04 марта 2021 года 2123

Что остается с тобой…

Автор: Екатерина КУЗНЕЦОВА

Воспоминания, говорят, штука коварная. Неожиданная. Приходят, не спросясь. Уходят, не оглянувшись. Оставляют след. Когда - приятный, светлый. Когда - туманный и горький. Разный…
С годами их начинаешь ценить. И переоценивать. Многое, что казалось важным, оборачивается пустышкой. А то, что не волновало когда-то, вдруг обретает новый смысл и наполняет воспоминания этим новым содержанием. Иногда - светлым. Подчас - горьким…
Вот и ко мне вдруг пожаловали эти незваные гости. Пришли без предупреждения и стука. Вошли тихо и не отпускают. Просят - вспомни! Требуют - расскажи!
Что же, попробую…

 

***

…Он приходил всегда неожиданно. Войдет, неспешно сядет напротив меня и смотрит прямо в глаза, спокойно так, без всякого выражения - просто смотрит, минуту-другую, молча. Смотрит. И - ни слова. Потом неспешно вынимает из кармана длинного стеганого азиатского халата, всегда подпоясанного серым, видавшим виды платком, листки, исписанные крупными буквами. Положит их передо мной, встанет и уйдет. Ни здравствуй тебе, ни до свидания. Такой вот визит. Незнакомца. Загадочного молчуна.
Заметки, что он приносил, часто были ни о чем. Автобус там вовремя не пришел. Кондуктор нагрубила. С водой где-то перебой. Дерево спилили у кого-то во дворе без спроса…
Иной раз заметки были и по делу. Незнакомец любил тему образования и иногда сообщал о чем-то по-настоящему важном и даже интересном. Но чаще - так, частные случаи. Мелочь. А обижать его почему-то не хотелось, и я старалась из этой мозаики его заметок выудить что-то поинтереснее и опубликовать. Понимала - для него не заметки эти важны. И не его подпись в газете - Имангали Джумышев, мастер училища профтехобразования номер такой-то, ПТУ сокращенно, - а что-то другое, что-то для него важное и сокровенное…
***
Так, раз за разом, не часто, приходил он ко мне в редакцию и приносил эти свои листки, исписанные четким, крупным, ученическим почерком. А потом вдруг приходить перестал. Не то чтобы я этого не заметила - заметила, но не задумывалась. Мало ли почему писал человек свои заметки, приходил, сидел молча, потом уходил, не прощаясь. Как и приходил - не здороваясь.
А через несколько лет в соседнюю с нами редакцию областной газеты «Орталық Қазақстан» на работу поступил новый переводчик - Кадыр Джумышев. И однажды…
Однажды Кадыр принес мне старую, видавшую виды рукопись на русском языке и предложил ее прочесть. Это был перевод с казахского, но, что удивительно, оригинал-то, оказывается, был написан арабской вязью! Так писали казахи до революции, еще до того, как советская власть вместе с раскулачиванием, «уничтожением кулачества как класса», «красными юртами» (в них шла целенаправленная кампания по активной борьбе с неграмотностью, иными словами - обучение новому казахскому алфавиту, сочиненному на основе русского, а по сути - русскому языку), драматическим голодомором, организованным в Казахстане «любимой партией», и тут же, вслед за этим, - «победным шествием социализма» по стране, как твердили учебники и пропагандисты всех мастей на политзанятиях в рабочих, учебных и прочих разных охваченных коммунистическим экстазом узнавания «новой истории» коллективах, и рукопись эту, вязью написанную, и таким образом надежно укрытую автором от чужих недобрых глаз, и сохраненную и хранимую, наверное, не один год, перевел на русский и принес в свою очередь, чрезвычайно меня этим заинтересовав и удивив степенью его, Кадыра, доверия ко мне, человеку, по сути, еще малознакомому, да к тому же и заведующей отделом пропаганды партийной советской (коммунистической) газеты - не каждый мог вязь-то не то что прочитать, да еще и перевести! - степенью доверия, которое дорогого стоило еще и в те, уже вполне вроде бы свободные и безопасные времена…
И хотя уже вовсю катила по стране горбачевская перестройка, но все же, все же...
За это нежданное и просто сказочное доверие ко мне Кадыра Джумышева, сына молчаливого моего знакомца Имангали, низкий поклон и большая благодарность на все времена!
…Вот так передо мной и открылась удивительная, трагическая и в драматичности своей совершенно ошеломительная и ошеломляющая страница чужой жизни. Жизни, имя которой было Имангали Джумышев…


***


Ветер истории догнал молодого и далекого от политики Имангали и увлек его в первое коллективное крестьянское хозяйство «Қосши» в начале тридцатых. И работал бы там парень, не зная забот, привычно снося и трудности, и неожиданности от грянувших и грядущих перемен, да не тут-то было. Степь меж тем просыпалась, пережив невзгоды революционных лет, и новые люди входили в привычный степной уклад, будоража молодежь, увлекая за собой и обещая светлое и непременно счастливое будущее. И верил этим новым людям Имангали Джумышев, не особо вдумываясь и вникая в подробности их посулов и обещаний.
Именно тогда подарила ему судьба и главный свой подарок – встречу с Сакеном Сейфуллиным, «буревестником революции» казахской степи, как писали о нем в газетах и пели жырау тех лет. Встреча вышла хоть и короткой, но след оставила глубокий.
Кто бы мог подумать, что станет она для Имангали роковой. Как и для всех других - тех, кому судьба подарила радость общения с этим незабываемым человеком...
А времена были непростые, тревожные, друзей надо было выбирать с осторожностью, да кто про это думал и знал: в степи люди доверчивы и открыты, потому всякая беда настигает нежданно-негаданно...
Так и вошла она в дом к Имангали…
В начале сентября, к вечеру, трое в штатском уверенно постучали в его дверь.
А дальше - обыск, арест, тюрьма...
Вопрос «за что?» так и застыл на губах Имангали.
Несколько месяцев держали во внутренней тюрьме НКВД. Передач не принимали. Свиданий не давали. «Тройка» УНКВД приговорила ни в чем не повинного заведующего конным двором шахтного участка гужевого транспорта Имангали Джумышева к десяти годам лишения свободы с отбыванием срока в Севвостоклаге.
Севвостоклаг - это каторга, забайкальские непроходимые дали, лесоповал, мошкара, голод, морозы за пятьдесят.
Полноводная Селенга серебристым клинком режет надвое густой таежный массив и огибает высокий крутой берег. На берегу - высокий, плотно, доска к доске, сбитый забор, опутанный поверху колючей проволокой в несколько рядов, на вышках солдат с оружием, «попка» по-лагерному, через каждые три-пять метров - стойки с фонарями...
За плотным частоколом с «колючкой» - деревянные бараки в несколько рядов. От самой кромки берега вверх, к вышкам – крутая насыпь, а наверху, на самой высокой точке ограждения, – деревянная же будка, роковое назначение которой знает каждый зэк: туда, на эту верхотуру, поднимает надзор провинившегося, приговоренного без всякого закона лагерным начальником-самодуром. Связывают несчастного по рукам и ногам и...
Молчаливая Селенга равнодушно принимает очередной списанный «груз» - тайну ту она сохранит навсегда.
Через много лет напишет об этом смертном спуске великий русский писатель, бывший сталинский политзэк и мученик Варлам Шаламов.
Но все это будет потом, через много лет, откроется эта страница истории государства советского (читай - российского!) ненадолго, чтобы ужаснуть мир безжалостной и дикой правдой, и вновь захлопнется…
Навсегда ли, надолго ли - что гадать…
А пока каждый день идут зэки в бушлатах с номерами, в утлых шапчонках и случайной обувке в лютый сибирский мороз, идут валить лес в безмолвной тайге. А конвой будет греться у костров, притоптывать валенками, покрикивать на зазевавшегося: «Берегись!» - тайга ошибок не прощает…
Конвой - он ведь тоже и мерзнет, и устает, ребята-то все молодые, одеты крепко, тепло, да и их мороз не щадит. В конвое разный народ, но погоны у всех одинаковые и присягу давали все как один. Конвой как конвой, что с него взять.
Но иной раз зверь попадется, передохнуть не даст, согреться кипятком и то помешает.
…В тот год стояла ранняя холодная и сырая сибирская осень. Рядом с участком, на котором заключенные валили лес, - уже снятое картофельное поле. Украдкой зэки выбирали с него оставленные в земле картофелины, пекли под горячей золой костра.
Исхитрился добыть пару клубней и Имангали. С осторожностью разгреб золу, трясущимися от усталости и голода руками потянул ко рту...
И тут кто-то сзади с силой прижал горячую картофелину к его губам.
«И как картошечка?» - раздалось с издевкой из-за спины.
Нестерпимая боль, как иглой, прошила все тело Имангали. Не помня себя, схватил стоявшего сзади конвоира за плечи, рванул, перебросил через себя и, не помня уже ничего, впился руками ему в горло...
Всего несколько мгновений прошло. А казалось – вечность.
Все было кончено.
Никто из рядом работавших зэков не проронил ни слова.


***


Споро, молчком привязали все вместе, пятеркой, к шее задушенного солдата большой камень. И - бросили в воду.
И опять приняла Селенга равнодушно очередной груз...
Разошлись молча.
И так молча проработали до отбоя. Угрюмо и замкнуто.
На другой день прошелестел по зоне слух, мол, утащил солдата серый лютый, да и разодрал насмерть. И поскольку тело найдено не было, прошелестел слух, да и затих.
А время текло, унося силы и надежду...


***


«Дело прекращено за отсутствием состава преступления». Эти слова, напечатанные на старой пишущей машинке с фиолетовой лентой, ударили Имангали по лицу, как хлыстом. Десять лет! Кто знает, какие это были десять лет?
И вот всего несколько слов – отсутствие состава преступления? Всего-то?! Ничего? Никакой вины? Они там, где-то, когда-то просто ошиблись, и теперь – забудьте?
А молодость? А годы? А тайга? А жизнь, которую сожгли в той глухой сибирской тайге, как сухое полено в костре?
Словно печать сомкнула губы Имангали. Немногословный от природы, он дал себе слово - молчать. Да и о чем мог рассказать он людям? О пережитом кошмаре в одном из самых страшных лагерей ГУЛАГа? О голоде, холоде в гнилых сырых бараках, об издевательствах конвоя, о постоянном страхе быть застреленным, замерзшим...
Открывая перед заключенным дорогу в «свободный» мир, Система коварно подсовывала ему бумагу: уходя - подпиши. И чтобы никогда. Никому. Ничего. Ни слова, ни звука, ни мысли о том, чему был свидетелем. Что видел. Что слышал. Что вытерпел. Что пережил. Иначе – опять сюда, за эти ворота, забор, вышки. На двадцать пять лет. А то и под пулю в затылок.
...Только в глубокой старости решится Имангали открыться сыну. Рассказать о пережитом и прожитом и взять с него слово – рассказать внукам о том, что никогда не замышлял никакого злодейства против власти, против людей, не оговаривал никого, не предавал. И не боялся ничего. И не ждал ни от кого милости. И ничего ни у кого не просил. Прошел своей дорогой по жизни. Кто же думал, что на дороге этой будет столько шипов.


***


Таким и остался он в моей памяти, Имангали Джумышев, молчаливый мой - то ли собеседник, то ли…
Что хотел и так и не решился когда-то сказать или рассказать мне этот высокий, с лицом, словно высеченным из куска черного драгоценного дерева, немолодой человек, таивший в себе так и не прошедшую и не прожитую боль прожитого и пережитого, как знать...
Много лет прошло с тех пор, а вот не уходит из моей памяти этот Имангали, не уходит, заставляя вновь и вновь соприкоснуться с его историей, соприкоснуться, чтобы не забыть и чтобы рассказать...

Екатерина КУЗНЕЦОВА,
почетный журналист РК

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • К звездам! 10.04.2021

    Вчера с космодрома Байконур стартовала ракета-носитель «Союз-2.1а» с пилотируемым кораблем Союз МС-18 и экипажем длительной экспедиции МКС-65. В честь юбилея - 60-летия первого полета человека в космос - корабль получил собственное название «Ю.А. Гагарин».

  • Умные сервисы 10.04.2021

    Различные мобильные приложения на смартфоне все глубже проникают в нашу повсеместную жизнь, заставляя овладевать современными информационными технологиями даже тех, для кого понятие «компьютер» является чем-то непостижимым. Пандемия коронавируса с ее жесткими ограничениями лишь подстегнула дальнейшее развитие цифровизации. И вот уже почти все услуги государственные органы оказывают через интернет.

  • Полцарства за тазы 06.04.2021

    Они издревле не просто почитаются казахским народом, но и являются его гордостью и богатством. Существует легенда, что за одну хорошую борзую могли отдать без сожаления целый табун. А вот житель Актогайского района Арман Оралханулы верит в другое предание, что во время голода именно эта порода собак спасла народ, охотясь на дичь.

  • Ты не умер, солдат 03.04.2021

    Потомки фронтовых товарищей, погибших на войне, встретились в Казахстане

    История, рассказанная «ИК» о том, как нашлись родственники фронтовиков Великой Отечественной казаха Мухтара Кайшатаева и ненца Ивана Ябтика, получила продолжение.

  • В мирное русло 03.04.2021

    И вот они - последние дни войны. Еще в номере за восьмое мая 1945 года «Социалистическая Караганда» публиковала оперативную сводку от Советского информбюро за шестое число, а уже 11 мая передовица была посвящена Приказу Верховного Главнокомандующего по войскам Красной Армии и Военно-Морскому флоту о победоносном завершении Великой Отечественной войны и подписании акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил.

     

  • Противодействие и профилактика религиозного экстремизма в Сети интернет 01.04.2021

    Социальные сети в современном виде появились в самом начале XXI века. Они быстро стали универсальным средством общения. В мире к концу этого года будет насчитываться почти 1,5 млрд пользователей социальных сетей. Так же, как и средства массовой информации, социальные сети становятся объектом вним...

  • Мы этого достойны 18.02.2021

    Сохранить и увековечить созданное поколениями. Ходатайствовать о том, чтобы областному центру присвоили звание «Город трудовой славы и мужества», намерены в Международной ассамблее столиц и крупных городов СНГ. Эту новость озвучил ее генеральный директор Владимир Селиванов во время круглого стола на тему: «Роль Караганды в становлении и развитии РК».

  • Не уходили с поля боя 13.02.2021

    Близится 32-я годовщина вывода советских войск из Афганистана. О героизме солдат и офицеров, выполнявших свой интернациональный долг в ДРА, а также увековечении совершенных ими подвигов, говорилось во время ZOOM-конференции, проведенной по инициативе руководства Карагандинского университета имени академика Е.А. Букетова.

Гид по вакцине против коронавируса