18 июня 2020 года 1335

Под небом голубым есть город...

Этих городов не найти на современной карте, нельзя пройтись по их улицам, войти в их дома, услышать речь жителей. Их не опоясывает привычная для средневекового города линия оборонительного вала и рва, наполненного водой, не найти городских кварталов и скрипучих железных ворот с тяжелыми засовами. Но они существуют в реалиях многочисленных артефактов, в ландшафтах, которые составляют их культурно-хозяйственную суть. Современные методы аэрофотосъемки позволяют зафиксировать невидимые на первый взгляд очертания жилищ, площадей. Археологические раскопки раскрывают каждодневную жизнь таких городов, спрятанную в толще земли.

 

Они наполняют своим материальным и духовным содержанием пространство, в котором раскинулись их кварталы. Им присущи все главные слагаемые формулы города: площадь, численность населения, монументальная архитектура, сельскохозяйственная округа, ремесленное производство, торговля и обмен, социальная стратификация общества. Традиционно в археологической литературе крупные поселения получили обозначение городища. Однако заглянем в исследованное пространство поселения под знаковым именем Кент.

Поселение Кент существовало в конце эпохи бронзы, в XII–IX веках до нашей эры, в самом сердце сарыаркинской степи, в Кызылкентском ущелье Кентского горно-лесного массива, в 220 километрах к юго-востоку от Караганды (Каркаралинский район). Население, основавшее его, принадлежало к Бегазы-Дандыбаевской культуре.

Большие ограды

В обозначении культуры присутствуют названия двух памятников, исследованных двумя известными учеными-археологами современности. Могильник Дандыбай был открыт и обследован М.П Грязновым в 1933 году (правый берег реки Шерубай-Нура, в 60 км от Караганды). Изучение могильника Бегазы было начато в 1947 году А.Х.Маргуланом (Актогайский район).

Подлинным открытием этих могильников стали раскопки каменных гробниц, которые по архитектурному замыслу и масштабности исполнения сравнимы с мавзолеями. Такой тип постройки указывал на ритуальную особенность и социальную значимость погребального сооружения. Керамика – изящные кубковидные, чашевидные сосуды с насыщенными орнаментальными композициями – свидетельствовала о новом явлении в эпохе бронзы Центрального Казахстана.

Исследователи говорят о местном происхождении Бегазы-Дандыбаевской культуры, которая, по словам А.Х. Маргулана, была прогрессивным и последовательным результатом развития предыдущих культур.

Поселение Кент было открыто в 1984 году разведочной группой археологов Карагандинского государственного университета имени академика Е.А. Букетова в составе В.В. Евдокимова и И.В. Рудковского. С 1985-го по 2012 год археологические раскопки на поселении проводил ученый-археолог, кандидат исторических наук В.В. Варфоломеев (КарГУ им. академика Е.А. Букетова), который продолжил традицию изучения Бегазы-Дандыбаевской культуры, заложенную в отечественной археологии А.Х. Маргуланом. В широкомасштабных полевых исследованиях участвовали археологи В.В. Евдокимов, И.В. Рудковский, В.Г. Ломан и студенты университета. Поселение Кент является одним из главных открытий, сделанных карагандинскими археологами в отечественной археологии. Открытие, которое позволило предположить и увидеть в таких оригинальных поселениях прообразы степных городов.

 

Обычные поселки скотоводов эпохи бронзы имеют размеры площади от 0,1 до 2 га. Поселение Кент занимает площадь 30 га по обоим берегам реки Кызылкенеш, число его жилищ - около 120. Предполагаемая численность населения - более 1500 человек. Каждый дом населяла одна семья, состоявшая из 12–14 человек, что соответствовало численности традиционной семьи у казахов в Центральном Казахстане в XIX веке.

Местная храмовая архитектура, безусловно, не напоминала своим видом ни античный Акрополь древней Греции, ни каменные храмы Карнака древнего Египта. Каждая культура выдвигает свой тип пространственного оформления культового поклонения. И в этом контексте простой камень может оказаться прообразом того храма, к столпам которого приходили молиться люди.

На Кенте были открыты три так называемые «Большие ограды». Они располагались на периферии и отличались своими размерами, формой и конструкцией от обычных жилых и хозяйственных построек. В одной из оград, в кольце из камней, сохранилось основание деревянного столба. Рядом под слоем золы были разбросаны обломки резных изделий из кости и рога, глиняные бусины, бронзовые обоймы, бляшки. Неподалеку найдены нож, шило, наконечник стрелы, тесло, псалии, обломки зернотерок. Явно, что все эти предметы носили характер жертвенных приношений. В ограде могли проводиться религиозные церемонии, центром которых был деревянный столб – символ «Мирового столпа», одного из главных архетипов древнего мировоззрения. По своему сакральному значению «Большая ограда» уподоблялась храму, где кентские жрецы совершали мистерии, тайный смысл которых был понятен только самим бегазинцам.

В сельскохозяйственную округу входили синхронные Кенту небольшие поселения, расположенные в этом же ущелье: Акимбек, Домалактас, Кызылтас, Найза, Байшора, Нарбас. На них в зимний период, скорее всего, содержался скот под присмотром жителей этих небольших поселков. Само же поселение Кент было центром этой округи.

Код кочевника

Остеологический материал, обнаруженный в культурных слоях кентских поселков, указывает, что их жители разводили коров, лошадей, мелкий рогатый скот, держали собак. Охотились на диких животных - сайгу, кабана, кулана, марала, лося, волка, корсака. Среди домашних животных преобладали лошадь и овца.

Бегазинцы Кента разумно подошли к экологическому пониманию чередования пастбищ, распределяя их на зимние и летние. По всей видимости, в зимнее время скот содержался в ущелье. Летом для выпаса стада использовались степные пастбища. Здесь уместно сравнить с казахской традицией круглогодичного кочевания: существование зимовок – кстау и летних пастбищ – жайлау. Это великий культурно-хозяйственный код кочевника, который позволял жить в степи и использовать все ее природные преимущества.

Благодаря скотоводству люди получали мясо, молоко, жир – необходимые продукты питания. Шерсть, шкуры шли в обработку для изготовления одежды и предметов обихода. Рога, кости домашних и диких животных использовались в качестве сырья для изготовления различных вещей.

Скотоводство было определяющим направлением хозяйства, но не единственным. Существовало примитивное земледелие, удельный вес которого не был столь значительным в бегазинской экономике. Скорее всего, жители Кента знали просо, пригодное и употребляемое в пищу. Находки бронзовых серпов, мотыг, каменных зернотерок, чья поверхность истерта курантами почти до толщины бумажного листа, подтверждают наличие «хлеба насущного».

Когда говорится о древнем городе, то возникают образы ремесленных кварталов, в которых лепили горшки гончары, ковали орудия кузнецы, творили нетленную красоту ювелиры, ткали метры ткани ткачи. Кварталы ремесленников были и на Кенте. Пока археологи доподлинно могут говорить о начальных этапах развития металлургического и косторезного ремесла.

На левобережной площадке поселения обнаружены следы металлургического производства, большое количество шлаков. Расчищены остатки трех печей наземного типа. У каждой зафиксировано по горизонтальному дымоходу, сложенному из камней и плит. Пока не найдены бронзолитейные мастерские, но вскрыто всего 2% площади Кента, и поэтому открытие кузниц еще впереди.

На правобережной стороне Кента найдено более чем 100 целых бронзовых изделий. На небольших поселениях ущелья, а также на поселениях этого же времени вне Кентского массива нет такого количества металла. Видимо, металл как форма богатства сосредотачивался в руках бегазинской правящей элиты, проживавшей в «славном граде» Кенте. Она могла контролировать распределение металла как выражение власти и демонстрации богатства.

 

Другим ремеслом было косторезное дело. Великое множество заготовок из рога, трубчатой кости, просто сырья найдено в культурных слоях Кента. Из них делались бытовые предметы, орудия, наконечники стрел, детали конской узды. Существовали оригинальные по своей красоте и назначению изделия из резной кости, которые отличались высокохудожественным исполнением, что требовало от мастера хорошего профессионализма и творческого подхода. Причем назначение некоторых изделий для нас остается непознанным, если не сказать загадочным – это «зеркала», «жезлы», пластины с орнаментом. Кстати, кентские косторезные инструменты отличаются универсальностью, характерной для древнего производства.

Роговые «зеркала» по форме напоминают металлические скифские и сарматские зеркала. Эти изделия в форме диска с валиком по окружности вырезаны из рога благородного оленя и лося, имеют диаметр около 9 см. Поразителен резной орнамент в виде солярного знака, инкрустированный черной пастой. Можно назвать эти диски «солнечными». И вполне вероятно, что именно они участвовали в магических обрядах в «Большой ограде». Но повторимся, истинное их применение остается неизвестным. Не исключено, что это был заказ вождей мастерам-ремесленникам на изготовление вещей знакового отличия. Они были своего рода предметами роскоши – степное «фаберже» Бегазы-Дандыбаевской эпохи.

Ставка и торговый центр

Не найти привычных караванных путей, ни караван-сараев, ни шумных базарных площадей в живописном по своей природе Кызылкентском ущелье. Здесь были собственные формы торгового обмена. Главным предметом обмена были импортные сосуды. Они составляют около 5% от всей керамической коллекции Кента. Среди них – фрагменты сосудов, выполненных на гончарном круге. Такая керамика была родом из Южного Узбекистана и Туркменистана. Имеются образцы, идентичные иранским прототипам. Другая керамика происходила из Восточного Приаралья. И еще одно направление обменных связей, на которые указывает посуда, – это Западная Сибирь (фрагменты сосудов еловской и ирменской культур).

Набор импортной посуды демонстрирует широкие географические связи кентских жителей, которые могут быть объяснены обменом медно-рудного сырья и металлических изделий на престижные вещи. Некоторые районы Средней Азии и Западной Сибири не имеют месторождений медной руды. Понятно, что их население нуждалось в металле и приобретало его на стороне. Горняки и металлурги Бегазы-Дандыбаевской культуры, освоившие богатые рудные запасы меди Центрального Казахстана, оказывались выгодными партнерами в таком обмене.

Видимо, торговый обмен металлом и содержание больших стад скота становятся привилегией правящих кланов, обитавших в горах Кент, Бугулы, Кызыларай и других горно-лесных оазисах Сарыарки. Металл, скот, уникальные вещи – знаки особого положения, включенные в зарождающееся понятие «мерило богатства». Здесь необходимо отметить, что бегазинское общество было сравнительно мирным. Обмен, производственная деятельность обеспечивали его каждодневные нужды. Может быть, поэтому и отсутствуют земляные валы вокруг бегазинских поселений как доказательство бесконфликтного, миролюбивого существования их жителей.

Поселение Кент и подобные ему крупные поселения Центрального Казахстана – Бугулы-2, Шортандыбулак, Мыржик – одновременно были ставками вождей и торговыми центрами. Они самые богатые по находкам металла, престижных предметов, импортной посуды. На малых поселениях, где проживали рядовые члены бегазы-дандыбаевского общества – пастухи и земледельцы, отсутствуют находки престижных вещей из кости, «заморской» посуды, редки и металлические изделия. Статусное различие демонстрирует архитектура погребальных построек: гробницы правящей элиты – это мавзолеи, а скромные каменные ограды принадлежали простым общинникам.

Время поздней бронзы – это время социальной дифференциации, время формирования института вождей-правителей. Грандиозное поселение Кент могло быть административно-политическим центром лидеров племенных объединений бегазинцев, претендующее на статус древнейшего города в Казахстане.

 

Предмет-загадка

Среди кентских находок есть те, что отмечены как пращевые ядра. Их более двух десятков. По форме и размеру они напоминают куриное яйцо. На некоторых из них есть насечки в виде вертикальной «елочки», возможно клеймо мастера. Материал, из которого они выполнены, – камень и глина, обожженная до каменного состояния.

До сих пор ученые не пришли к единому мнению в ответе на вопрос, для чего они предназначались. Предположения самые разные. Это и пращевые ядра, при помощи которых охотились (как тут не вспомнить библейский сюжет о поединке Давида и Голиафа). Это и некий инструментарий, и вотивные предметы, которые использовались в ритуалах. Сама форма заставляет задуматься о сравнении такого предмета с мифопоэтическим образом мирового яйца, из которого появляется Вселенная и рождается Солнце. Традиционно яйцо является признанным символом плодородия. Опять же в памяти возникает знаменитый сказочный мотив о яйце, в котором спрятана смерть Кощея Бессмертного, а значит - и его жизнь.

Предмет-яйцо мог применяться в обрядах, связанных с культом Солнца. Например, как яйцо, сотворенное из горного хрусталя. Смотришь сквозь него на солнце, и вечное светило разбивается на тысячи искрящихся лучей. И кажется, что время возвращает тебя к истокам первых мифов о Вселенной, которые зарождались в эпоху бронзы.

***

Сегодня мы можем говорить о феномене степного города. Известным казахстанским бегазоведом В.В. Варфоломеевым открыто новое городище Аккезен (на левобережье реки Талды). Его площадь более чем 15 га, содержит видимые остатки котловин от 80 жилищ. Другим сенсационным открытием XXI века, совершенным павлодарским археологом В.К. Мерцем, стало Семиярское городище площадью около 100 га. Оно находится на высокой береговой террасе Иртыша у села Семиярка Бескарагайского района Восточно-Казахстанской области. Фиксируются остатки около 100 сооружений, вероятно, жилых построек. На космоснимках памятника хорошо прослеживаются уличная планировка городища, поквартальная застройка с квадратными и прямоугольными домами площадью от 400 до 800 кв. м. Ориентировочные демографические подсчеты дают основания предполагать, что на Семиярке могли проживать от 2 до 2,5 тысячи человек. Городище было крупным торгово-обменным центром, который обеспечивал поступление металла из Восточного Казахстана на север, в безрудные районы Западной Сибири.

 

Мы часто оперируем термином «город», не задумываясь над его содержанием. Между тем это совершенно определенная категория поселений, отличных от других типов населенных пунктов. Село – это населенный пункт, жители которого преимущественно занимаются сельским хозяйством. Город – поселение, торговый центр, в котором имеются промышленное производство, постройки для совершения религиозных обрядов. Его обеспечивают продовольствием жители сел, приобретающие в нем ремесленную продукцию в обмен на продукты скотоводства и земледелия. В городе размещается администрация определенного объединения с полномочиями правления на подвластную территорию.

В случае мирного существования и отсутствия внешней угрозы не было необходимости в защитных фортификациях. Здесь уместно вспомнить города Золотой Орды, которые не имели защитных валов и рвов. Универсальные критерии выделения города археологическими методами следующие: площадь более 15 га; численность населения - более 5000 человек; сельскохозяйственная округа; ремесленные кварталы; торговая деятельность; храмовая архитектура. Именно присутствие этих критериев на городищах бегазинского времени позволяет говорить о зарождении феномена и развитии культуры степного города на территории Казахстана в конце I тыс. до н.э.

Эмма УСМАНОВА,

археолог, научный сотрудник

Сарыаркинского
археологического института

КарГУ им. академика Е.А. Букетова

Фото автора

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Как мы видим свои проблемы 26.11.2020

    Нас окружает множество явлений и проблем. Но мы не можем равноценно видеть и осмысливать все то, что окружает нас. И даже те явления, которые нас так или иначе лично затрагивают. Наше видение окружающего мира и самих себя зависит от того, что направляет видение событий и процессов, происходящих в нашей жизни.

  • Остановись, мгновение 26.11.2020

    В Историко-культурном центре Первого Президента проходит выставка фотографий «Елбасы жолы» из фонда Национального музея РК, посвященная биографии Нурсултана Абишевича Назарбаева.

  • В гостях у Петрушки 24.11.2020

    Академический театр музыкальной комедии приглашает творческие коллективы Казахстана, ближнего и дальнего зарубежья на II Международный фестиваль «Кукляндия».

  • Сакральное ремесло предков 21.11.2020

    Бронза изменила жизнь древних людей. Милыкудык, Соркудык, Айнаколь и, конечно, Талдысай. Эти места признаны одними из самых важных очагов древней металлургии Жезказган-Улытауского региона. И уникальные находки, и сами поселения, и горнорудные выработки, выявленные и исследуемые здесь археологами, говорят о том, что Жезказган в древности являлся центром этой отрасли и технологических новаций.

  • ОсЛЕПительный успех 21.11.2020

    Юные члены областного польского общества «Polonia» заняли первое место в V Международном историческом конкурсе Patria Nostra. Победу карагандинской команде, впервые принимавшей участие в масштабном мероприятии, принес фильм, выполненный в технике пластилиновой анимации.

  • Вне времени и границ 14.11.2020

    Отныне одна из старейших улиц областного центра официально носит имя великого Абая. В честь этого состоялось торжественное мероприятие, в котором приняли участие местные власти, общественность, представители этнокультурных объединений.

  • От благодарной страны 14.11.2020

    В городе, носящем имя Абая, установлен памятник народному просветителю. В этом году не только наша страна, но и весь мир отмечает 175-летие великого поэта и мыслителя Абая Кунанбаева. В честь этой юбилейной даты память о наследии сына казахского народа теперь увековечена здесь и в бронзе.

  • Мудрость - в оригинале 14.11.2020

    Слова назидания и высказывания Абая должны стать формулой жизни и настольной книгой для каждого казахстанца. Мало гордиться юбиляром и прикрываться его именем - нужно научиться его понимать. А сделать это можно, лишь читая его произведения в первозданном виде, не в переводе. Только знакомясь с его лаконичными и очень глубокими изречениями на государственном языке, можно познать, насколько гибким было его мышление и что он хотел донести до нас. Об этом говорилось на Международной научно-практической конференции, посвященной 175-летию со дня рождения великого поэта и мыслителя.

#birgemiz