14 марта 2020 года 2454

Как сталинская пуля счастливую семью погубила

Автор: Екатерина КУЗНЕЦОВА, почетный журналист Республики Казахстан

 

Жокен и Замарья


…В те годы ее отец, Жокен Ордабаев, был инструктором Егиндыбулакского райкома партии. А мать, Замарья, заведовала женским отделом в том же Егиндыбулакском районе. А двоюродный брат Жокена, Мажит, был секретарем Жанааркинского райкома ВКП(б).
Такая вот была правильная партийная советская семья.
А Каркаралинск тогда был окружным центром, и председателем окрисполкома (окружного исполнительного комитета) работал там тот самый Абдулла Асылбеков, которого позже советская власть вдруг да и обернула своим врагом и зверски с которым потом расправилась без всякого там суда и следствия. Секретарями окружкома в те же годы были и современники, и друзья-единомышленники Абдуллы Асылбекова - Нургали Нурсеитов и Мансур Гатауллин. Все эти ребята в ту пору были молоды, романтика строительства «нового мира», как писали в московских газетах, захватила их и показалось им небом в сплошных алмазах…
И знали-то они друг друга с ранней юности, жили рядом в уютном, лесом прикрытом от ветров и буранов, степью солнечной согретом деревянном Каркаралинске - «столице» округа, на улице Ленина. Раньше улица-то никакого имени никогда и не имела, звали ее меж собой просто центральной, а теперь вот имя получила вождя международного пролетариата, чем и возгордилась комсомольская молодежь городка. А каркаралинцы, независимо от того, имела главная улица их городка имя или не имела, оставались людьми добрыми, гостеприимными и открытыми. И частыми гостями в этих гостеприимных домах бывали братья Ордабаевы.
Как хороши были те каркаралинские вечера, когда за пиалой кумыса пелись и веселые, шуточные, и грустные, полные нежности степные песни и тонко, переливчато что-то нашептывали струны домбры…
Между песнями да прибаутками теми вечерами говорили и о делах, подолгу чаевничали, засиживались допоздна, разъезжались запоздно, иногда и перед рассветом, чтобы утром опять начинать без устали строить этот самый, никому не знакомый и от того особенно, сказочно просто привлекательный социализм, о котором без умолку в те годы трещали газеты и радио…
Хороши и безмятежны были те каркаралинские вечера…
Хороши и безмятежны…
И были тогда все они, ребята эти, молоды и полны надежд и сил.
Надежд и сил...
А днем, на собраниях, а собрания в ту поры были делом обычным - что ни день, то собрание! - все они, и братья Ордабаевы, и Асылбеков с Нурсеитовым и Гатауллиным, совершенно искренно, со всей своей партийной убежденностью и горячностью с высоких и не очень высоких трибун призывали народ родной трудиться и трудиться во имя светлого будущего.
Народ слушал. Верил. Трудился.
И ждал светлого будущего...
Так и жили.
И казалось им всем, и ребятам этим-активистам и пропагандистам, и аульным слушателям их посулов и обещаний, что молодость будет вечной, а социализм непременно придет и превратится в обещанный коммунизм, и уж тогда всенародному счастью не будет конца.
Так и жили. Слушали. Ждали. И верили...
А в семье Жокена и Замарьи Ордабаевых тем временем, между всеми этими собраниями, разъездами по аулам и прочими общественными и собственными семейными радостями и заботами, потихоньку подрастала дочь Биби-Батима, обещая стать первой красавицей среди сверстниц.
Тут-то и посылает окружной комитет компартии Замарью Ордабаеву на учебу на девятимесячные курсы в Семипалатинск. Было это в 1934 году. Отучилась Замарья и домой вернулась, а через два года они оба - мать и отец маленькой Биби-Батимы, Жокен и Замарья, опять едут на учебу - теперь в столичную партийную школу.
Обогатились муж с женой новыми знаниями о мировой революции, которая грядет и вроде бы уже к их порогу скоро подберется, каркаралинскому, и в 1937 году вернулись в родное гнездо, к подрастающей Биби-Батиме.
В том же году получил Жокен и новое назначение и покатил с семьей в совхоз Кзылтау - социализм внедрять, самосознание степняков поднимать и совершенствовать.
Выбрали степняки-партийцы совхоза этого Жокена секретарем партийной организации, так что вышло ему повышение, и радости было в доме Замарьи и Жокена с малышкой Биби-Батимой по этому поводу хоть отбавляй: карьера шла в гору, и молодая семья впопыхах обустройства не сразу разглядела, как на горизонте начали собираться грозовые тучи.
А «погода» в стране стремительно менялась.


Показательный процесс


А тут вдруг и грянуло…
10 сентября 1937 года. Именно в этот черный день Бюро ЦК КП(б) Казахстана приняло то самое «судьбоносное» решение «Об организации показательных процессов над участниками контрреволюционных групп, вредивших в области сельского хозяйства», которое перевернуло жизнь десятков тысяч ни о чем не ведавших и беды не ждущих казахских, и не только казахских, семей...
По Карагандинской области решено было провести «открытый показательный судебный процесс над «участниками контрреволюционной группы по бывшему Каркаралинскому округу во главе с Асылбековым, Нурсеитовым и Гатауллиным».
Не успели чернила просохнуть на документе, как все трое «фигурантов дела» были арестованы и увезены во внутреннюю тюрьму УНКВД, в областной центр - Караганду.
В те дни никому еще и в голову не могло прийти, что все это случилось не вдруг - сценарий был задуман загодя, а режиссер был далеко и про степь Каркаралинскую знать ничего не знал, как, впрочем, и про все другие места на географической карте родной страны, что стала теперь его безраздельной личной вотчиной. И сидел тот режиссер в неприступных башнях кремлевских из средневекового красного кирпича и без устали искал, находил и выкорчевывал из советской действительности все новых и новых ее скрытых и явных «непримиримых» врагов...
А на местах, в глубинке необъятной страны, держа руку на пульсе кремлевском, верные ленинцы исподволь готовили все эти «дела», множа и множа «врагов народа», и числом их не стесняясь.
Так, и перед «Каркаралинским делом» республиканское бюро ЦК среагировало оперативно - провело «репетицию», устроив открытый показательный судебный процесс в Четском районе над невесть откуда вдруг взявшимися «участниками контрреволюционной группы во главе с Тохтаровым».
И тут-то…
В какой день все это случилось? Число точное того дня Биби-Батима уже подзабыла, но помнит, что стояла осень 1937 года. Отцу позвонили, мол, в райцентре - Четске (он в те времена так назывался) - совещание собирают срочное по сельскому хозяйству, приезжай. И тут всегда аккуратный и дисциплинированный Жокен вдруг заколебался - до этого о совещаниях всегда извещали заранее. С чего вдруг такая спешка?
Словно какой-то внутренний голос на ухо шепнул - опасность...
Но отмахнулся...
Однако поехал, но не в Четск, а к двоюродному брату Мажиту, в Жанаарку. Посоветоваться: что-то, мол, на сердце тревожно...
По вызову в Четск Жокен в тот день так и не явился, заночевал у Мажита. Всю ночь откровенно проговорили братья. Мажит посоветовал поскорее забрать семью и уехать из совхоза в Караганду, устроиться на шахту: затаись, авось спасешься.
- Меня самого, думаю, вот-вот заберут, - сказал задумчиво.
Попрощались братья уже под утро.
Необычно тепло попрощались, будто навсегда. Как чувствовали…
Да так и вышло...
Дома Жокен вызвал жену с работы, велел взять самое необходимое, только на первый случай:
- Уезжаем в Караганду.
На вопросы отвечать отказался, только махнул рукой - мол, не до разговоров.


От судьбы не спрячешься...


В Караганде нашелся дальний родственник, работал на 20-й шахте. К нему и прибились на первых порах. Но, оправившись от неожиданного отъезда, Замарья, честная и преданная, убежденная коммунистка, заявила мужу:
- Что мы прячемся, как воры? Мы чисты, не виноваты ни в чем, ни в чем не замешаны. Едем домой.
Ох, и принципиальная была у Жокена жена, ох и волевая! Характер у Замарьи крутой и решительный, убеждать она умеет, на что в партийной школе закалку-то получила! - да и уговаривать, успокаивать - большая мастерица…
И под напором ее рассуждений Жокен заколебался.
И вправду что это они - от чего убежали, почему спрятались? Словно воры… Словно виноваты в чем-то… Что про них люди подумают?
И семья вернулась в аул.
Только вошли в дом, пришла черная весть - арестовали Мажита...
Советская власть свои решения по старой, еще ленинской привычке «обкатывала» вначале в «Правде» - готовила народ, нацеливала, настораживала. Ставила по стойке смирно - партия прикажет, отвечай: «Есть!» По этой части у партии все было хорошо отработано, и 22 сентября того же 1937 года в «Правде» появляется статья «На поводу у буржуазных националистов». Автор К. Пухов, собственный корреспондент газеты по Казахстану, горячо и гневно повествует о «раскольничьей, антипартийной, националистической» деятельности не кого-нибудь, а самого... председателя КазЦИКа Кулумбетова!
Тут уж каждый, хоть мало-мальски соображающий в политике коммунист, да и не только коммунист, не мог не почувствовать - начинается большая травля. И, как всегда, следом за статьей в «Правде» пошли-покатились прокурорские проверки-разборки вредительства…
Снежный вал разоблачений набирал скорость не по дням, а по часам, разрастаясь в размерах.
В октябре бюро ЦК КП(б)К на очередном заседании принимает решение об организации показательных процессов над вредителями в области животноводства. Партийные функционеры спешат отреагировать на критику в главной партийной газете. Уже названы адреса «контрреволюционных гнезд».
И в их числе - Каркаралинск...
Мажита Ордабаева арестовали 22 ноября 1937 года. Через два месяца после статьи в «Правде». И в несколько дней решилась судьба вчерашнего секретаря Жанааркинского райкома партии: его заочно осудил Верховный суд республики и приговорил к высшей мере наказания - расстрелу.
А за ним и пошло…
Как снежный ком - арест за арестом.
Расстрел за расстрелом…
Расстреляли сорокадвухлетнего Мажита Ордабаева через несколько часов после объявления ему приговора.
Но…
Но обо всем этом его семья узнает лишь более чем через полвека. Узнает семья и о том, что не был ни в чем перед страной, партией, народом виновен секретарь Жанааркинского райкома партии Мажит Ордабаев. И погиб, как и тысячи, миллионы других, таких же, как он, молодых и крепких, от чекистской пули в затылок в каком-то мрачном застенке.
И зарыли его, как и таких же, как он, клейменных кличкой «враг народа», молодых и ни в чем не повинных ни перед народом, ни перед страной и ни перед этой самой партией, что его под расстрел подставила, неизвестно кто и неизвестно где, в родную его казахскую землю…

(Продолжение следует)

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Награды к юбилею 04.08.2020

    В этом году Ассамблея народа Казахстана отмечает свое 25-летие. В Жезказгане ряд ее участников, среди которых - руководители этнокультурных центров, известные меценаты и предприниматели, были удостоены памятных медалей и наградных свидетельств за подписью Первого Президента.

  • Общереспубликанская акция «Час добропорядочности» 21.07.2020

    По инициативе Агентства Республики Казахстан по противодействию коррупции на всей территории страны проводится единая общереспубликанская акция «Час добропорядочности».

  • Дипломат. Мудрец. Оратор 23.06.2020

    О знаковых личностях Великой казахской степи пишут много. Но, к сожалению, чаще всего в рамках знаменательных дат. Проходят юбилеи, и к истории жизни этих людей обращаются все реже. Реализация программы «Рухани жаңғыру» позволяет сохранить историческую память о тех, кто влиял, а иногда и формировал эпоху.

  • Родная речь 18.06.2020

    Мотивация играет первостепенную роль в изучении казахского языка. Этот вопрос стал предметом обсуждения во время видеовстречи в ZoomRooms. В ней приняли участие руководители областных управлений, видные общественные деятели, депутаты, ученые. В их числе - Бекзат Алтынбеков, Бахыткали Мусабеков, Жексен Абдрахманов, Нурсулу Букетова, Сагат Батырханова, Темиргали Кокетай и другие.

  • «Я пришла из школы в блиндажи сырые» 16.06.2020

    На историческом факультете КарГУ им. Е.А. Букетова в Центре этнокультурных и историко-антропологических исследований ведется разработка научно-исследовательского проекта о женщинах Казахстана в годы Великой Отечественной войны. Он, как и многие другие, реализуется в рамках программы «Рухани жаңғыру».

  • Сквозь века и забвение 13.06.2020

    В этом году Казахстан отмечает 175-летие со дня рождения Абая - великого поэта, писателя, философа и мыслителя. В свете этих событий Каркаралинск по праву является местом гения. Здесь он провел детские годы, навсегда сохранив
    в своей душе теплые воспоминания об этой поре.

  • Укрепляя доверие граждан 30.05.2020

    Наша страна стоит на пути прогрессивного развития в направлениях, обозначенных Первым Президентом РК Нурсултаном Назарбаевым в Плане нации «100 конкретных шагов». В связи с этим перед государственными служащими поставлены большие задачи, которые требуют от всех слаженности действий, настойчивости, креативности и упорства.

  • Вершители «Жеті жарғы» 26.05.2020

    Памятник знаменитым казахским биям - Толе би, Казыбек би и Айтеке би появился на территории областного суда. Торжественная церемония презентации скульптур состоялась с участием главы региона Жениса Касымбека. Это первая крупная композиция в шахтерской столице, посвященная выдающимся личностям, внесшим неоценимый вклад в объединение степного народа.

#birgemiz