19 мая 2020 года 762

Долгая дорога к дому

Автор: Самал АХМЕТОВА

Вся ее большая семья должна была жить в США. И, возможно, Фаина Левина стала бы любящей матерью или успешной бизнес-вумен. Но жизнь вносит свои коррективы. Живет 85-летняя Фаина Иосифовна в Караганде. Супруга похоронила больше 20 лет назад, а единственный близкий человек, сестра Вера, умерла в прошлом году. Одинокая, почти слепая, с увечьем руки, она пережила войну и не была уничтожена вместе с тысячами других евреев.

У прибалтийских евреев своя история, которая отличается от их соплеменников в других странах. Там геноцид проводился постепенно - сначала ограничили гражданские права, потом были погромы, гетто, концлагерь и, как следствие, газовые камеры. В Литве массовые казни начались с первых дней войны. Рассказывает Фаина Тренькина (Левина - в девичестве):

«Я родилась в 1935 году. И на начало войны мне было шесть лет. Кое-что помню, но многое мне рассказала старшая сестра, с которой мы прожили рядом всю жизнь. Дед Давид был человеком зажиточным, как и большинство литовских евреев. Но даже у него в 1937-1938 годах не хватило денег на пароход, который уплывал в Америку. Тогда, с приходом Гитлера к власти в Германии и началом геноцида, многие представители моего народа пытались бежать за океан. Но смогли это сделать только очень состоятельные люди. Нам не удалось.

Тем не менее еще в 1940 году семья жила хорошо. В тот год Литву присоединили к СССР. И в стране появились советские офицеры. Возможно, этот факт продлил жизнь многим евреям.

Наша семья состояла из мамы с папой и нас с сестрой. Отец работал начальником на заводе в Каунасе. Мама занималась воспитанием детей. Помимо идиша мы с Бэтти (имя Вера сестра получила позже, в детском доме) знали еще польский и немецкий языки. Квартировавший у нас офицер учил русскому. Была еще няня, которая присматривала за нами и разговаривала исключительно на литовском. Я и Бэтти общались с ней только на этом языке.

Помню наш дом. Мы жили под Каунасом в поселке, который утопал в зелени. Папа приезжал каждую пятницу, а в воскресенье возвращался на завод.

У отца было пятеро братьев и сестер. Мама тоже богатая на родню. Многочисленные дяди и тети жили в Клайпеде, Каунасе, Шауляе и других городах Литвы. На праздники обычно собирались у кого-нибудь дома, и тогда становилось шумно и весело, несмотря на то, что уже тогда все знали: скоро начнется война.

Для жителей этой маленькой страны не было секретом, что Гитлер хочет напасть на Советский Союз. Не знали только, когда это произойдет. В начале 1941 года наша семья вместе с другими евреями еще раз хотела покинуть страну. Но нас уже не выпустили.

За неделю до 22 июня отец сказал маме, что, возможно, не сможет приехать в следующие выходные. И в этом случае он посоветовал слушаться во всем его друга - врача по специальности. Мы с сестрой значения этому не придали, а вот мама с тех пор стала волноваться.

В воскресенье, 22 июня, к нам постучался доктор. Когда мы вышли с вещами во двор, то увидели повозку, в которой сидели его жена и двое детей. Он выполнил просьбу своего друга. А вот папу мы так и больше не увидели.

Отец спас нас. Именно он, оказывается, посоветовал доктору везти нас в Россию через Латвию. Хотя дорога через Белоруссию была ближе. Но папа сказал, что немцы будут сначала бомбить эту республику. А вот Латвию, скорее всего, не разгромят. Так оно и случилось.

Когда мы добрались до границы с Россией, попали под обстрел самолетов. Врач и вся его семья погибли. А мы втроем пошли дальше, где нас встретили советские солдаты.

Самолетов боялись ужасно. Заслышав гул, бросались на землю. Сестра даже в 70-80-е годы вела себя так, как только слышала, что пролетает самолет.

Уже в России мы сели на поезд. Нас решили эвакуировать в Сталинград. В одной из бомбежек сгорели все вещи и документы. В прошлом году после смерти сестры мне через суд пришлось доказывать, что мы родные. А тогда мы просто называли свои имена.

Когда немцы подошли к Сталинграду, нас отправили на юг. И опять был обстрел бомбардировщиков, во время которого погибла мама… Мы с Бэтти остались вдвоем. В Казахстан нас привез аксакал, который позже определил в детский дом в Уральске. Сестра там выбрала себе новое имя - Вера. Ее потом и похоронили здесь, на еврейском кладбище, под двумя именами.

Мы обе по очереди долго болели. Вера так и осталась на всю жизнь инвалидом. А я за ней ухаживала как могла.

В школу я пошла только в 1944 году. Мне уже было 9 лет. Но наверстала упущенное быстро. И вскоре стала учиться со сверстниками.

Отца после войны искали долго. Даже нашли одного человека, у которого были одинаковые с папой фамилия, имя, отчество, год и даже дата рождения. Только он оказался совершенно другим человеком.

Как выяснилось уже в последние годы, всю нашу большую семью отправили сначала в гетто, потом в концлагерь, где и уничтожили.

В целом мире были только мы с Верой-Бэтти. До сих пор не знаю, счастье это или наоборот. Теперь я одна».

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Из далеких встреч: Яков Бычек 29.09.2020

    Мы живем на планете Сарыарка с непредсказуемыми краеведческими поворотами. Мог ли я предполагать, что получу в подарок книгу А.Ф. Христенко «Сельское хозяйство в сухостепной части Казахстана» (Караганда, 2002). Научный труд с подписью автора. Стоит и дата: 2 августа 2002 года. Возьмем несколько строк из вступительной части книги:

  • Из далеких встреч: Ян Плятер-Гаевский 24.09.2020

    По памяти это был или 1957-й или 1958 год. Мне двадцать лет. Караганда. Лето. Стадион «Динамо». Зрители окружили баскетбольную площадку. Только на ней резвилось не баскетбольное братство, а всего два человека. С ракетками в руках они гонялись за мячиком, ловко переправляя его через сетку. Игра называлась большой теннис. Участников я знал. Первым называю Келлера, тренера ряда видов спорта. А противостоял ему моложавый пан Ян Янович Плятер-Гаевский в ослепительно белой форме: шорты, безрукавка, тапочки. Был и судья - фехтовальщик Ю.Г. Корженевский.

  • Гордость Нуры 17.09.2020

    Директор крупнейшего зернового хозяйства Карагандинской области ТОО «Шахтерское» Георгий Прокоп 11 ноября отметит свой 70-летний юбилей. К сожалению, пандемия и карантинные ограничения вносят коррективы во все планы, в том числе и в праздничные.

  • Не жалея жизни 15.09.2020

    Более 40 лет отдал службе Отечеству заместитель Главнокомандующего войсками Национальной гвардии РК генерал-майор Мухаметкали Кусаинович Сатов. Отличный организатор и руководитель, в работе с подчиненными он всегда применял передовые методы обучения и воспитания, успешно внедряя свои знания и опыт на практике. Умел располагать к себе людей, оказывал на них положительное влияние и воспитал достойную плеяду офицерских кадров.

  • Всегда на «броне» 15.09.2020

    Командующий войсками регионального командования «Астана» Мереке Кучекбаев поздравил ветерана Великой Отечественной войны Исмагила Галиуллина с Днем танкиста, который традиционно отмечается во второе воскресенье сентября.

  • Из далеких встреч: Федор Полкопин 12.09.2020

    8 июня 2013 года. Санкт-Петербург. Архив ВСЕГЕИ. С Ниной Павловной Русаковой перебираем отчеты первооткрывателя Коунрада, академика М.П. Русакова. Момент крайне важный для балхашцев. Коунрад стоял на пороге своего 85-летия. Материалы рассказывали, как будущий академик АН Казахской ССР М.П. Русаков летом 1928 года был  околдован медным богатством степной сопки Коунрад. Радость открытия с ним разделили геолог Н.Г. Сергиев и студент Ф.Д. Полкопин, коллектор. Число проводников и рабочих доходило до семи. Временно нанимался баркас для замера глубин озера. Гужевой транспорт - верблюды и лошади. Данные взяты из отчета № 2418 «Сведения о работе Прибалхашской партии Геолкома за 1928 год».

  • Своим идеалам верен всегда 12.09.2020

    Сегодня исполняется 90 лет Зату Армиевичу Ешкееву. Его биография одновременно уникальна и типична для людей того поколения. Они из тех, кого сейчас принято называть «self made men» - человек, сделавший себя сам. Помощник чабана, ставший первым заместителем председателя районного исполкома Совета народных депутатов. В 16 лет получивший свою первую и самую дорогую медаль - «За трудовую доблесть в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и впоследствии ставший почетным гражданином города Караганды.

  • Ее называли «ШаКировской» 29.08.2020

    В этом году исполняется 73 года с момента, как был учрежден День шахтера. Сколько помню себя, каждое последнее воскресенье августа в нашей семье было особым днем и отмечалось не менее торжественно, чем любой государственный праздник.

#birgemiz