерина Кузнецова, Серик Сатаев, Володя Коревко, Саша Колесников, Сталина Обухова, Наталья Солдатова, Валера Савин, целая плеяда молодых талантливых журналистов — Людмила Зайцева, Татьяна Тен, Татьяна Колесникова, Сергей Игнатов, Женя Терехин, Олег Деревянкин (Филатов), Слава Коханов, Валера Таганский, фотокорры Леня Машанов, Володя Лунякин, Коля Сюрин. Вы не представляете, какой это был тандем, сплав профессионального вдохновения! Мы конкурировали друг с другом, искренне радуясь очередному творческому успеху каждого из нас, не скупились на комплименты.

Года два назад, будучи на пенсии уже не первый год, добровольно покинула все СМИ, с которыми официально сотрудничала. Хотя время от времени продолжаю там публиковаться. Я не сжигаю мосты между собой и теми, кого уважаю на своей профессиональной стезе. Сейчас многих интересует: а где Жунусова? Отвечаю: представляю в Нур-Султане «Новую газету-Казахстан» — вариант российского проекта «Новая газета», публикуюсь в соцсетях, в частности в Фейсбуке. Работаю, скажем так, для души, чтоб не затупилось журналистское перо.

И хотела бы сказать огромное спасибо родной «Индустриалке», что не забыла. Она качественно изменилась в последнее время. Кстати, вручая мне в июне этого года специальный приз Мажилиса Парламента «Парламент сөзі» в номинации «За вклад в развитие парламентской журналистики», спикер Мажилиса Нурлан Нигматулин хорошо сказал о тогдашней «Индустриальной Караганде», насколько она была боевая.

С юбилеем «Индустриалки», мои коллеги! Мое сердце и помыслы — с вами. Здоровья, благоденствия вашим семьям, творческих высот.

Понимаю, в условиях коронавирусной пандемии вряд ли смогу увидеть и пожать руки нынешней плеяде журналистов, технических работников, всех тех, кто продолжает делать честь и славу «Индустриалки». Благодарю вас за ваш титанический труд. И за это интервью.

Асель ЖЕТПИСБАЕВА