Миньковская трагедия 1921 года

535

Иногда в Байкадаме останавливаются туристские лайнеры, спешащие в живописные Каркаралы. Обычно они подъезжают к обелиску, где похоронены первые активисты советской власти — Скляров, Жариков и Воронков. Я впервые посетил это место в 1965 году. Постепенно копились новости из прошлого. Вот Скляровы. Они осели в Миньковке в 1909 году. У них трое детей — Павел, Анна и Александр. Скляров Павел Корнеевич женился на Зеленской Екатерине Ефимовне (1888 г.р.)

Документ сурового времени из акмолинской газеты «Коммунист» за 21 мая 1921 года. Заголовок «Зверства бандитов». В ней говорится: «5 апреля шайка бандитов ворвалась в село Миньковку и стала хозяйничать, отбирать хлеб, вещи и лучших лошадей. Потом как лютые звери стали избивать крестьян. Убиты следующие товарищи: Скляров Павел, 40 лет, Жариков Степан и Воронков Максим, все зверски изуродованы. Убитых товарищей торжественно похоронили, после пения «Вечная память» был устроен митинг».

Сохранились протоколы общего собрания крестьян от 15 января и 15 февраля 1921 года с участием председателя коммунистической ячейки Павла Склярова. Резолюции касались дезертиров Красной Армии и данных по учету скота и засеваемой пашни.

В Караганде я отыскал Веру Павловну Склярову:

— Когда бандиты зашли в дом, мама на кухне хозяйничала, отец беседовал с Максимом Воронковым. Их обоих увезли под конвоем. Отец был спокоен и сказал: «Разберутся и отпустят». Видимо, не понял сразу, что за люди были в красноармейской форме. Мама закрыла дверь и решила никого не впускать. Бандиты приехали снова, стали ломать дверь. Мама через окно убежала к соседям. Дверь открыла моя сестра Мотя — ей было 9 лет. Бандиты стали шарить в доме, что-то искали, наверное, партийный билет отца. Нашли ли, нет, не знаю, но забрали лошадь и ушли. Скрылись бандиты из села на другой день. Увезли с собой отца и Воронкова. Обоих казнили в Сенокосном, как и еще одного крестьянина из Миньковки — Степана Жарикова.

Миньковка славилась вниманием к культурному началу односельчан. Развитие они получали на Спасском заводе и Карагандинской копи, где имели сезонный приработок. Из Темиртау получил весточку от Тихона Ивановича Дадишева: «Сообщаю, председателем первичной большевистской ячейки в селе был Павел Скляров. Для организации ячейки приезжал рабочий коммунист со Спасского завода. Провели собрание, оформили протокол. В ячейку записались 6 человек, в том числе трое погибших. Еще помню Т.Н. Пономаренко… Активно включились за поставки зерна в Акмолинск…»

17 декабря 1967 года беседа с Андреем Степановичем Барковым, 1890 г.р.:

— В 1921 году служил в Акмолинском караульном батальоне. Мятежники в числе трех тысяч пришли из Петропавловска. Уходили в Китай. Мы их преследовали через Шокай. Я был в роте Завадского, а командармом — Крокс. В Миньковку не заходили, а через Петровку вышли на Ботакару. Здесь бандиты казнили 13 человек. Я отпросился в Миньковку, где прошли похороны.

Как же сложилась далее жизнь семьи Скляровых в Миньковском? В 1927 году брат и сестра погибшего Павла Склярова — Анна и Александр — выехали на Кубань. Екатерина Ефимовна осталась в селе. На ее иждивении было четверо детей: Матрена (1912 г.р.), Алексей (1914 г.р.), Иван (1916 г.р.) и Вера (1921 г.р.) Жили трудно. Своего хозяйства не вели. Екатерина Ефимовна нанималась работать к зажиточным миньковцам. Чаще всего батрачила у Константина Шуйского. 5 марта 1930 года вступила в колхоз «Хлебороб», избиралась членом Миньковского сельского совета. В колхозе «Хлебороб» работала до 1940 года, после чего выехала к детям в Караганду, где и умерла в 1940 году. Матрена Павловна вышла замуж за учителя Куценко из села Сенокосного. Алексей окончил горные курсы в Караганде. Работал маркшейдером на шахте № 26. Воевал.

Иван в ряды Красной Армии вступил 14 ноября 1939 года. Призывался из Миньковского. Я получил от него письмо, где Иван Павлович сообщил:

Год рождения отца — 1886-й. В Миньковку прибыл в 1907 году. С 1914-го по 1918 год находился в царской армии. Когда он погиб, мне шел шестой годик. Помню, была зима, отец был дома. Появился верховой, сказал, давай уедем, бандиты близко, спрячемся за селом. Ну а отец не согласился. Остальное вы знаете. В Миньковке жили очень трудно после гибели отца. Пенсия была небольшой. Я воевал на Ленинградском фронте. Провел там всю блокаду. Служил в 333-м отдельном линейном батальоне связи. Потом был первый Украинский фронт, дороги Польши и Германии. Войну закончил в
г. Вальденбурге. Из наград имею медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», орден Отечественной войны II степени.

Потом состоялась у меня и встреча с Иваном Павловичем. Он приехал погостить в родные места. Память у собеседника оказалась живой и цепкой. Штрихи далекого прошлого вспыхивали череда за чередой. Вот уже после гибели отца заболел Иван. Появился лишай на голове. Вылечила тетя Варя Воронкова (жена погибшего соратника отца). Мазала больное место какой-то мазью и заговорное слово шептала. В школе обучался у Валентины Николаевны Саваниной, Марии Николаевны Крупской, Алексея Кондратьевича Смирнова, Алексея Игнатьевича (песни хорошие разучивали с ним про комсомол). Ботанику проходил у Веры Игнатьевны.

Услышал я интересный факт. В 1930-м на реке Кокпекты открылся пионерский лагерь. Приезжали ребята из Большой Михайловки, Ботакары, Миньковского. Жили в юртах, спали на захваченных из дома тулупах, ели прямо на земле, постелив скатерть. В штате пионерлагеря было всего 4 человека. Это аксакал на верблюде, что подвозил продукты, 2 поварихи и пионервожатый Гаркуша. Под его началом — Иван Скляров, Григорий Красников, Сергей Гавриленко, братья Иван и Василий Пономаренко. Подростки учились ходить строем, разучивали песни, бегали наперегонки и определяли самого лучшего подводного ныряльщика бассейна реки Кокпекты.

С 1933 года Иван Павлович работал в колхозе «Хлебороб». В Большой Михайловке занимался на курсах трактористов с односельчанами Сергеем Тарановым, Михаилом Сураевым, Андреем Жуковым, Федосием Высоцким, Федосием Безруковым. Успел поработать в Карагандинской МТС и завершить учебу на курсах шоферов в Акмолинске.

Иван Павлович достал фотографию, сказал:

— Крестьяне фотографировались в Акмолинске в 1919 году. Дезертировали из армии Колчака, добирались домой. В верхнем ряду стоят восемь мужиков. Слева направо: Дегтярь, Корниенко Кузьма Михайлович (он был потом первым председателем колхоза «Хлебороб»), Тимошенко Елисей Семенович, Поливода Даниил и последний — Молчанов Трифон Николаевич. Трое выпали из памяти. Еще семь человек фотограф посадил на стулья. Эти известны все: Медведев Корней Васильевич, Казанников Лаврентий, Макаренко Никанор Иванович, Тимошенко Владимир Семенович, Хлыстов, Елисеев Константин и Найденов Федор Кириллович. Наконец, пятеро сидят на полу. Крайний слева — бравый унтер-
офицер Пащенко Максим Ильич. А вот рядом — все трое погибших в 1921 году коммунистов: Жариков Степан, Воронков Максим и мой отец Павел Корнеевич. На другой фотографии отец снят в форме солдата царской армии. Слева от него стоит родной брат Кирилл с Георгиевской медалью, а справа — незнакомый человек. Фотография была сделана в день неожиданной встречи отца с братом.

Трое из села погибли в тревожном 1921 году. Минуло столетие. Казахстан стал самостоятельной страной. Сменилось и население Миньковки. Миграционные процессы продолжаются. Явилось и молодое поколение, чей интерес к прошлому тактично ведется под лозунгом «Тұған жер» (Родная земля). Земля действительно становится родной, если даже в самые малые уголки ее истории будут введены судьбы людей из минувших глобальных событий далекого и близкого времени. Мои миньковско-байкадамовские сборы за 1967-1991 годы находятся в областном архиве (КОГА. Ф. 1487. Д.1 52).

Юрий ПОПОВ, краевед

1967, 1987, 2020 годы