21 мая 2020 года 236

Колыбель истории

Автор: Асель ЖЕТПИСБАЕВА

Уникальные артефакты, датируемые эпохой, предшествующей образованию Казахского ханства, хранятся в областном историко-краеведческом музее. Речь идет о предметах, обнаруженных археологами в мавзолее, в котором, предположительно, была захоронена дочь или невестка Джучи хана, старшего сына Сотрясателя Вселенной.

 

Памятник расположен в Улытауском районе, в 30 километрах от села Талап. Золотые изделия и одежда, найденные при раскопках, свидетельствуют о том, что они принадлежали представительнице высокого сословия.

Сегодня этому периоду истории уделяется пристальное внимание. Золотая Орда сыграла важную роль в развитии средневекового мира и в становлении Казахского ханства. В этот период прогрессивно развивались торгово-экономические отношения, градостроительство и архитектура, социально-политические институты. Эти процессы охватывали и территорию современного Казахстана. Некоторые традиционные нормы народного обычая, вошедшие в свое время в Ясы Чингисхана - свода монгольских законов, и не потерявшие смысла в условиях казахского общества XVII века, возможно, стали частью законодательного памятника казахов «Жеті Жарғы» («Семь установлений», «Уложение» или «Законы хана Тауке»).

Они были первыми

Как отметил археолог, ведущий научный сотрудник Национального музея РК Айбар Касеналин, первые сведения о мавзолее встречаются в средневековых источниках. О развалинах, расположенных в устье рек Кенгир и Сарысу, упоминал русский путешественник и географ Николай Рычков, автор труда «Дневные записки путешествия в Киргиз-Кайсацкую степь в 1771 году».

В советское время исследованиями Улытау занимался Алькей Маргулан. В Вестнике Академии наук Казахской ССР он опубликовал отчет экспедиции «Архитектурные памятники в долине р. Кенгир», в котором отмечал, что археологической экспедицией в течение 1946 и 1947 годов был собран довольно обширный материал, характеризующий состояние архитектурных памятников Центрального Казахстана.

«Наиболее насыщенными древними памятниками являются долины рек Сарысу и Кенгир. В долине р. Кенгир, составляющей часть Улытауской складчатой равнины, почти каждое урочище покрыто какими-либо памятниками. Это вполне понятно, ибо район Кенгира и Улу Тау в прошлом, на протяжении ряда столетий, играл известную роль, являясь одним из культурно-экономических районов кочевого государства Дешт-и-Кипчак… При завоевании этого края монголы сделали его одним из экономических и политических центров господства, насаждая жестокую форму эксплуатации трудовых масс. Район Улу Тау с Кенгиром и бассейном  р.Сарысу оказался личным поместьем завоевателя Джучи хана, который делил его просторы между своими беками и ноянами», - говорится в публикации.

В 1997 году вышел в свет сборник ранее не опубликованных работ А. Х Маргулана. В статье «О значении эпиграфических памятников Казахстана» он писал: «Помимо письменных и устных преданий отдельные эпизоды древней истории казахов можно восстановить по большой серии надгробных надписей. Исследователями обнаружены огромные каменные стены с родословными таблицами, тамгами, биографическими сведениями об умерших. Все эти эпиграфические памятники отличаются своеобразием архитектурного решения. Надписи на самых древних памятниках исполнены орхонским письмом (находки в горах Асы, Каратау, Бесбатыр Актогайского района), древнеуйгурским алфавитом (мавзолей Жубан-ана, Ботагай на реке Нуре), арабским письмом (мавзолей Бабаши-хатун, Айша-биби, Болган-ана, Кок кесене, Улуг билги в Таласе - 1262 г., Сунак-ата в Женде - 1273 г.)». Там же отмечалось, что наибольший интерес представляют уникальные памятники, находящиеся в бассейне реки Сарысу в Улытауском районе.

 В 1957 году Георгий Герасимов издал научный труд «Памятники архитектуры долины реки Кара Кенгир в Центральном Казахстане» (издательство Академии наук Казахской ССР). В нем отмечалось, что недалеко от урочища Караджар, километрах в 10 от устья реки, за ее левым притоком, находится старое, полуразвалившееся сооружение, которое называют мавзолеем Болган-ана. Расположено оно на высоком холмистом берегу реки, на ее верхней террасе, и хорошо видно на значительном расстоянии.

«На западной обрывистой стороне возвышенности, на средней террасе, имеются остатки каких-то больших каменных сооружений. Предполагать, что они были напольными печами для обжига кирпича, никак нельзя, так как по размерам эти руины занимают значительную территорию. Не могут быть они развалинами какого-нибудь мавзолея, потому что, во-первых, мавзолей не ставили прямо у крутого обрыва, во-вторых, он не имел бы мощных фундаментов и подвальной части, остатки которых довольно отчетливо вырисовываются даже теперь. Поэтому мы склонны думать, что здесь было сооружение другого назначения, более монументального характера. Это, вероятнее всего, развалины какого-то укрепленного замка владетельного феодала (хана или султана). Вокруг такого замка могли быть расположены жилища многочисленной челяди, а неподалеку - фамильный мавзолей. «Среди местных жителей сохранилась легенда о том, что в далекие времена Болган-ана была владетельницей этих мест. Будучи слишком деспотичной и строптивой, она была вынуждена опасаться покушений на свою жизнь со стороны подвластных ей племен. По ее указанию и построили этот замок-укрепление», - сообщал исследователь.

Г. Герасимов подробно описал памятник, акцентировав внимание на том, что наружные стены соответствовали установившейся тогда традиции в строительстве мавзолеев на территории нынешнего Центрального Казахстана. Он подчеркнул, что это первое сооружение, единственное среди старых мавзолеев с таким оформлением входного проема.

На тот момент при сравнительно удовлетворительной сохранности наружных стен, выполненных из красного жженого кирпича, были полностью разрушены угловые арки, барабан и весь купол. Поэтому судить об их точных размерах не представлялось возможным.

«Мысленно восстанавливая архитектурные и конструктивные формы этого мавзолея, учитывая при этом его крепостеобразные стены, мы можем представить, что в свое время он был мощным, монументальным и цельным архитектурным сооружением, созданным в период подъема народного зодчества. Простой план, строгие и выразительные формы, технически грамотно выполненные работы по кирпичной кладке говорят о довольно высокой культуре строительного искусства того времени», - размышлял ученый.

Не располагая письменными источниками и археологическими данными о том, когда было возведено сооружение, Герасимов, сопоставив мавзолей Болган-ана с подобными, пришел к выводу, что по типу, стилевым признакам и характеру применения техники его возникновение можно отнести к началу XV века: «Среди населения существует предание, которое хотя и в малой степени, но все же может нас ориентировать. Оно гласит, что ханша Болган-ана жила около пяти веков тому назад до калмыков (ойротов), примерно в начале XV в. В этот период, как известно, в Центральном Казахстане началось постепенное складывание Казахского ханства. И, возможно, что отдельные представители его правящей феодальной верхушки, экономически достаточно сильные, были в состоянии возвести такое сооружение на могиле своего родственника. Различные вариации устного предания с течением времени могли измениться, но основа его в той или иной степени должна была остаться».

А относительную сохранность памятника, по сравнению с другими, автор объяснил тем, что местные жители, уважительно относящиеся к нему, оберегали мавзолей и, возможно, даже ремонтировали, чтобы предупредить разрушения. Подчеркивая историко-архитектурную ценность памятника, ученый отмечал, что археологические раскопки на руинах сооружений, группирующихся вокруг Болган-ана, позволили бы обнаружить более интересные материалы и лучше раскрыть его значение.

Золото чингизидов

Г. Герасимов не ошибся в своих прогнозах. В марте 2008 года Постановлением Правительства РК объект был включен в Государственный список памятников истории и культуры республиканского значения. В 2018 году ученые провели его доскональное исследование. Работы инициировало областное управление культуры. В ходе раскопок было сделано сенсационное открытие - здесь были обнаружены женские останки, серьги, золотая чаша и элементы одежды.

Украшение выполнено в виде вопросительного знака из округлого в сечение прута. Дужка округлая, с несомкнутым окончанием. В основании прута внизу расположена крупная пастовая бусина овальной формы. Она была продета через прут, который ее окаймляет сбоку. Сверху выполнена намотка из множества вплотную расположенных друг к другу витков.

Результаты металлографического анализа чаши, весящей 244 грамма, показали, что она на 90,9 % состоит из золота. Кроме того, сплав содержит серебро (8,26%) и медь (0,84%). На дне с внутренней стороны нанесено крупное изображение цветка лотоса в окружении листьев. Оно вписано в окружность, покрытую лентами, которые заполнены частыми короткими прямыми насечками или зигзагом. Цветок покоится на небольшом, размещенном под наклоном, стебле, в основании которого находится крупный листок сердцевидной формы с волнистым краем с одной стороны. По обе стороны от побега отходят еще четыре. Нижние выполнены более упрощенно, нежели верхние. Ниже бортика с внешней стороны изображена полоска, в пределах которой нанесен побег, по обе стороны от которого отходят закругленные завитки с волнистыми краями. Для изготовления сосуда применялись ковка, гравировка и пуансон.

Загадки дворцовой моды

Исследованием наряда занимается Татьяна Крупа - археолог, реставратор, специалист по древним текстильным технологиям, заведующая Международной научно-исследовательской лабораторией «YMAI» на базе «Margulan Centre» Павлодарского государственного педагогического университета. 15 мая она провела онлайн-лекцию «Текстиль из раскопок Болган-ана», в которой приняли участие ученые из Казахстана, Кыргызстана, России и Украины.

Как было отмечено, найти во время археологических раскопок текстиль считается колоссальной удачей. Поэтому сразу же встал вопрос о его сохранности и консервации.

Из первой группы тканей, на которой подробно остановилась Т. Крупа, был сшит большой халат, который, считает она, использовался как покров.

- Сразу хочу отметить, что мы имеем дело с дворцовой золотоордынской модой, которая была представлена прекрасными широкими халатами. На сегодня нам известен крой этой находки. Его обладательница была невысокого роста - 157 сантиметров, и чуть больше средней полноты. Низ одеяния по окружности составляет около четырех метров. Это парадное одеяние из шелковой камки, что усиливает статусность погребения, - объяснила Татьяна Николаевна.

Для его пошива применялись два вида камки, произведенной китайскими мастерами. Причем декор одной из них чем-то напоминает изображение на чаше. Борта и манжеты выполнены из желтой парчи.

В погребении также были найдены две бокки (головной убор из бересты) из китайской красной парчи. Она, как отметила исследователь, была широко распространена на территории Казахстана именно в золотоордынскый период, тогда как для территории России больше характерны полосатые, желто-голубые ткани.

- Я еще до конца не разобралась, но, думаю, это связано с функционированием основных торговых магистралей, - озвучила исследователь свою точку зрения.

В качестве декора головного убора использовался ажурный шелковый газ.

Золотая обмотка нитей бокки очень сильно обсыпалась и, скорее всего, это произошло еще при жизни носительницы. Основу нити составляет серозная оболочка кишки животного.

- Существуют несколько версий того, как она изготавливалась. Единого мнения среди исследователей нет. Толщина золотого покрытия составляет 0,5-0,7 микрона. К слову сказать, из одного грамма золота можно получить больше километра нити. Это еще одна загадка золотоордынских тканей. Если принимать во внимание, что речь идет о XIII- XIV веках, технология восхищает. Почему именно серозная оболочка? Мы знаем второй центр по производству золотых нитей - Ближний Восток. Там толщина раскатки золота - 5-7 микрон. Использование оболочки позволяло китайским мастерам удешевить технологический процесс. Они заменили необходимую толщину металла органической подложкой, которая отличается высокой прочностью, благодаря чему не составляет труда раскатать на ней золото, - подчеркнула лектор.

Много вопросов у ученого вызывает синяя атласная ткань, также декорированная драгоценным металлом. Т. Крупа не берется утверждать, для какого элемента костюма она применялась. Скорее всего, это была поясная одежда, возможно, какая-то разновидность юбки.

Тщательному изучению подверглись красители. Уже однозначно можно утверждать, что для красной парчи использовалась марена красильная, для синей - индигофера. Что же касается желтой ткани, Т. Крупа сделала свои выводы, но озвучивать их она не стала. Свои данные она намерена проверить в лаборатории турецкого университета Мармара. Образцы уже находятся там.

Подводя итоги встречи, исследователь подчеркнула, что такие халаты на территории Казахстана больше не известны. В свое время публиковались материалы о раскопках, проводимых в Прииртышье. В них также упоминался подобный наряд и даже был сделан его рисунок. Но найти следы одеяния ей пока не удалось.

Мозговой штурм

Как сообщил Айбар Касеналин, на сегодняшний день, помимо текстиля, также готовы некоторые результаты в части антропологии и определения возраста памятника. Ученые едины в том мнении, что мавзолей был возведен в XIII-XIV веках. Продолжается изучение останков. В этом задействована международная группа, в ее состав входят представители Национального музея РК, Назарбаев университета, Национального генетического центра Японии, Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая и Сибирского отделения Российской академии наук. Радиоуглеродное датирование (метод определения точного возраста) проводится в лаборатории «Beta Analytic» (Майями).

- В настоящее время мы занимаемся реконструкцией черепа из могильника. Генетические исследования надеемся получить в конце этого года, - сообщил Касеналин.

 Фото Дмитрия КУЗМИЧЕВА

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Вершители «Жеті жарғы» 26.05.2020

    Памятник знаменитым казахским биям - Толе би, Казыбек би и Айтеке би появился на территории областного суда. Торжественная церемония презентации скульптур состоялась с участием главы региона Жениса Касымбека. Это первая крупная композиция в шахтерской столице, посвященная выдающимся личностям, внесшим неоценимый вклад в объединение степного народа.

  • Секреты древности 23.05.2020

    Четыре тысячи лет назад на территории Жезказган-Улытауского региона в поселениях располагались целые металлургические комплексы. Сегодня мало осталось исторических памятников, которые могли бы рассказать об укладе жизни племен того времени, а те, что есть, медленно, но верно разрушает природа. На основании имеющихся данных, полученных в результате кропотливой работы археологов и историков, уже сегодня можно обоснованно заявить об открытиях и достижениях мастеров, живших в суровых условиях, - это уникальные плавильные печи, аналогов которым нет в мире, глубокие знания свойств руды и литейное производство.

  • Мудрость Абая 21.05.2020

    Свыше 14 тысяч учащихся из 500 учебных заведений региона приняли участие в республиканской акции «Час добропорядочности», проведенной по инициативе Антикоррупционной службы Казахстана.

  • Музейный комплекс 19.05.2020

    Рядом с мавзолеем старшего сына Чингисхана Жоши (Джучи) начато строительство нового историко-культурного комплекса. Данный проект реализуется во исполнение поручения Главы государства Касым-Жомарта Токаева, который в прошлом году подчеркнул необходимость развивать туризм в Казахстане и отметил потенциал Жезказган-Улытауского региона.

  • Летопись Великой степи 16.05.2020

    Историко-литературный экскурс, посвященный 750-летию Золотой Орды, представила областная библиотека им. Н. В. Гоголя. Эта дата мало кого может оставить равнодушным - улус Джучи в той или иной степени имеет отношение ко всем, кто живет в Казахстане, России, Узбекистане.

  • По ту сторону экрана 16.05.2020

    Ежегодно 18 мая празднуется Международный день музеев. Специально к этой дате готовятся выставки, тематические лекции, научные проекты и многое другое. В этом году все мероприятия пройдут в новом формате - экскурсоводы и научные сотрудники будут общаться со своей аудиторией исключительно на просторах интернета.

  • Мысли о «целостном человеке» 14.05.2020

    Абай Кунанбаев жил и творил в то время, завершившее  существование казахской степи как самостоятельной единицы после последней попытки реставрации ханской власти Кенесары Касымовым, когда все активнее царское самодержавие проникало в жизнь казахского общества.

  • Командный дух 07.05.2020

    Каждые выходные актасские ребята от 6 до 18 лет бегут в зал местного Дома культуры, чтобы научиться собирать автомат, стрелять из пневматической винтовки и прыгать с парашютом. Уже целые поколения прошли через военно-патриотический клуб «Купол», который три десятка лет назад своими силами и по собственной инициативе организовали энтузиасты поселка – воины-интернационалисты, прошедшие войну в Афганистане, десантники, парашютисты и спортсмены.

Наша Караганда