05 мая 2020 года 2845

Второй фронт

Автор: Асель ЖЕТПИСБАЕВА

Часть 2. От подкованных быков до первого в мире угольного комбайна


По воспоминаниям врубмашиниста шахты № 1 Башира Нурмагамбетова, 22 июня в Караганде стоял ясный солнечный день: «Было три часа дня. Я, как обычно, вышел из шахты и пошел умываться. Вдруг страшная весть. Радио сообщило, что «фашистская Германия напала на нашу страну, на Советский Союз». Все замерли. Слушают радио, слышны вздохи и плач женщин. Беда пришла в каждый дом.

У всех на устах одно слово: «Война!» Со мной были мои товарищи - Жакуп Жилкибаев, Сабит Майжаканов, Федор Ченберг, Касен Ташкимбаев. Они, как и я, растерялись, не знали, куда идти: на шахту или в военкомат. Я был на стороне тех, кто собирался идти в военкомат и дальше - на фронт».
В сентябре около 250 человек из числа работников шахты получили долгожданные повестки. Из них более 70 человек были командирами производства, механизаторами, врубмашинистами, слесарями, электриками, начальниками участков и инженерами. Стоит ли говорить о том, что они остались осваивать второй фронт. А произошло это, по словам горняка, следующим образом: «Эшелон готов к отправке. Но нас не отправляли. Стоим на станции Сортировочная. Ждем. Родные говорят, что шахта остановилась. Не хватает механизаторов, горных мастеров. На четвертый день нас выгрузили из вагона и сообщили, что механизаторы и командиры производства остаются добывать уголь. Многие товарищи не согласились, просили отправить на фронт. Но их просьбы остались без внимания».
Начались трудовые будни. На предприятии был создан боевой штаб, который возглавил парторг Маукен Бекбосинов. В августе 1942 года ему предложили перейти на шахту № 12, которая давала всего 40% плана угледобычи. Ознакомление с участками показало печальную картину: «Первое, что нам бросилось в глаза, - это нехватка рабочих рук. Особенно тяжело было на внутришахтном транспорте. Там в некоторые смены не было вообще никого. Шахтер вынужден был сам отбивать уголь, сам накладывать его в вагонетку и сам откатывал ее. Не было взрывчатки, не хватало даже лопат. Настроение у горняков было подавленное».
Посоветовавшись с шахтерами-коммунистами, Бекбосинов и инженер Георгий Гридин предложили перейти на двухсменную работу по 12 часов. Это нарушало трудовое законодательство, но иначе было нельзя. Против выступила только Анна Меркулова. Но ее позиция была всем понятна - в то время она занимала пост председателя обкома профсоюза угольщиков. Остальные единогласно поддержали руководство. Для каждого добычного и проходческого участков создали все условия для нормальной работы, в том числе поощрительный фонд шахты с тем, чтобы перевыполняющие план получали дополнительные продукты и одежду.
«Очень плохо было с транспортом. Лошадей не было. Крепежный лес возили на быках. В этой связи вспоминается такой случай. Быки были измучены, работы много, а их мало. Да и корма не хватало. Бедные животные спотыкались на хорошей дороге, а тут чуть ли не лед сплошной. Упадет, и не поднимешь его. Кто-то предложил: «А не подковать ли нам быков?» Подковали. Стало немного полегче и животным, и людям», - рассказывал М. Бекбосинов.
Большим шагом вперед стало рацпредложение Г. Гридина. Организованная им канатная откатка вагонеток в забое не только позволила облегчить труд, но и высвободить людей на других участках.
Переход на двухсменный график показал свою эффективность. Как отмечал товарищ Бекбосинов, примерно через два месяца шахта подошла к плановому рубежу. А затем медленно, но уверенно кривая добычи пошла вверх. Но и это уже не удовлетворяло людей. Горняки понимали, что каждая тонна угля сверх плана - это снаряд по врагу. И ни слова жалобы. «На фронте умирают наши дети, отцы, братья. Какой же разговор может быть о том, что тяжело и трудно», - говорили коммунисты.
Понимание этого рождало немало прогрессивных идей. В 1944-1945 годы механик Семен Макаров изобрел первый в мире горный комбайн, который наряду с зарубкой и отбойкой производил погрузку угля на конвейер.
Семен Семенович начинал свою деятельность на шахтах Донбасса. Из его воспоминаний следует, что первым над агрегатом начал работать талантливый инженер Алексей Бахмутов. К сожалению, он не смог довести творение до конца - погиб в 1939 году при испытании новой машины. С началом войны об этом изобретении и вовсе забыли.
В Караганду Макаров приехал в 1942 году, получив должность главного механика шахты № 31. Стране требовалось все больше угля, а для его добычи нужны были машины с высокой производительностью. Тогда он и вспомнил комбайн Бахмутова.
- Пустая затея, Семеныч. Не будет твоя машина работать. Да и не время сейчас этим заниматься - враг рвется в Сталинград, - говорили ему.
Отказываться от затеи было поздно. Закончив работу в январе 1943 года, решил испытать свое детище: «Бережно, по частям, мы спустили ее в лаву. Вместе со мной над сборкой усердно трудились слесари Иван Слепов, Николай Комарцев, Василий Сурков. Собираем машину, а сам думаю - вдруг сорвется. Волновался, как на экзаменах. Не помню, как нажал на рукоятку, машина тронулась и по рештаку полилась угольная лавина. Радость охватила наши сердца. Мечта сбылась. Механический погрузчик сам наваливает уголь на конвейер. Теперь надо было смастерить такую машину, чтобы она и нарубала, и отбивала, и грузила».
Не желая слышать насмешек, механик решил держать дальнейшую работу в секрете. В одну из августовских ночей 1944 года Макаров собрал все узлы в единое целое и включил машину на холостой ход. Он и его друг И. Слепов не заметили, как наступил розовый рассвет и возле них собрались шахтеры, с любопытством рассматривающие чудо техники. За изобретение правительство страны наградило Семена Семеновича Государственной премией. Шахтеры Караганды избрали его депутатом Верховного Совета СССР. О первом в мире угольном комбайне писала не только советская, но и зарубежная пресса.

 

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Из далеких встреч: Шаймардан Мезгильбаев 05.05.2020

    На фотографии - три знаковых человека, навсегда оставивших свои имена в летописи Каркаралинского района. Слева - Герой Советского Союза Мартбек Мамраев (1908-1989), рядом врач военных госпиталей Гулимжан Карсыбекова (1919-2008) и справа - воин и журналист Шаке Мезгильбаев (1924-1992).

  • Второй фронт 30.04.2020

    Во время Великой Отечественной войны Карагандинский бассейн выдал больше угля, чем за три с половиной предвоенных года. Это был непростой, но славный подвиг каждого шахтера. Но нередко горняки, особенно вновь прибывшие, из-за неустроенности покидали рабочее место.

  • Завтра была война… 23.04.2020

    С разбора полетов начался 1941 год. Предметом обсуждения стал доклад о состоянии треста «Карагандауголь». Для критики имелись веские основания.

  • Завтра была война… 21.04.2020

    Работа по изучению нового казахского алфавита и ликвидации безграмотности в 1941 году получила неудовлетворительную оценку. По информации обкома партии, в области насчитывалось всего 410 школ, восемь техникумов, четыре школ ФЗУ и рабфаков, один учительский институт.

  • Как Ащылыайрык стал Новой Узенкой 21.04.2020

    Согласно данным газеты «Акмолинские областные ведомости» от 4 марта 1909 года, официальная дата образования в Акмолинском уезде села Новая Узенка - 10 февраля 1909 года. Основали село переселенцы из Самарской губернии Новоузенского уезда Мало-Узенской волости. Первые из них прибыли сюда в 1907 году.

  • Завтра была война 18.04.2020

    В преддверии празднования 75-й годовщины Победы над фашизмом «ИК» начинает серию публикаций, посвященных истории нашего региона в это тяжелое время. Это рассказ о бессмертном подвиге людей, для которых тыл стал фронтом. Открывает цикл материал о Карагандинской области перед началом войны.

  • Всегда на посту 14.04.2020

    Первый начальник управления милиции был награжден... кавалерийской лошадью

  • Я - маленькая лошадка 14.04.2020

    Пополнение стало долгожданным событием для сотрудников зоологического сада Караганды. Дело в том, что до недавних пор здесь содержалось пять пони, и все жеребцы. В прошлом году у частного заводчика была приобретена пятилетняя кобылка Зухра. Из всех обитателей табуна ей, видимо, больше всех по душе пришелся Воронок. По крайней мере, именно его указывают в качестве отца малютки.

#birgemiz