14 марта 2020 года 2035

И открылись просторы Сарыарки

Автор: Юрий Попов, краевед

(Продолжение. Начало в номере от 5.03.2020 г.)

Однако почему медеплавильный завод? Ведь ныне Темиртау – признанный центр черной металлургии.
Алма-атинский журналист Михаил Алтайский (литературный псевдоним Михаила Иванусьева) красочно описал возможное воплощение грандиозных планов сторонников строительства гиганта медеплавильной промышленности Центрального Казахстана. И С.Н. Марков в том же 1930 году сообщал:
«Село Самаркандское. Здесь, на этом глухом урочище, хотят выстроить большой медеплавильный завод. Здесь Нура сжата крутыми берегами и как бы сама напрашивается на то, чтобы её беспокойное горло было перехвачено плотиной электрической станции. Сюда будет поставляться руда с уже прогремевших урочищ Сокуркой, Карабас и Коунрад…»
Проект создания на берегу Нуры, в районе поселка Самаркандского, медеплавильного завода возник у специалистов в 1929 году. К этому времени на территории Акмолинской, Павлодарской и Семипалатинской областей ленинградскими геологическими отрядами, которые возглавляли И.С. Яговкин, М.П. Русаков и Н.Г. Кассин, были обнаружены медные и полиметаллические месторождения. Совет Труда и Обороны 2 августа 1929 года принял Постановление «О перспективах развития цветной металлопромышленности». В этом документе конкретизировались задачи в области геологоразведки, научно-исследовательских работ, обеспечения отрасли кадрами, необходимыми капиталовложениями и транспортными средствами. Казахстан признавался основным районом по добыче цветных металлов.
9 августа 1929 года Президиум ВСНХ СССР утвердил «Положение о государственном управлении на постройке Центрального Казахстанского медеплавильного и свинцового заводов, рудников и обогатительных фабрик». Все строительные работы возлагались на вновь образуемый трест «Казмедьстрой».


Рассказ гидрогеолога Курдюкова

 

Строительство медеплавильного завода планировалось начать на берегах Нуры. На повестке дня стояла актуальнейшая в Казахстане проблема питьевого и технического водоснабжения. Но на каком участке реки сооружать плотину и площадки для предприятий медеплавильного завода? Трест обратился за помощью в Ленинград к ученым Государственного гидрологического института (ГГИ).
Среди прибывших на изыскательские работы в Центральный Казахстан был и гидрогеолог Василий Алексеевич Курдюков (1903-1980). Его я и попросил рассказать о инженерно-геологических изысканиях в летнем сезоне 1930 года. Курдюков вспоминал:
- В тот год гидрологическим институтом была сформирована экспедиция для изыскания источников водоснабжения для всех промышленных объектов треста «Казмедьстрой». Работы велись в Коунрадском, Успенском, Кайрактинском, Нуринском, Коктас-Жартасском, Беркаринском, Экибастузском, Карагандинском и Александровском районах. Общий объем работ Казахстанской экспедиции определялся следующими показателями: мензуальной съемки - около 100 кв. км, нивелировок - свыше 1000 км, химических анализов - около 500, анализов грунта - около 100. Экспедицию возглавлял Николай Никифорович Данилов, главным инженером работал Петр Шергин. За геологические исследования отвечал Владимир Николаевич Вознесенский, за метеорологические – Николай Поликарпович Новицкий, за топографические – Николай Семенович Корнаков. Помню еще двух главных специалистов – грунтоведа Любовь Викторовну Глушко и химика Дмитрия Косицина. Сам я ведал производством буровых работ…
Непосредственно в Нуринском районе работы проводились с 15 мая по 1 августа 1930 года Первой изыскательской партией экспедиционного сектора ГГИ. Партия базировалась в поселке Крестовском, затопленном впоследствии водами Самаркандского водохранилища. В Крестовском В.А. Курдюков отметил у начальника партии Михаила Семеновича Протасьева командировочное удостоверение, которое сохранилось в его семейном архиве. В Нуринской партии работали буровой мастер Сергей Федорович Виноградов и гидрогеолог Лида Протасова.
Работы Нуринской партии начались с установки водомерных постов на реке Нуре. Для этого по руслу реки были закреплены деревянные рейки с клеенчатой лентой. 16 мая 1930 года установлен водомерный пост у поселка Самаркандского. Наблюдения за режимом реки вел учащийся местной школы Адольф Александрович Бренер. С 20 мая функционировал пост у поселка Токаревка – наблюдатель крестьянин Дмитрий Иванович Несвит, с 23 мая у Волковского поселка - наблюдатель крестьянин Иван Петрович Руденко. Кроме этого, совместно с экспедицией гидрологического института был проведен анализ воды во всех 33 колодцах поселка Самаркандского и в разных местах по течению Нуры.
С самого начала работ для сооружения плотины был выбран створ реки в районе поселка Самаркандского. Здесь долина Нуры имела ширину всего 1,3 км и крутой, местами переходящий в обрывистый, берег. Поэтому изыскательские работы проводились, главным образом, на этом участке, а именно - определен меженный расход реки, произведены буровые работы по оси намеченной плотины, сделана мензуальная съемка в районе подпора и вокруг места будущих работ общей площадью 12 кв. км, обследованы ключи.
В июле 1930 года в Самаркандский прибыли технический представитель треста «Казмедьстрой» и несколько членов американской консультационной комиссии во главе с инженером Карро Нилом, который одобрил выбранный вариант размещения плотины.
Новостройка Казахстана находилась под пристальным вниманием партийных и государственных органов. 30 мая 1930 года на VII конференции Казахстанского краевого комитета ВКП (б) широко обсуждались вопросы правильного подхода к использованию недр республики. Конференция отметила:
«Создана и приступила к работе организация «Казмедьстрой», долженствующая создать на базе ряда мелких месторождений Казахстана крупнейший в Союзе медеплавильный комбинат с выпуском 50 тыс. тонн меди в год. Рудная база для означенного комбината уже выявлена, подготовительные работы к строительству ведутся. Общий размер капиталовложений за пятилетие определяется в 140 млн руб».
1 ноября 1930 года в Москве состоялось заседание правления объединения «Цветметзолото», в состав которого входил и трест «Казмедьстрой». Было принято решение о строительстве медеплавильного завода на левом берегу реки Нуры в районе поселка Самаркандского.
Целесообразность такого решения диктовалась еще и тем, что неподалеку от завода находились карагандинские угли. Такое сочетание позволяло создать общую энергетическую базу как для Караганды, так и для Нуринского завода.
На Нуринский завод медную руду предполагалось завозить с небольших месторождений машинами, осуществляя в то же время строительство железных дорог. Для коунрадской руды проложили кружный путь – по озеру Балхаш, по Туркестано-Сибирской магистрали, через Новосибирск, Омск и Петропавловск до Караганды. Перевозка больших объемов руды была неэкономичной, поэтому на Коунраде и других месторождениях, обеспечивающих сырьем Нуринский завод, намечалось строительство обогатительных фабрик с тем, чтобы на завод поставлять уже концентрат.


Балхаш победил Нуру

 

В 1930 году буровые работы на Коунраде вскрыли новые площадки оруднения. Запасы месторождения значительно скорректировали в сторону увеличения, и ученые решили пересмотреть местоположение завода. Вызывала сомнение и возможность получить достаточное количество воды из Нуры. Последний фактор серьезно тормозил бы рост производственной мощности завода в будущем.
На первый план вышел вопрос сооружения медеплавильного завода непосредственно около главной рудной базы, т.е. на Балхаше. Правда, теперь приходилось думать над другой проблемой – во что обойдется перевозка карагандинского топлива? Как посчитали экономисты, пробег грузов на одну тонну меди в нуринском варианте достигал 5100 тонно-километров, в балхашском – 3900. Расходы на транспортировку тонны грузов в денежном исчислении составляли 20 руб. при расположении завода на берегу Балхаша.
29 апреля 1931 года выбор места постройки медеплавильного завода вновь обсуждался на заседании правления объединения «Цветметзолото». На совещании присутствовали и выступили в прениях видные ученые, инженеры и геологи, в том числе первооткрыватель Коунрада М.П. Русаков, академик А.И. Опарин и крупнейший специалист в области переработки минерального сырья, профессор А.К. Вандербеллен. Заслушаны доклады главного инженера по проектированию «Казмедьстроя» А.А. Шатилова и заместителя начальника «Казмедьстроя» Ф.Ф. Савченко о развертывании строительства завода и рудников.
Отмечая: 1) значительное увеличение запасов меди на Коунраде по сравнению с 1930 годом – до 1 млн 700 тыс. тонн и увеличение в связи с этим предположительной мощности завода с 50 до 150 тыс. тонн, 2) недостаток воды в районе Караганды, 3) транспортные показатели в пользу балхашского варианта, признать, что наиболее выгодным местом для переработки прибалхашских руд и постройки медеплавильного завода является озеро Балхаш. Вследствие этого постановление правления «Цветметзолото» от 1 ноября 1930 года отменить и утвердить постройку пиро-металлургического завода в районе Балхаша.
Проект строительства на Нуре медеплавильного завода так и остался лежать на полках архивохранилищ страны. Но творческие умы инженеров по-прежнему привлекала извилистая лента реки. Быстро развивающиеся карагандинские шахты требовали электроэнергию и воды. Заманчиво выглядело предложение группы работников Госплана о размещении вблизи Караганды завода черной металлургии. Эта мысль созрела в конце 1930 года, когда стало ясно, что карагандинские угли будут использоваться промышленностью Южного Урала. Обратный, холостой пробег железнодорожного транспорта намечалось исключить грузопотоком железной руды с месторождений богатой уральской провинции. Для появления гигантов топливной и металлургической отраслей требовалась вода. Всё большее число специалистов научных, проектных и плановых организаций приступило к проработке вопросов Караганда-Нуринской проблемы, в том числе и энергетической.


Самаркандское водохранилище

 

По-прежнему широкое развитие имели гидрогеологические работы в бассейне Нуры, проводимые партиями гидрологического института и экспедицией «Союзгеоразведки» под общим руководством В.Я. Гринева. Уже 12 февраля 1931 года состоялось техническое совещание экспедиционного сектора ГГИ. В присутствии видных специалистов заслушаны доклады А.С. Корнакова и М.С. Протасьева. В принятом решении предполагалось строительство большого водохранилища у поселка Самаркандского. Результаты исследований были рекомендованы к передаче трестам «Казмедьстрой» и «Казстройуголь» для практического осуществления.
Наблюдения ГГИ в 1931-1932 годах касались, главным образом, изучения режима реки Нуры. Максимальный подъем воды отмечен у Самаркандского 11 апреля 1931 года. За время половодья вода сильно рассолоняется, что объясняется таянием снега и льда при малом расходе воды в реке. Опросные данные показали, что 1931 год по стоку воды был несколько выше обычного. За весенний период вода унесла в озеро Кургальджино 150 млн кубометров воды. Однако следующий, 1932 год оказался самым маловодным за последние 25-30 лет. Снег выпал на сухую землю, и весенний сток из-за фильтрации воды в почву в период снеготаяния и большого испарения составил всего 17 млн кубометров.

(Окончание следует)

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Награды к юбилею 04.08.2020

    В этом году Ассамблея народа Казахстана отмечает свое 25-летие. В Жезказгане ряд ее участников, среди которых - руководители этнокультурных центров, известные меценаты и предприниматели, были удостоены памятных медалей и наградных свидетельств за подписью Первого Президента.

  • Общереспубликанская акция «Час добропорядочности» 21.07.2020

    По инициативе Агентства Республики Казахстан по противодействию коррупции на всей территории страны проводится единая общереспубликанская акция «Час добропорядочности».

  • Дипломат. Мудрец. Оратор 23.06.2020

    О знаковых личностях Великой казахской степи пишут много. Но, к сожалению, чаще всего в рамках знаменательных дат. Проходят юбилеи, и к истории жизни этих людей обращаются все реже. Реализация программы «Рухани жаңғыру» позволяет сохранить историческую память о тех, кто влиял, а иногда и формировал эпоху.

  • Родная речь 18.06.2020

    Мотивация играет первостепенную роль в изучении казахского языка. Этот вопрос стал предметом обсуждения во время видеовстречи в ZoomRooms. В ней приняли участие руководители областных управлений, видные общественные деятели, депутаты, ученые. В их числе - Бекзат Алтынбеков, Бахыткали Мусабеков, Жексен Абдрахманов, Нурсулу Букетова, Сагат Батырханова, Темиргали Кокетай и другие.

  • «Я пришла из школы в блиндажи сырые» 16.06.2020

    На историческом факультете КарГУ им. Е.А. Букетова в Центре этнокультурных и историко-антропологических исследований ведется разработка научно-исследовательского проекта о женщинах Казахстана в годы Великой Отечественной войны. Он, как и многие другие, реализуется в рамках программы «Рухани жаңғыру».

  • Сквозь века и забвение 13.06.2020

    В этом году Казахстан отмечает 175-летие со дня рождения Абая - великого поэта, писателя, философа и мыслителя. В свете этих событий Каркаралинск по праву является местом гения. Здесь он провел детские годы, навсегда сохранив
    в своей душе теплые воспоминания об этой поре.

  • Укрепляя доверие граждан 30.05.2020

    Наша страна стоит на пути прогрессивного развития в направлениях, обозначенных Первым Президентом РК Нурсултаном Назарбаевым в Плане нации «100 конкретных шагов». В связи с этим перед государственными служащими поставлены большие задачи, которые требуют от всех слаженности действий, настойчивости, креативности и упорства.

  • Вершители «Жеті жарғы» 26.05.2020

    Памятник знаменитым казахским биям - Толе би, Казыбек би и Айтеке би появился на территории областного суда. Торжественная церемония презентации скульптур состоялась с участием главы региона Жениса Касымбека. Это первая крупная композиция в шахтерской столице, посвященная выдающимся личностям, внесшим неоценимый вклад в объединение степного народа.

#birgemiz