13 июня 2020 года 694

Сквозь века и забвение

Автор: Асель ЖЕТПИСБАЕВА

В этом году Казахстан отмечает 175-летие со дня рождения Абая - великого поэта, писателя, философа и мыслителя. В свете этих событий Каркаралинск по праву является местом гения. Здесь он провел детские годы, навсегда сохранив в своей душе теплые воспоминания об этой поре.

Главное свидетельство пребывания будущего основоположника казахской письменной литературы в старинном городе - мечеть, построенная его отцом Кунанбаем кажы. Она входит в список 100 общенациональных сакральных объектов - особо почитаемых памятников природного и культурного наследия. Напомним, проект «Духовные святыни Казахстана» инициировал Первый Президент Н.А. Назарбаев в своей программной статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Это не только архитектурное сооружение. Сегодня на первый план выходит его духовная и историческая ценность.

Как известно, Кунанбай Ускенбаев, старейшина крупного рода тобыкты, с 1849-го по 1853 год занимал должность ага-султана Каркаралинского уезда. То есть, по сути, он руководил общественно-административной жизнью региона. Очень красочно открытие мечети описал Мухтар Ауэзов в своем романе «Путь Абая». Вторая глава произведения начинается с того, что Кунанбай поселился в центре этого небольшого города, в просторном деревянном доме с зеленой железной крышей, который принадлежал гостеприимному татарину-торговцу, любившему общество казахов. Как не раз отмечал краевед Ерлан Мустафин, этим купцом был Халиолла Бекметов,

«- У врагов и завистников все нутро сгорит: завтра будет открытие мечети... Весь народ восхваляет нашего мирзу, - важно сказал Майбасар.

- Да и есть чем восхищаться - мечеть великолепная!

- Такого блеска Каркаралинск никогда не видел, - восторженно присоединились остальные.

В городе Абай и от отца, и от других часто слышал о мечети. Он знал, что, построив ее, Кунанбай завоевал всеобщее уважение и славу. Первую и единственную мечеть в Каркаралинске и во всем округе начали строить на средства Кунанбая еще в прошлом году. Сегодня она должна быть освящена.

Два дня назад у Кунанбая побывал сам имам - мулла Хасен Саратау, благорасположенный к казахам. Он тоже сказал свое слово:

- Из простого народа ты вышел в ханы… В Коране мечеть названа «жилищем бога». Ты воздвиг дом вседержителя среди темного, непросвещенного народа - тебя возлюбит создатель!

И он благословил Кунанбая при всем многолюдном собрании старейшин. За такую похвалу и почет имам перед отъездом получил от ага-султана лошадь и верблюда», - говорится в романе.

Далее речь идет о событиях, произошедших тремя неделями позже, когда отец и сын возвращались домой. Этот отрывок в очередной раз свидетельствует о важности подарка, преподнесенного жителям уезда: «Днем Кунанбай старался делать большие перегоны. Но когда он останавливался для отдыха в аулах, выбраться ему оттуда было не так легко. Его встречали с необычайным почетом, будто какого-нибудь хаджи, вернувшегося из Мекки.

Во всех аулах у аксакалов, старейшин и ревнителей веры на языке было одно и то же слово: «Мечеть! Мечеть!» Некоторые старики угодливо твердили: «Из кровопролитной битвы ты вышел невредимым!», «Ты могучий нар, звенящий колокольчиком!» и всячески льнули к Кунанбаю. Весь аул во время остановки ага-султана из кожи лез вон, чтобы угодить ему».

Ерлан Мустафин тщательно изучил историю сооружения. По его информации, в архивах имеются материалы «О строительстве мечети в селе Каркаралы», состоящие из 32 страниц. В их числе - документы отдела строительства Пограничного управления сибирских казахов, в которых говорится, что первое обсуждение вопроса состоялось пятого сентября 1847 года.

- В акте написано: «По вопросу, поднятому ага-султаном, представителями управления волости и другими уважаемыми биями с разрешения руководства Высшего совета был принят указ о строительстве мечети в этом округе. Было решено сделать распоряжение о приглашении народа к пожертвованию на воздвижение мечети и заведении зашнурованной книги для записи поступающих от населения средств», - отмечает в своих работах краевед.

А если вспомнить, что Кунанбай был назначен на эту должность лишь спустя два года, то в этом случае речь идет о другом главе уезда - Кусбеке Таукине. Именно его некоторые источники указывают в качестве автора идеи. Но Ускенбаев, ревностный почитатель ислама, был одним из первых, готовых вложиться в строительство.

Но деньги не играли решающую роль. Чиновничья волокита являлась существенной препоной. Более подробно об этом говорится в книге «Ипрам, достойный ханов...», входящей в просветительскую серию «Звезды Казахстана». В ней отмечается, что резолюция Каркаралинского округа, о которой говорилось выше, носила лишь рекомендательный характер. Она не имела полноправной юридической силы ввиду отсутствия санкции на сей предмет администрации Западной Сибири и начальника Сибирского пограничного управления, которые ведали основными вопросами, касающимися всех внутренних перемен в области Сибирских казахов. Кроме того, в соответствии с «Положением об отдельном управлении сибирскими киргизами» для получения одобрения требовалось выяснить, когда были поданы ага-султаном и управлением волостей соответствующие просьбы и имелись ли на это «от высшего начальства дозволение и план на постройку».

В конечном итоге просьба была составлена, но бюрократия лишила Кунанбая и его единомышленников возможности напрямую обратиться к генерал-губернатору Западной Сибири князю Петру Горчакову или начальнику Сибирского пограничного управления Николаю Вишневскому, находившимся в Омске. Лишь в октябре 1847 года полевой инженер одобрил проект.

«Оставалась последняя инстанция - П.Д. Горчаков. 22 октября генерал от инфантерии князь Горчаков, один из потомков древней русской аристократии, писал Вишневскому: «…утвердив представленный Вашим превосходительством ко мне 18 октября 1847 года план предполагаемой… мечети и препровождая при сем оный, покорнейше прошу Вас дозволить киргизам Каркаралинского округа произвести эту постройку вне управления», - говорится в книге.

И только после этого пограничный начальник дал предписание Каркаралинскому приказу выбрать участок по своему усмотрению. Как того требовал князь, он располагался вне Каркаралинского селения.

Вольных людей, которых можно было бы привлечь для строительных работ, в округе не было. 15 декабря Кусбек Таукин обратился к генералу Н. Вишневскому с просьбой привлечь к черновым работам солдат роты регулярной армии, расквартированной в Каркаралы, «за положенную по закону плату или какую назначат по условию». Ответ был дан спустя три с половиной месяца. Князь Горчаков и начальник штаба отдельного Сибирского корпуса генерал-майор Жемчужников известили об удовлетворении ходатайства «с тем, чтобы они занимались постройкой в свободное от службы время и за условную плату». Несмотря на это, работы так и не начались ни весной 1848-го, ни 1849-го, и даже в первой половине 1850 года. Причиной тому была смена власти. Между Таукиным и Алшынбаем, одним из самых влиятельных людей Каркаралы, произошли разногласия. Кусбек был отстранен от должности ага-султана. 15 июля 1849 года на этот пост был выбран Кунанбай.

В своей докладной записке преемнику Вишневского Клейсту он писал: «Ныне же по воле его сиятельства и распоряжению Вашего Высокоблагородия обязанности старшего султана возложены на меня. Следовательно, постройка мечети должна зависеть уже от меня». Он планировал возвести ее ниже Каркаралинской крепости, в которой располагался оружейный приказ, на расстоянии одной версты по Семипалатинскому тракту, где совершенно свободно «поместится слобода». Кроме того, ага-султан уделял повышенное внимание учреждению при мечети школы: «Желающие в оную киргизские мальчики по образованию могут познакомить себя с российскими законами и обычаем». Начальник области Сибирских казахов специальным указанием разрешил Кунанбаю «иметь помещение для мулл и учебного заведения». 15 августа 1853 года отец Абая сообщил своему руководству, что «магометанская мечеть в селении Каркаралы постройкою окончена».

Она представляла собой деревянное двухэтажное здание - сруб, сложенный из тесаных бревен. Впоследствии стены были облицованы досками. Культовое сооружение выполняло свои функции до 1930 года. Как известно, с приходом советской власти начались гонения на религию. Минарет и украшавший его полумесяц исчезли, и никто не берется сказать, когда именно это произошло. Несколько лет назад Ерлан Мустафин обнаружил священный символ в сарае у местного жителя. Как он туда попал, история умалчивает, но доподлинно известно, что он предназначался для сдачи в металлолом. Сейчас полумесяц хранится дома у краеведа, из-под пера которого вышло несколько книг, посвященных этой теме. Например, одна из них рассказывает о первом имаме Хасане ахуане Сейфуллине, назначенном самим Кунанбаем.

Само же здание приспособили под нужды государства. Как сообщил заместитель акима Каркаралинского района Сайлау Алиулы, в одно время здесь располагалась библиотека. Затем долгие годы мечеть использовали как Дом пионеров. Впоследствии она и вовсе пустовала. Так как в советское время прямых указаний стереть строение с лица земли не поступало, его попросту решили скрыть от людских глаз, построив перед ним школу механизации. И лишь в перестроечные годы было принято решение о его реставрации. Но в силу определенных причин речь шла не о мечети Кунанбая, а о медресе Абая. Объект включили в список памятников культуры и архитектуры, соответственно, финансирование взяло на себя государство. После соответствующих согласований и организационных работ стало понятно, что руководство ходом работ должно осуществляться на месте. По информации С. Алиулы, с этой целью при районном историко-краеведческом музее был открыт отдел, посвященный великому поэту и мыслителю. Восстановление было поручено «Казреставрации» Министерства культуры.

Специалисты, изучив фронт работ, пришли к выводу, что здание необходимо поднимать с нуля. Для возведения новых стен использовались каркаралинские сосны, заготовленные за два года до этого. А так как Советский Союз к тому моменту уже находился на грани развала, бюджет проекта был ограничен. В этой связи пришлось отказаться от идеи восстановить подвал. Сруб поднимали прямо с земли. Таким образом, вопреки расхожему мнению, фактически мечеть была построена заново. Как гласит народная молва, в новых стенах использовалось лишь одно бревно, уцелевшее от прежней постройки.

Сайлау Алиевич отмечает, что реставрация завершилась осенью 1991 года. А вскоре Казахстан обрел независимость, в районе, как и повсеместно по стране, начала возрождаться религия.

- Духовенство обратилось с письмом к последнему первому секретарю райкома, первому акиму района Толеутаю Шахарбаеву с просьбой передать мечеть верующим. Соответствующее решение было принято после принятия здания государственной комиссией. С этого времени началась новая эпоха мечети Кунанбая кажы. Первым ее имамом был Зейнолла Сейсембекулы, который прожил 106 лет, - рассказал он.

Но и это еще не все. В соответствии с требованиями реставрации, речь шла не только о восстановлении здания. Необходимо было его основательно утеплить и укрепить. В 2001-2002 годы, в рамках республиканской программы «Жибек жолы», здесь были проведены отделочные и ремонтные работы. В результате удалось восстановить первоначальный вид мечети. Внутри помещения появились михраб - ниша в стене, ориентированная на Мекку, в которой располагается имам во время молитвы, минбар - возвышение, с которого читается проповедь, и книжные полки. Башню украсили традиционные восточные узоры. Кроме того, была полностью благоустроена прилегающая территория - установлено ограждение, освещение, уложена брусчатка, высажены саженцы сосны.

Знал ли Кунанбай, возводя мечеть, что спустя более полутора века на государственном уровне будет принято решение о реализации мер по повышению историко-культурной роли и значимости его личности? Вряд ли. Он жил заботами о духовном развитии сородичей, тем самым воздвигнув себе нерукотворный памятник в виде уважения народа.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Дипломат. Мудрец. Оратор 23.06.2020

    О знаковых личностях Великой казахской степи пишут много. Но, к сожалению, чаще всего в рамках знаменательных дат. Проходят юбилеи, и к истории жизни этих людей обращаются все реже. Реализация программы «Рухани жаңғыру» позволяет сохранить историческую память о тех, кто влиял, а иногда и формировал эпоху.

  • Родная речь 18.06.2020

    Мотивация играет первостепенную роль в изучении казахского языка. Этот вопрос стал предметом обсуждения во время видеовстречи в ZoomRooms. В ней приняли участие руководители областных управлений, видные общественные деятели, депутаты, ученые. В их числе - Бекзат Алтынбеков, Бахыткали Мусабеков, Жексен Абдрахманов, Нурсулу Букетова, Сагат Батырханова, Темиргали Кокетай и другие.

  • «Я пришла из школы в блиндажи сырые» 16.06.2020

    На историческом факультете КарГУ им. Е.А. Букетова в Центре этнокультурных и историко-антропологических исследований ведется разработка научно-исследовательского проекта о женщинах Казахстана в годы Великой Отечественной войны. Он, как и многие другие, реализуется в рамках программы «Рухани жаңғыру».

  • Укрепляя доверие граждан 30.05.2020

    Наша страна стоит на пути прогрессивного развития в направлениях, обозначенных Первым Президентом РК Нурсултаном Назарбаевым в Плане нации «100 конкретных шагов». В связи с этим перед государственными служащими поставлены большие задачи, которые требуют от всех слаженности действий, настойчивости, креативности и упорства.

  • Вершители «Жеті жарғы» 26.05.2020

    Памятник знаменитым казахским биям - Толе би, Казыбек би и Айтеке би появился на территории областного суда. Торжественная церемония презентации скульптур состоялась с участием главы региона Жениса Касымбека. Это первая крупная композиция в шахтерской столице, посвященная выдающимся личностям, внесшим неоценимый вклад в объединение степного народа.

  • Секреты древности 23.05.2020

    Четыре тысячи лет назад на территории Жезказган-Улытауского региона в поселениях располагались целые металлургические комплексы. Сегодня мало осталось исторических памятников, которые могли бы рассказать об укладе жизни племен того времени, а те, что есть, медленно, но верно разрушает природа. На основании имеющихся данных, полученных в результате кропотливой работы археологов и историков, уже сегодня можно обоснованно заявить об открытиях и достижениях мастеров, живших в суровых условиях, - это уникальные плавильные печи, аналогов которым нет в мире, глубокие знания свойств руды и литейное производство.

  • Мудрость Абая 21.05.2020

    Свыше 14 тысяч учащихся из 500 учебных заведений региона приняли участие в республиканской акции «Час добропорядочности», проведенной по инициативе Антикоррупционной службы Казахстана.

  • Колыбель истории 21.05.2020

    Уникальные артефакты, датируемые эпохой, предшествующей образованию Казахского ханства, хранятся в областном историко-краеведческом музее. Речь идет о предметах, обнаруженных археологами в мавзолее, в котором, предположительно, была захоронена дочь или невестка Джучи хана, старшего сына Сотрясателя Вселенной.

#birgemiz