10 августа 2019 года 712

Один выбор и вся жизнь

Автор: Станислав ПЕСНЕВ

Инженер - это тот, кто может все. Строить дороги, мосты, добывать полезные ископаемые. А качество своей работы такой специалист гарантировал очень просто: к примеру, если построил мост - вставал под него сам и пропускал состав. Раньше гарантией была жизнь строителя. Об этом Мурату Перзадаеву в детстве много рассказывал отец.

Хотя сельский мальчишка, родившийся в южном городке Арысь, поначалу собирался выбрать совсем другой путь и стать юристом. Но в те годы, чтобы поступить на юридический, нужно было иметь двухгодичный трудовой стаж. И Мурат решил поступать в политехнический. Успешно сдав вступительные экзамены, стал студентом горного факультета КазПТИ им. Ленина. А запись в дипломе "Горный инженер" определила всю его дальнейшую судьбу.
Как один из лучших выпускников Мурат Перзадаев попал по распределению в "Карагандауголь", что по тем временам было большой удачей - могли направить и на какой-нибудь дальний рудник. Свой трудовой путь начал в двадцать два на шахте "Казахстанская", где прошел путь от горного мастера до заместителя директора шахты по производству. Потом был директором шахты имени Байжанова, техническим директором ПО "Карагандауголь". В 1995-м, когда объединение распалось, все шахты отошли к госпредприятию "Карагандашахтуголь", а разрезы "Борлы", "Куучекинский", "Шубаркольский", транспортные управления, автобазы - ГП "Карагандауглеразрезы", которое и воглавил Мурат Абдукадырович.
Кстати, своим переименованием шахта имени Байжанова (до этого - имени 60-летия Октябрьской революции) обязана М. Перзадаеву, который был директором в непростые 90-е годы. Несмотря на все потрясения того времени, "Байжанова" вышла в число лучших по добыче угля.
- Да, мы постоянно выполняли план и по добыче, и по проходке, - вспоминает он. - У нас были одни из лучших показателей по заработной плате. После шахтерской забастовки коллективам дали возможность 15% угля реализовывать самим, и мы нашли очень хорошие возможности в Семипалатинске. Там была очень хорошо развита легкая промышленность, начиная с валенок и кончая полушубками, тулупами, одеждой и т.д. Мы открыли свой магазин на шахте, и в обмен на уголь получали промышленные товары. Плюс было несколько совхозов, откуда получали продукты – мясо, масло. Инфляция была дикая, деньги теряли свою значимость. В счет зарплаты мы давали мясо за символическую цену. И рабочие были очень довольны. Иметь полушубок зимой – и не надо ничего другого, она для шахтера была как заграничная дубленка. Мы всю шахту одели в эти полушубки. Завезли очень много и других вещей для женщин, детей...
Говорят, лучше никогда не жить в эпоху перемен. А Мурату Перзадаеву, наоборот, пришлось испытать это сполна. Ведь промышленность рушилась, хозяйство лежало на боку, а опытному руководителю-горняку доверяли один трудный участок за другим.
Так было и когда он возглавил "Карагандауглеразрезы", а затем разрез "Шубаркольский".
- Это был самый плачевный период, - говорит М. Перзадаев. - Разрез лежал на боку. Все, что можно было растащить, растаскивалось. Рабочие сливали дизель, бензин. А кто-то воровал по-крупному. Так, однажды "испарились" десять огромных колес для стотонных «БелАЗов» в 2,5 метра высотой каждый, которые только-только купили. Каждый баллон стоил где-то 2,5 тысячи долларов. И никто ничего не знает, ничего не видел.
Практически на нуле была и добыча, потому что не было на чем работать, рухнул сбыт. Чтобы наладить поставки, директор постоянно мотался в Восточный Казахстан, где электростанции раньше работали на кузбасском угле, подобном шубаркольскому. Денег тоже не было, господствовал бартер. Но, вспоминает Мурат Абдукадырович, как-то выкручивались. Постепенно наладился сбыт, начали наращивать добычу. К 2001 году предприятие под руководством М. Перзадаева добывало уже около 3 миллионов тонн угля в год. Очень многое было сделано по модернизации добычи, транспортировке, вместо перевозки «БелАЗами» применили транспортировку по ленточному конвейеру, что удешевило технологию в разы. Улучшились бытовые условия рабочих. Разрез практически полностью содержал поселок Шубарколь. Во все дома подали центральное отопление...
Появились новые возможности, уникальным углем заинтересовались зарубежные компании, начали заключать договора на поставки. Пришли и новые инвесторы.
Давно известно, что просто сжигать шубаркольский "бриллиант" – это расточительство. Разработаны и технологии по производству из такого ценного угля жидкого топлива. Как рассказывает Мурат Перзадаев, первооткрыватель Шубаркольского месторождения Николай Дрижд отправил в Германию и Венгрию по два вагона угля в их опытные лаборатории. Уголь в лабораторных условиях обработали - и обомлели: из этого сырья можно делать около ста наименований "химии".
Кстати, Н.А. Дрижда наряду с другими М.А. Перзадаев считает своим учителем.
- На "Казахстанскую" меня принимал Жолымбет Мухамеджанович Мухамеджанов - вспоминает он. - Существенную роль сыграл следующий директор Сарсен Бектегенович Бектегенов. Хорошо работать, когда руководитель тебя понимает, поддерживает на шахте. Генеральным директором "Карагандаугля" тогда был Николай Александрович Дрижд, техническим директором - Шубайбек Тлеубекович Токмагамбетов. Во время работы на комбинате «Карагандауголь» много помогал Сергазы Кабиевич Баймухамедов. Определенную роль в становлении сыграл Альберт Гергардович Саламатин, который доверил руководить шахтой. Благодаря поддержке этих людей, их советам и примерам, я многое перенял. Мне было интересно с ними работать. Эти люди, которые прошли очень большой путь, конечно, сыграли большую роль в моем становлении как руководителя, горного инженера.
Руководство угольным департаментом АО "АрселорМиттал Темиртау" - новый этап в биографии Мурата Перзадаева. И сколько бы ни прошло времени, какие бы технологии ни применялись, угольная промышленность остается специфической отраслью, сложной, тяжелой и опасной. Сегодня действующие угольные шахты Карагандинского бассейна выдают по 10 тысяч тонн угля в сутки с одной лавы. Как считает опытный горняк, это большая нагрузка при нашей высокой газообильности пластов. Карагандинский уголь очень специфичен, наука еще не до конца выяснила, как удалять газ из пластов. И он ездил за рубеж, смотрел, перенимал опыт, чтобы внедрить у нас. Поскольку современное производство идет нога в ногу с наукой, М.А. Перзадаев всегда совмещал руководящую работу с научной. Выпустил несколько монографий, постоянно публиковался в научных журналах. Докторскую диссертацию защитил в легендарном Московском институте горного дела им. А.А. Скочинского. Понятие "горный инженер" для него стало не просто профессией, но и образом жизни.
Как свидетельствуют коллеги и близкие люди, жизненные принципы этого человека просты - во всем должен быть порядок. Он предъявляет высокие требования к себе, но и с других способен спросить жестко. Аварии, гибель людей, слезы и горе их близких, горечь потерь и радость трудовых побед - все это сполна пришлось пережить за долгие годы работы. Но Мурат Перзадаев никогда не пожалел о выборе, сделанном в молодости. Всю жизнь работал честно и с полной отдачей, рассчитывая только на себя, свои силы и опыт. Неудивительно, что теперь имя этого человека, горного инженера, настоящего профессионала, командира производства у карагандинцев прочно ассоциируется со знаменитым объединением "Карагандауголь".
Он родился и вырос в многодетной семье, где кроме сына были еще четыре сестры. Отец был партийным и хозяйственным работником, мама учительницей. Глава семьи всегда считал, что его единственный сын должен вырасти настоящим мужчиной - трудолюбивым, честным и ответственным. А таким человека может сделать только труд. С раннего детства вместе с отцом Мурат косил сено, копал огород, работал в поле, делал ремонт дома, заготавливал дрова. Наверное, во многом благодаря такому трудовому воспитанию он смог выдержать нагрузки тяжелейшего шахтерского труда. Родители рано ушли из жизни, но, наверное, еще при жизни благословили сына на успех и удачу в жизни, то, что он прошел все ступени служебного роста, поднялся на самую вершину профессии. За свой труд М.А. Перзадаев удостоен звания "Қазақстанның енбек cінiрген қайраткерi", награжден орденом "Кұрмет", медалями. Он полный кавалер знака "Шахтерская слава", почетный гражданин города Шахтинска, член-корреспондент Инженерной академии РК, академик Российской горной академии, лауреат премии им. академика А.А. Скочинского.
Все эти годы у Мурата Абдукадыровича был надежный тыл - жена и три дочери. А теперь еще и пять внуков. Все получили хорошее образование и стали высококвалифицированными специалистами, а младшее поколение побеждает на международных олимпиадах и радует большими перспективами.
После ухода с производства Мурат Перзадаев снова не остался без дела - пять лет возглавлял организацию «Центрказнедра», работал в корпорации «Казахмыс». И лишь совсем недавно решил окончательно уйти на заслуженный отдых.
- С таким темпом и не заметил, как подошло 70-летие, - размышляет Мурат Абдукадырович. - Хотя у нас в семье никто близко не имел отношения к горному делу, я сделал такой выбор и всю жизнь работал. И хотя мама переживала и хотела для меня более безопасной работы, видя, что рано ухожу на работу и поздно возвращаюсь, случаются аварии, ночью вызывают на шахту, - не пожалел об этом выборе никогда.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Нура в его судьбе 20.08.2019

    О человеке, как известно, судят по его делам. И чем они значительнее, тем дольше память.

  • Пике в бессмертие 06.08.2019

    Когда Анатолий Билык и Юрий Гуммель трудились над памятником Нуркену Абдирову, то пригласили в студию мать нашего прославленного земляка - Багжан-апа. Она пристально вгляделась в лицо Героя и через несколько минут сказала: «Это не мой Нуркен». Работу пришлось переделывать, однако и в этот раз женщина повторила то же самое. И только с третьей попытки удалось добиться потрясающего сходства. Тогда Багжан-апа попросила авторов оставить ее наедине с сыном - долго говорила с ним по-казахски, потом плакала. А когда вышла, крепко пожала скульпторам руки...

  • Покоряющий высоты 03.08.2019

    Выбрать карьеру летчика-испытателя Тохтара Аубакирова сподвиг пример прославленного земляка - Нуркена Абдирова, который тоже родился в Каркаралинском районе. Еще будучи в юном возрасте, первый космонавт Казахстана пешком пришел в родной поселок героя, поклонился земле, взрастившей мужественного сына Родины. Уже тогда он точно знал, какую профессию ему предстоит выбрать.

  • Славный сын Сарыарки 23.07.2019

    Нура взрастила множество известных людей – ученых, политиков, руководителей, спортсменов, деятелей искусства, внесших большой вклад в развитие науки, образования, экономики, спорта, культуры. И их жизненный путь может служить примером для многих представителей молодого поколения казахстанцев.

  • Это наш Нуркен! 23.07.2019

    Во время установки макета самолета над памятником Абдирову в его родном ауле в Каркаралинском районе у «железной птицы» завертелся винт. Тогда собравшиеся почтить память великого сына казахского народа заговорили о том, что это сам «крылатый батыр» дает о себе знать. Об этом рассказал первый космонавт Казахстана, Герой Советского Союза Тохтар Аубакиров.

  • Родины достойный сын 20.07.2019

    Свыше 600 гостей из разных городов Казахстана и стран ближнего зарубежья приехали в село Нуркен Каркаралинского района, чтобы отпраздновать 100-летие легендарного героя Великой Отечественной войны Нуркена Абдирова.

  • Грани гения 25.06.2019

    Музей-галерея имени Алихана Букейхана открылся в средней школе села Актогай.

  • Время первых 15.06.2019

    В текущем году мы масштабно отмечаем 120-летний юбилей Каныша Имантаевича Сатпаева. А еще 30 лет назад имя этого великого человека практически не упоминалось. Об этом мне подумалось, когда в апреле 2019 года я был на торжественных мероприятиях, проходивших в Караганде у памятника Сатпаеву, куда были приглашены известные в Казахстане руководители крупных предприятий, ученые, деятели культуры.