26 февраля 2019 года 7283

Москва слезам не верит

Автор: Анна СТРОКОВА

Если говорить коротко и иронично, то социальная драма «Айка» Сергея Дворцевого - это фильм о том, как опасно брать деньги взаймы. Но еще это кино тяжелое и безрадостное - к этому нужно быть готовым. О проблемах здесь говорят без прикрас, и, возможно, понравится лента далеко не каждому: здесь хватает сцен, откровенно неприятных и подчас шокирующих.

«Айка», казахстанская и российская премьера которой состоялась 14 февраля (кстати, символично - в День влюбленных), пришла в карагандинский кинотеатр «Сарыжайлау» на неделю позже. В расписании - два сеанса, в обед и вечером. Днем в первый день проката, рассказали работники кинотеатра, показ не состоялся: зрителей не было. На вечернем в зале находилось около 40 человек преимущественно среднего возраста.
Сергей Дворцевой показывает в своем фильме то, на что мы привыкли не обращать внимания: жизнь тех, кто убирает мусор, чистит снег, туалеты, обслуживает посетителей в заведениях быстрого питания. Москва - не романтизированная, не открытая и не доброжелательная: она враждебная и бессердечная, не верит ничьим слезам. Москва - как трактор, сносящий снег в кадре, под корень срубает будущее главной героини.
Напомним, что Дворцевой работает и в России, и в Казахстане, снимая и документальное кино, и игровое. Он снял ленту «Тюльпан», 10 лет назад получившую главный приз каннской программы «Особый взгляд». А «Айка», созданная силами кинематографистов из Казахстана, России, Германии, Польши и Китая, успела покорить 71-й Каннский кинофестиваль: исполнительницу главной роли, уроженку Петропавловска Самал Еслямову наградили в категории «Лучшая женская роль». Это достижение уникально для казахстанского кинематографа: ни одна российская, советская или из государств СНГ актриса не награждалась подобным титулом - даже исполнившая Веронику в «Летят журавли» Татьяна Самойлова, хотя сама лента Михаила Калатозова каннскую ветвь получила.
Идея «Айки», снятой при поддержке Минкультуры РК и РФ, пришла к Дворцевому после того, как он наткнулся на газетную заметку о том, что в Москве было брошено 248 детей нелегальных мигранток из Средней Азии. «Что толкнуло этих девушек так поступить? Что вообще заставляет людей переступать базовые человеческие законы? Чем глубже я входил в ситуацию, тем больше понимал, как мало знаю и как много хочу о ней рассказать», - таковы размышления режиссера.
Итак, ее зовут Айка, ей 25 лет, она - нелегалка из Киргизии, и ей срочно нужны деньги. Она приехала в холодную Москву на заработки: Айка погрязла в долгах, пытаясь открыть точку по ремонту одежды и взяв в долг на швейную машинку. Ей не платят ни за ощипку кур, ни за уборку снега, ни за мойку посуды, ни за другую грязную работу. Мир, где даже к животным относятся лучше, чем к нелегалам с просроченной регистрацией, суров до противной крайности. Всю ленту героиня, истекающая кровью от послеродового осложнения, отчаянно пытается выжить в заснеженном городе, бросив своего ребенка в роддоме, живет в сырой квартире, где у каждого - своя шторка.
Ключевая идея «Айки», рассказывал Сергей Дворцевой в своих интервью, в том, что как бы ты ни хотел обмануть жизнь, законы природы не обойти. Она заставит играть по своим правилам: мать должна кормить своего ребенка и быть рядом.
Вместо музыки здесь - постоянно звонящий телефон главной героини и угрозы на том конце провода: ей звонят кредиторы. В безмузыкальной тишине экранного действа этот звук начинает приводить в ужас. Вместо музыки еще - плач детей, рев метро, шум толпы и гул снегоуборочной техники. Впрочем, зима здесь, словно еще один антагонист. Хотя если говорить об отрицательных героях - Дворцевой не пытается породить симпатию зрителя к одним или специально вызвать отторжение к другим. Видно, что фильм снимал документалист: здесь ничего не приукрашено, и это тот случай, когда непрофессиональные актеры - лучший выбор для социальной драмы, потому что они очень естественны в кадре.
К слову, прошлого Айки нам не показывают: мы не знаем, как она дошла до такой жизни, а увидим лишь пять дней ее безнадежного существования в большом городе. Даже в титрах здесь - простейший шрифт, некоторые моменты выхвачены трясущейся камерой. Глядя на действие на экране, знаки начинаешь видеть во всем: куртка Айки предстает границей ее маленького мирка, а когда она потрошит кур - в определенном смысле потрошит и свою душу. О беременности девушка врет: всем говорит, что сильно отравилась, и это, думаю, показатель ее отношения к деторождению. Соседки «по шторке» врут родственникам по телефону: «Какая Москва? Красивая, люди хорошие, добрые», а сама Айка через несколько минут упрекает мать: «Чему ты меня можешь научить? Как родить пять детей и жить на копейки? Мне не нужна такая жизнь, у меня другие планы».
А рядом, тут же - роскошные женщины в шубах, отрывки тренинга по достижению мечты, где Москва описывается как рай для любых возможностей, и практически все, кто встречается Айке, игнорируют ее. Только уборщица ветклиники (клиника - важный образ в фильме) ей хоть как-то сострадает. Переплетение всех событий фильма приведет к открытой концовке: режиссер оставляет девушку в драматичный момент ее жизни. Что будет дальше? Неизвестно.
Надо сказать, что Самал Еслямова умудряется и движениями, и эмоциями выдавать жуткую глубину отчаяния, а камера Иоланты Дылевски выхватывает кадры близкие и личные: складывается ощущение, что мы сами находимся в эпицентре событий. А если мы захотим узнать больше, то можно просто выйти на улицу и оглядеться.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Второй фронт 05.05.2020

    По воспоминаниям врубмашиниста шахты № 1 Башира Нурмагамбетова, 22 июня в Караганде стоял ясный солнечный день: «Было три часа дня. Я, как обычно, вышел из шахты и пошел умываться. Вдруг страшная весть. Радио сообщило, что «фашистская Германия напала на нашу страну, на Советский Союз». Все замерли. Слушают радио, слышны вздохи и плач женщин. Беда пришла в каждый дом.

  • Из далеких встреч: Шаймардан Мезгильбаев 05.05.2020

    На фотографии - три знаковых человека, навсегда оставивших свои имена в летописи Каркаралинского района. Слева - Герой Советского Союза Мартбек Мамраев (1908-1989), рядом врач военных госпиталей Гулимжан Карсыбекова (1919-2008) и справа - воин и журналист Шаке Мезгильбаев (1924-1992).

  • Второй фронт 30.04.2020

    Во время Великой Отечественной войны Карагандинский бассейн выдал больше угля, чем за три с половиной предвоенных года. Это был непростой, но славный подвиг каждого шахтера. Но нередко горняки, особенно вновь прибывшие, из-за неустроенности покидали рабочее место.

  • Завтра была война… 23.04.2020

    С разбора полетов начался 1941 год. Предметом обсуждения стал доклад о состоянии треста «Карагандауголь». Для критики имелись веские основания.

  • Завтра была война… 21.04.2020

    Работа по изучению нового казахского алфавита и ликвидации безграмотности в 1941 году получила неудовлетворительную оценку. По информации обкома партии, в области насчитывалось всего 410 школ, восемь техникумов, четыре школ ФЗУ и рабфаков, один учительский институт.

  • Как Ащылыайрык стал Новой Узенкой 21.04.2020

    Согласно данным газеты «Акмолинские областные ведомости» от 4 марта 1909 года, официальная дата образования в Акмолинском уезде села Новая Узенка - 10 февраля 1909 года. Основали село переселенцы из Самарской губернии Новоузенского уезда Мало-Узенской волости. Первые из них прибыли сюда в 1907 году.

  • Завтра была война 18.04.2020

    В преддверии празднования 75-й годовщины Победы над фашизмом «ИК» начинает серию публикаций, посвященных истории нашего региона в это тяжелое время. Это рассказ о бессмертном подвиге людей, для которых тыл стал фронтом. Открывает цикл материал о Карагандинской области перед началом войны.

  • Всегда на посту 14.04.2020

    Первый начальник управления милиции был награжден... кавалерийской лошадью

#birgemiz