23 мая 2020 года 1664

Секреты древности

Автор: Юлия ПУЛИНА

Четыре тысячи лет назад на территории Жезказган-Улытауского региона в поселениях располагались целые металлургические комплексы. Сегодня мало осталось исторических памятников, которые могли бы рассказать об укладе жизни племен того времени, а те, что есть, медленно, но верно разрушает природа. На основании имеющихся данных, полученных в результате кропотливой работы археологов и историков, уже сегодня можно обоснованно заявить об открытиях и достижениях мастеров, живших в суровых условиях, - это уникальные плавильные печи, аналогов которым нет в мире, глубокие знания свойств руды и литейное производство.

 

И все это - в бронзовом веке, который ученые считают эпохой расцвета металлургии меди и бронзы в истории Казахстана, главным показателем технического прогресса.

Об одном из самых интересных памятников истории и его секретах рассказала археолог, ведущий научный сотрудник Института археологии им. А.Х. Маргулана МОН РК Антонина Сергеевна Ермолаева, которая возглавляет исследовательские работы в области древней металлургии в Карагандинском регионе.

Наличие богатых месторождений меди способствовало активному развитию древней металлургии, и во втором тысячелетии до нашей эры эта отрасль наряду с металлообработкой стала определяющим родом занятий для племен, населявших в то время Центральный Казахстан. Горно-металлургические центры Казахстана в эпоху позднего бронзового века были важнейшими производителями меди и бронзы на всей территории Евразийской (Западно-Азиатской) металлургической провинции. И Жезказган-Улытауский - один из крупнейших.

Жезказганское месторождение меди, до сих пор являющееся одним из крупнейших в мире, на протяжении бронзового века обеспечивало сырьем целый ряд металлургических поселений Евразии. В настоящее время здесь исследуется поселение Талдысай, расположенное в урочище на слиянии двух рек.

В этом месте сосредоточено множество археологических памятников, принадлежащих разным историческим эпохам: стоянки каменного века (мезолит, неолит, энеолит), поселение металлургов и могильник эпохи бронзы, курган с «усами» эпохи ранних кочевников, средневековое городище Баскамыр и погребения той эпохи, сторожевая башня, пещера со следами обитания человека в древности и средневековье, казахское кладбище XVII-XIX вв., останки оросительных систем. И все эти памятники сосредоточены на небольшой площади диаметром 6-7 км вокруг поселения Талдысай.

В середине прошлого века Сарыарка тщательно изучалась и археологами, и геологами. С 1994 года и по сей день на поселении работает Центрально-Казахстанская археологическая экспедиция, которая проводит комплексное изучение памятника, включая полевые и лабораторные исследования с привлечением методов естественных наук и экспериментального моделирования.

Эти работы способствуют решению дискуссионных проблем по истории не только Жезказган-Улытауского горно-металлургического центра, но и древнего металлопроизводства Казахстана в целом.

Геолого-археологическими изысканиями Н. Валукинского и А. Маргулана в 1930-1950 годы здесь выявлены многочисленные следы древней добычи медных руд, поселения горняков и металлургов с остатками объектов по добыче и выплавке меди. К настоящему времени все они разрушены при разработке геологических и промышленных карьеров и разносов. Вне зоны индустриального освоения региона оказались лишь отдельные памятники.

Производственная деятельность в Талдысае, как и во всем Жезказган-Улытауском регионе, была обусловлена наличием богатейших залежей окисленной и сульфидной медной руды. На поселении в течение всего позднебронзового века осуществлялся почти полный металлопроизводственный цикл, за исключением собственно добычи и первичного обогащения руды. Здесь плавили медь из руды, отливали из нее различные изделия, дорабатывали кузнечной ковкой.

Мастерские основаны носителями петровской культуры и функционировали на протяжении II тыс. до н.э. Все производственные процессы на поселении были технологически и организационно взаимосвязаны. При этом гончарство, обработка горных пород, древесины, шкур, а также костей и рогов, обслуживали не только быт поселенцев, но и высокотехнологичное металлопроизводство и узконаправленное оружейное дело.

Металлопроизводство было в древности едва ли не самым трудоемким и сложным ремеслом, а процесс выплавки меди не всегда был управляем и предсказуем. Поэтому неудивительно, что на поселении Талдысай, как и на других поселениях металлургов и кузнецов-литейщиков, обнаружены следы многочисленных жертвоприношений в жилищно-производственных постройках.

Так, в одном из таких жилищ-цехов, западном, обнаружены принесенные в жертву целые тушки ягнят, выкладки из костей животных вперемешку с медной рудой и изделиями из кости и горных пород.

Когда же металлургический цех прекращал свою работу, это сопровождалось массовыми жертвоприношениями. Так, в одном из жилищ обнаружены целые туши животных и их частей, а возле дымохода - два человеческих скелета. Среди костей животных встречаются многочисленные костяные изделия и орудия из горных пород. Эти жертвоприношения связаны с оставлением жилища: характер их расположения указывал на невозможность дальнейшего его функционирования.

Уникальные плавильные печи

Во время раскопок археологами были обнаружены неплохо сохранившиеся остатки печей двух разновидностей - шахтного типа, представлявшие собой ямы, углубленные в землю на два с лишним метра, которые использовались для обогащения и плавки сульфидной руды (халькопирит, хризоколла), а также наземные печи отражательного типа действия, имевшие небольшие размеры и использовавшиеся для плавки окисленных руд (малахит,  азурит).

Плавильные печи разных типов соседствовали или находились непосредственно в жилищах металлургов, что и позволило сделать вывод о появлении в эпоху бронзы специализирующихся на металлургии поселений.

Металлургические комплексы, аналогичные талдысайским, еще в 70-80-е годы прошлого столетия были выявлены на памятниках Атасуского микрорайона в северной Бетпакдале. На поселениях Атасу, Акмустафа, Акмая и Мыржик были раскопаны медеплавильные печи шахтного типа, не имеющие аналогов за пределами Казахстана. Спустя десятилетие подобные теплотехнические сооружения удалось открыть и при раскопках Талдысая. К сожалению, достоверно идентифицировать древние плавильные печи затруднительно, так как большинство из них, особенно наземного типа, разрушено. Но благодаря обнаруженным в нижних слоях Талдысая относительно неплохо сохранившимся остаткам металлургических печей двух разновидностей археологи смогли достоверно определить, что поселение металлургов и их производственные комплексы функционировали в первой половине II тысячелетия до нашей эры. Более того, их смогли экспериментально «завести» в наше время!

Реконструкция производственной деятельности древних металлургов всегда была особенно важной и сложной и до недавнего времени основывалась исключительно на исследовании металлургических печей, интерпретация которых зачастую носила спорный характер, а идентификация далека от истины. В свое время частью исследователей оспаривалась гипотеза археолога М. Кадырбаева, первооткрывателя древних шахтных печей, об использовании этих теплотехнических сооружений для выплавки меди. Для подтверждения достоверности его интерпретации был применен метод экспериментальной археологии.

В 2013 году археометаллург из Челябинска (Россия)  И.А. Русанов в полевых условиях воссоздал ямы-печи трех основных талдысайских разновидностей. Во время проведения экспериментальных работ использовались материалы и различные приспособления, которые применялись только в древности. Плавильную печь смогли «завести» и разогреть до уровня современных печей и выплавить металл. Эти эксперименты подтвердили все изыскания М. Кадырбаева.

Кроме того, на археологизированных остатках древних печей наземного и шахтного типов, обнаруженных в Талдысае, было реконструировано их устройство, а анализ металлургического шлака позволил воссоздать технологические процессы, происходившие в печи, а в итоге - производство меди. Вся эта кропотливая работа позволит выявить общее и особенное в технологических традициях племен разных регионов Казахстана и Евразии, взаимосвязи с культурными и этническими процессами, происходившими в этот период. На примере металлургических поселений можно показать усложнение самой технологии медеплавильного производства и изменения технологических традиций, а также появление профессий в производстве и специализированных металлургических поселений.

По сути, сегодня известно, что для древнего металлурга необходимы были четыре вещи: руда, топливо, дутье и агрегат для плавления. Выплавка меди из окисленных руд в огромном количестве производилась в печах небольших размеров. Но потребление руды возрастало от века к веку. Зоны окисленных руд, и без того маломощные, быстро истощались. Первоначально древние рудокопы оставляли медную выработку только тогда, когда вместо зеленых, красных и синих окислов появлялся золотистый халькопирит, содержащий в добавках серу и железо. С изобретением способа получения меди из халькопирита древняя металлургия шагнула на новую высотехнологичную ступень. И можно с уверенностью сказать, что древние металлурги Сарыарки также имели отношение к этому открытию, изобретя печи шахтного типа, в которых мог происходить полный передел медных сернистых руд.

Таким образом, в результате археологических раскопок в Сарыарке были открыты металлургические комплексы с медеплавильными агрегатами, являющимися уникальными памятниками технической культуры древних племен, населявших некогда просторы Евразии.

Но первоначально, с изменением металлургического процесса в связи с переходом от окисленных руд к сульфидным, многим древним металлургам пришлось преодолеть самый серьезный барьер. Решение проблемы разделения меди и серы в сульфидных рудах было качественным скачком в технике древнего металлургического производства.

Руда

На поселении найдена отожженная руда, которая определяется как вторичный сульфид, полученный в процессе обогащения халькопирита. Первичный сульфид халькопирит (колчедан меди) и вторичный сульфид меди халькозин обнаружены только в шлаках. В то же время найдено много окисленной руды. Таким образом, ученые установили, что наибольшую ценность при выплавке меди представляли именно сульфидные руды. Было определено, что процесс получения меди из вторичных сульфидов был более простым и менее затратным во всех смыслах, при этом достигалась экономия топлива, труда, времени и получения минимума отходов. Иными словами, при меньших затратах древние металлурги достигали наибольших результатов в выплавке меди.

Применение печей таких размеров, как ямы шахтного типа, объясняется недостатком топлива в Улытау-Жезказганском регионе и наличием легкодоступного медного сырья. Произведенные учеными расчеты показали, что использование ям шахтного типа в полупустынном месте давало существенную экономию топлива.

Весьма интересен состав металлургической коллекции Талдысая, включающей в себя разновидности медных руд - малахита, хризоколлы, халькозина, азурита; свинцовой руды - галенита; медных слитков, с песков и капелек, а также ошлакованной глины (керамзит).

Литейное дело и исследования

При всем этом на поселении существовало не только медеплавильное, но и литейное производство, что подтверждается находками готовых медных изделий, целые и во фрагментах - ножи, пробойники, долота, шилья, иглы, скрепки, серьги, бусы, створки каменных и керамических литейных форм, керамических льячек, керамических и каменных льячек, костяных лощил для шлифовки изделий после отливки. Литейная форма, к слову, входила в комплекс жертвоприношения из двухкамерного жилища-мастерской.

Поселение древних металлургов близ Жезказгана очень интересует археологическое мировое сообщество, и не раз поступали предложения о совместной работе и даже субсидировании исследований на Талдысае от ученых из дальнего зарубежья, так как уже сегодня проведенные исследования и анализы показывают удивительные результаты.

Профессор из Республики Корея Пак Джан Сик провел обширное технологическое исследование металла Талдысая. Изучение химического состава и технологии изготовления металлических изделий показало, что они были отлиты в формах, а затем подверглись основательной кузнечной доработке, что связано, по всей вероятности, с использованием нелегированной меди (с примесями) при изготовлении наконечников. Присутствие серы, свинца и железа в двух образцах мало повлияло на свойства сплавов, но нелегированная медь обладает низкой текучестью, что приводит к дефектам литья. Эти нежелательные последствия, влияющие, кстати сказать, и на сохранность археологических предметов, в древности успешно устранялись проковкой отливок.

Относительно новым направлением исследований, примененным и на поселении Талдысай, является анализ шлаковых отходов металлургического производства, в результате которого можно реконструировать различные технологические схемы, историю их формирования и распространения и даже определить рудные источники. Однако шлак требует применения сложных и дорогостоящих методов. Работа по исследованию шлаков эпохи бронзы была начата в 1986 году в Челябинске археометаллургом  С.А. Григорьевым, которая продолжается до сих пор.

Для реконструкции физико-химических процессов, проходивших во время плавки медной руды в печи, проводится анализ талдысайских шлаков археометаллургом Миляной Радивоевич в лаборатории Кембриджского университета в Англии. Первые же результаты оказались крайне интересными для историков и были представлены на международной конференции археометаллургов в Греции. В будущем А. Ермолаева обещала рассказать о том, какие выводы были сделаны и какое влияние они оказали на понимание древней металлургии в целом.

Для теплотехнических сооружений Талдысая наземного типа установлены общие и особенные свойства с конструкциями печей в разных регионах Евразии - на Южном Урале (Россия), Донецком регионе (Восточная Украина). Эти типы теплотехнических сооружений существовали на укрепленных поселениях синташтинской культуры (Синташта и Аркаим), принадлежавших степному населению Южного Зауралья на рубеже среднего и позднебронзового веков. Кроме того, установлено, что наземные печи поселения Талдысай аналогичны теплотехническим конструкциям, исследованным на поселении срубной общности Червонэ озеро 3-го Картамышского археологического микрорайона Донецкого горно-металлургического комплекса.

Таким образом, в результате проведенных археологических раскопок в зоне трех крупнейших горно-металлургических центров Казахстана - Жезказган-Улытауского, Северо-Бетпакдалинского и Рудно-Алтайского - были открыты металлургические производства, которые по конструкции медеплавильных печей и инфраструктуре оказались уникальными памятниками технической культуры древних племен не только для Казахстана, но и для всей Евразии.

Уникальность поселений металлургов состоит в том, что выявленные в них металлургические комплексы являются ярким и неоспоримым подтверждением существования передовой для того времени металлургии.

Жезказган-Улытау

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Награды к юбилею 04.08.2020

    В этом году Ассамблея народа Казахстана отмечает свое 25-летие. В Жезказгане ряд ее участников, среди которых - руководители этнокультурных центров, известные меценаты и предприниматели, были удостоены памятных медалей и наградных свидетельств за подписью Первого Президента.

  • Общереспубликанская акция «Час добропорядочности» 21.07.2020

    По инициативе Агентства Республики Казахстан по противодействию коррупции на всей территории страны проводится единая общереспубликанская акция «Час добропорядочности».

  • Дипломат. Мудрец. Оратор 23.06.2020

    О знаковых личностях Великой казахской степи пишут много. Но, к сожалению, чаще всего в рамках знаменательных дат. Проходят юбилеи, и к истории жизни этих людей обращаются все реже. Реализация программы «Рухани жаңғыру» позволяет сохранить историческую память о тех, кто влиял, а иногда и формировал эпоху.

  • Родная речь 18.06.2020

    Мотивация играет первостепенную роль в изучении казахского языка. Этот вопрос стал предметом обсуждения во время видеовстречи в ZoomRooms. В ней приняли участие руководители областных управлений, видные общественные деятели, депутаты, ученые. В их числе - Бекзат Алтынбеков, Бахыткали Мусабеков, Жексен Абдрахманов, Нурсулу Букетова, Сагат Батырханова, Темиргали Кокетай и другие.

  • «Я пришла из школы в блиндажи сырые» 16.06.2020

    На историческом факультете КарГУ им. Е.А. Букетова в Центре этнокультурных и историко-антропологических исследований ведется разработка научно-исследовательского проекта о женщинах Казахстана в годы Великой Отечественной войны. Он, как и многие другие, реализуется в рамках программы «Рухани жаңғыру».

  • Сквозь века и забвение 13.06.2020

    В этом году Казахстан отмечает 175-летие со дня рождения Абая - великого поэта, писателя, философа и мыслителя. В свете этих событий Каркаралинск по праву является местом гения. Здесь он провел детские годы, навсегда сохранив
    в своей душе теплые воспоминания об этой поре.

  • Укрепляя доверие граждан 30.05.2020

    Наша страна стоит на пути прогрессивного развития в направлениях, обозначенных Первым Президентом РК Нурсултаном Назарбаевым в Плане нации «100 конкретных шагов». В связи с этим перед государственными служащими поставлены большие задачи, которые требуют от всех слаженности действий, настойчивости, креативности и упорства.

  • Вершители «Жеті жарғы» 26.05.2020

    Памятник знаменитым казахским биям - Толе би, Казыбек би и Айтеке би появился на территории областного суда. Торжественная церемония презентации скульптур состоялась с участием главы региона Жениса Касымбека. Это первая крупная композиция в шахтерской столице, посвященная выдающимся личностям, внесшим неоценимый вклад в объединение степного народа.

#birgemiz