Геометрия любви

561

История этого любовного треугольника заставляет задуматься о самом прекрасном, и в то же время разрушительном чувстве, смеяться сквозь слезы, сочувствовать и стараться понять.

Сегодня на сцене Карагандинского государственного русского драматического театра им. К.С. Станиславского — вторая премьера 91-го сезона — спектакль «Валентинов день» в постановке санкт-петербургского режиссера Аршада Алекперова.

Эта пьеса российского актера и режиссера театра и кино, сценариста, продюсера и драматурга Ивана Вырыпаева, написанная в 2001 году, — своеобразное продолжение произведения Михаила Рощина «Валентин и Валентина». Именно здесь берет начало история о любви длиною в жизнь, ради которой можно солгать, оклеветать, умереть. В ней есть место нежности и бурной ненависти, горечи потери и пониманию несбывшегося, мощному эмоциональному надрыву, но без лишней показухи.

Все это своей мастерской игрой смогли воплотить Светлана Федоренко (Валентина, 60 лет), Константин Снегирев (Валентин, 18-20, 35-40), Алена Волох и Марина Марычева (Катя, 18-20, 35-40, 60 лет). Акцент на возрасте сделан не случайно — это не даст зрителю запутаться в сюжете, который на первый взгляд может показаться нелогичным. Все дело в том, что здесь действительность перемежается с прошлым, монологи ныне живущих с тем, о ком осталась только память.

«Валентинов день» пользуется успехом на российских сценах как ироническая комедия. Ее ставил Современный театр антрепризы с Юлией Меньшовой, Константином Юшкевичем и Олесей Железняк. В «Другом театре» играли Агриппина Стеклова, Ольга Ломоносова и Евгений Стычкин. Аршад Алекперов определяет свою работу как трагифарс.

— Там есть все. Не может быть такого, чтобы получилось так, как я захотел. Когда артист берет какую-то глубину, начинаешь понимать его возможности. Мне кажется, у каждого есть свое прочтение. До этого проекта я вообще не был знаком с труппой. Но мне повезло с артистами. Это я говорю совершенно искренне. Мы пробовали столько разных вариантов, что-то менялось в несколько секунд. Поэтому я не дам какого-то определенного рецепта. Что есть, то вы и видите, — объяснил режиссер-постановщик.

Еще один интересный момент. В произведении автора действие первой сцены «Блинный торт» разворачивается в комнате Валентины: «Праздничный стол накрыт на двоих… Она держит за веревочку большой, фиолетовый воздушный шарик». И в большинстве постановок режиссеры именно так оформляют сцену. Аршад заменил стол на деревянные ящики. И этот предмет интерьера здесь не главный. Все внимание к себе приковывает вагон поезда сообщением Москва — Владивосток, несущий в себе всю смысловую нагрузку. Возможно, Валентин и Валентина были бы вместе, если бы не поспешили с выводами: «Валя с сестрой уехали во Владивосток. Гусев этот, видите ли, новое назначение получил. К нему уехали, понимаешь!» Здесь этот серый, невзрачный вагон символизирует полосу, разделяющую прошлое и настоящее, важность момента, умение вовремя остановиться и услышать.

— Иногда из-за глупости мы совершаем ужасные поступки, не можем дождаться, выдержать паузу. Это я по себе могу сказать. Если вы заметили, у него нет локомотива и рельсов. Каждый человек — маленький вагон. Но нет общей цели, локомотива, который мог бы нас объединить, и рельсов, чтобы двигаться к ней, — объяснил свою задумку режиссер.

Вот и Валентина, наставив ружье на Катю, говорит: «…просто у меня смысла в жизни не стало, пропал куда-то смысл. Пока Валя живой был, я могла ревновать, мучиться, плакать по ночам. А когда он умер, то ревновать-то больше некого стало. Пропал смысл жить, понимаешь?» Вот и на карагандинской сцене можно понимать так, что это никому, кроме них двоих, не нужный вагон, заваленный багажом воспоминаний, в котором они живут бок о бок, не строя планов на будущее.

Асель ЖЕТПИСБАЕВА

Фото Александра МАРЧЕНКО