24 января 2019 года 4950

Беседы с Камали-ата

Совсем недавно нам, родным и близким Камали Жуматаевича Дюсембекова, пришлось пережить невосполнимую утрату, связанную с его кончиной. Мне, его внуку, не раз приходилось беседовать на различные темы с аташкой – человеком-легендой, человеком-историей, чей жизненный путь был насыщен важными событиями развития нашей страны.

Мой дед родился в 1924 году в степях Центрального Казахстана. Он был четвертым ребенком в семье. Мать (Бегимкызы Инкар, род Мурат) и отец (Жуматайулы Дюсембек, Кареке-Токбура) не владели грамотой, не знали, как вести календарь, поэтому и по сегодняшний день никому не известна точная дата рождения Камали Жуматаевича Дюсембекова. Как потом он вспоминал: «По словам моей матери Инкар, я родился примерно в ноябре-декабре, когда выпал первый снег». Местом рождения аташки был аул Ортен-Жал, Жанбас-булак, находящийся ныне недалеко от аула Акбастау Бухаржырауского района Карагандинской области. В то время они жили в саманном домике, состоящем из небольшой комнаты. Быт был, мягко говоря, скромный. Пол был земляной, сырость чувствовалась везде и всегда.
Когда наступил всеобщий голод, в конце марта - начале апреля 1929 года, аташку с его старшим братом Сыздыком родители решили вывезти из зимовки в Спасск. Гульжамили и Гульзабиры (второй и третий ребенок после Сыздыка) к тому времени уже не было в живых, они умерли от болезней. Родители аташки разобрали домашний круглый столик и сделали из него санки для детей. Во время переезда в Спасск им пришлось ночевать две-три ночи на зимовках, которые оказались безлюдными. В Спасске жили свояк отца Дюсембека Такаубай Оспанов и сестра матери Инкар по имени Сапар. Они и приютили семью Дюсембека на месяц.
Примерно в это же время Дюсембек услышал, что в Караганде открываются шахты и заводы. Родители маленького Камали решили устроиться на работу. До Караганды всей семьей добирались почти двое суток. Отца Дюсембека приняли на работу глинокопщиком на кирпичный завод № 1, расположенный в районе Федоровки. Мать Инкар стала грузчиком на песчаном карьере. Жила семья Дюсембека в общем бараке, который конструктивно был предназначен для хранения овощей. В нем проживало 25-30 семей. В бараке была антисанитария. На глазах мальчика Камали люди умирали от болезней и голода. По карточной системе родители получали сухой паек: горох, пшено, подсолнечное масло, соль, спички. Жила семья Дюсембека в таких условиях до 1932 года. В том году родители Камали смогли сами построить небольшую землянку на Федоровке. В 1934 году Камали с братом Сыздыком пошли в школу № 27 г. Караганды. Обувку нашли на свалке выброшенных калош. Отец Дюсембек, получив травму на производстве (упал и сломал копчик), в октябре 1937 года скончался. Молодой Камали уже тогда понял, что должен взять на себя ответственность за семью, и старательно помогал матери.
Камали учился хорошо, всю жизнь он тянулся к знаниям. В одном классе с ним учился и старший брат Сыздык. Там же, в школе, Камали познакомился со своей будущей супругой Марфугой (Тусупбек кызы, род Мурат). С ней он проучился вместе с пятого по седьмой класс.
В 1941 году Камали поступил на работу коногонщиком кирпичного завода. В свободное время занимался погрузкой кирпича. Шестую часть целого вагона загружал один, а это около 1000-1200 кирпичей. И за тяжелую работу ему платили копейки, которых еле хватало на еду и тетради. В этом же году Камали окончил казахскую семилетнюю школу.
В начале августа 1942 года Камали-ата добровольно ушел на фронт. Его вместе с другими новобранцами посадили в товарный вагон, и через несколько дней они оказались в Москве, в Мытищинском районе. Здесь новобранцы около двух месяцев грузили снаряды, затем их повезли в Сталинград.

Он воевал в 63-й армии 4-го Украинского фронта. Камали-ата получил навыки наводчика полковой роты противотанковых ружей. Это был уже октябрь 1942 года. В одной беседе он рассказал: «Наши окопы и траншеи были недалеко от железнодорожной станции, Мамаева кургана, который в то время представлял собой стратегическую высоту. В ноябре немцы захватили ее, что позволило им вести огонь из всех видов оружия по любой части города. День и ночь были слышны канонады артиллерийских орудий. Самолеты весь день бомбили Сталинград. В руках немцев был почти весь город, в том числе железнодорожная станция. Получив приказ И.В. Сталина: «За нами Волга – ни шагу назад», стояли до конца. Земля содрогалась постоянно под ногами, ни минуты затишья! В мешках доставляли мерзлый хлеб и кусок сахара. Бывало, что не ели по нескольку дней. Ползком подкрадывались к железнодорожной станции, и удавалось украсть несколько клубней сахарной свеклы. Никогда не забудется вагон, который мы с сослуживцами открыли, а там трупы голых людей, предназначенные для отправки в крематории Германии».
И еще одна интересная деталь: солдатам давали пару гранат «лимонок», которые они должны были задействовать в случае угрозы пленения врагом, а именно: уничтожить себя, забрав при этом с собой как можно больше противников.
В декабре 1942-го 15 дней шел снег. Это обстоятельство в какой-то мере останавливало активность немцев, хотя самолеты летали не реже, но цель было сложно поразить. «А потом начался бой за железнодорожную станцию, которая переходила в течение дня то к нам, то к врагам, - вспоминал дедушка. – Наконец станция стала нашей! Войска прорвали цепь окружения города и по частям стали немецкие войска захватывать в плен. В январе 1943 года началось контрнаступление. 2-я ударная армия, в составе которой был и я, вначале называлась 21-й армией. Двинулись на запад. На станции Котельниково, недалеко от Сталинграда, меня назначили командиром расчета. Я получил звание гвардии сержанта».
Далее форсировали Дон в марте 1943 года. Двинулись в район Аксая и Новочеркасска, на подступы к Ростову. Три-четыре раза город переходил из рук в руки. В начале апреля 1943-го он был освобожден. Потом двинулись на Украину, Донбасс. Оттуда - в направлении Воронежа, Орла, Курска. Принимали участие в Курской битве.
«Здесь «познакомились» с немецкими «Тиграми». Они были нелегкой мишенью», - вспоминал Камали.

Далее наступил октябрь-декабрь 1943 года. В это время состоялись бои за Херсон, Каховку. Камали-ата в составе Красной Армии форсировал Днепр в районе селения Голая Пристань. В январе-феврале 1944 года были бои за Большую и Малую Лепетиху. Военную часть, где служил Камали-ата, перебросили в селение Перекоп, это в Крыму. 7 апреля 1944 года форсировали турецкий вал в Крыму после двухчасовой артподготовки. Перешли на станцию Жанкой. Там организовали механизированный штурмовой отряд. Командиром был гвардии полковник Пузанов. В этом отряде было 10-12 танков, «катюши», автоматчики, артиллерия. Рота противотанковых ружей. Этот отряд в апреле 1944 года освободил Евпаторию, Картказак-1, Картказак-2. Дивизия именовалась в дальнейшем 24-й гвардейской Евпаторийской дивизией 2-й ударной армии. Потом освободили за один день город Саки, за 3-4 дня - Симферополь.
Позже Камали-ата рассказывал своим детям: «Подошли к Севастополю. Первоначально бились за Сапун-гору через населенные пункты Бельбек и Никинзовые горы. Немецкие войска распространили ложную информацию. Они утверждали, что Москва и Сталинград якобы уже взяты немцами. А оставшаяся кучка советских войск сражается отчаянно потому, что желает пробиться на юг Крыма, чтобы оттуда попасть в Константинополь. 6 мая 1944 года я был тяжело ранен уже в третий раз осколком снаряда. На следующий день, 7 мая, наши войска освободили Севастополь».
В честь этого события появилась памятная медаль «Участнику штурма Севастополя», которую получил в том числе Камали-ата. Военную часть, в которой он служил, перебросили в Прибалтику, Литву и Калининград. А он остался на лечении в госпиталях Бахчисарая и Ростова.
Камали-ата рассказывал, что нашему земляку Толену Кабылову было присвоено звание Героя Советского Союза. В его честь в Германии потом был построен рыболовецкий траулер.

А в это время Камали-ата находился с тяжелыми ранениями в госпитале Красноярска. Сначала ему хотели ампутировать раненую руку, но из-за слабости и малокровия Камали-ата врач решил просто наложить ему гипс. Четыре с половиной месяца дедушка находился в гипсе. В госпитале Красноярска пролечился до августа 1944-го. При выписке его демобилизовали как инвалида войны II группы.
В 1944 году после демобилизации и возвращения домой, со слов ата, он и Марфуга-апа находят друг друга. Они вдвоем спустя годы родят и воспитают десятерых детей. Свадьбы в то время не отмечали, стране было не до праздников, да и возможностей таких у молодого Камали не было на тот момент. Свидетельство о браке с Марфугой-апа у них появилось много лет спустя.
После демобилизации Камали ата был выбран первым секретарем райкома комсомола Ворошиловского района Карагандинской области. Затем по его просьбе вернули в Караганду, назначили заместителем директора кирпичного завода № 1. В декабре 1945 года направили в Алма-Ату на годичные курсы ЦК КП Казахстана.
В 1946 году Камали назначается штатным пропагандистом Джезказганского райкома партии. Его первым секретарем был Сейтжан Полимбетов, высокообразованный инженер, горняк. Города Джезказгана тогда еще не было, люди жили на руднике. Районный комитет партии был расположен в Карсакпае.
В 1947 году была объявлена народная стройка железнодорожного полотна Мойынты - Чу. Камали-ата был откомандирован в качестве политработника на эту стройку. Начальником стройки карагандинского отрезка был секретарь обкома партии Тимофеев. А его заместителем по политчасти Федор Прокопьевич Михайлов. Штаб располагался на 82-м километре со стороны Мойынты. Здесь простиралась голая степь. За 1947 год Карагандинская область построила не один километр железнодорожного полотна. За участие в стройке аташку наградили Почетной грамотой Верховного Совета СССР и знаком «Отличный строитель МПС».
В мае 1950-го Камали-ата был назначен заведующим отделом агитации и пропаганды Ворошиловского райкома партии. А в сентябре 1951 года его направили на учебу в двухгодичную партшколу ЦК КП Казахстана. У Камали-ата тогда не было оконченного среднего образования. Для сдачи экзамена в партшколу представляли двухмесячный отпуск, но он сдал три вступительных экзамена за три недели. В оставшееся время, вместо того чтобы отдыхать, Камали-ата поступил заочно в КазГУ на экономический факультет.

В сентябре 1953 года Камали-ата уже стал секретарем Жанааркинского райкома партии по идеологии. По культурным, бытовым, социальным вопросам молодой секретарь советовался с аксакалами тех времен: Бидаулетом Оскимбековым, Балгатаем Утешевым, Исламом Жарылгаповым, Абдыкожой Омаровым, Сейткулом Татимбетовым и другими.
Из воспоминаний Камали Жуматаевича: «В 1954 году началось освоение целинных земель Казахстана. В это же время меня назначили секретарем райкома партии (по зоне машинно-тракторной станции). При МТС были освобожденный секретарь партийного комитета и 12 инструкторов. То есть на каждый колхоз – один инструктор райкома партии. Первый год мы освоили 800 гектаров пашни. Работа велась вручную с использованием быков. Потом начали поступать гусеничные трактора. В 1956 году на целый район мы получили сварочный аппарат. Была острая нужда в механизаторах. Искали их через отделы кадров и военкоматы. При машинно-тракторной станции организовали месячные курсы. Потом получили еще три агрегата сварочной техники. В конце ноября 1959 года я был избран председателем Жанааркинского райисполкома. После вступления в такую должность я почувствовал всю тяжесть ответственности. Необходимо было решать различные вопросы развития района. Заместителями у меня были Лидия Степановна Посохина, Идрис Жумабеков, Абдрахман Кусбеков».

Работы было много. Аграрный сектор был отсталым. Не было ни дорог, ни освещения, ни медпунктов, ни средних школ. Жители сел пытались уехать в города. Основная причина проблем с кадрами заключалась в школах. Действовали в лучшем случае семилетние школы. Окончив их, ребята уезжали в города по интернатам. А вместе с ними и их родители. Первую среднюю школу открыли по инициативе деда в совхозе «Женис» в 1962 году. За счет бюджета района молодым специалистам гарантировали жилье и стабильную заработную плату. Создавали новые совхозы. В связи с этим резко увеличилась площадь посева зерновых культур. В райцентре Атасу не было воды, все пили воду из колодцев, которые копали сами. Первый водопровод протяженностью 2,5 км со скважиной провели в 1962 году. Потом построили первую пекарню, продовольственные магазины, детские сады, Дом культуры, заложили небольшой парк.
В декабре 1964 года Камали-ата был избран первым секретарем Шетского райкома партии. Центр образованного Шетского района находился в промышленном поселке Акчатау. Сюда не было асфальтированной дороги. Далеко находились совхозы по производству молока и овощей. Поэтому администрацию из Акчатау перенесли в село Аксу-Аюлы. За короткое время здесь построили шоссейные дороги и протянули линию электропередачи. За эти годы образовали восемь новых совхозов. Были успешно решены проблемы по укреплению кормовой базы.
В октябре 1980 года по состоянию здоровья Камали Жуматаевич был переведен начальником Джезказганского областного управления по печати, полиграфии и книжной торговле. Эта сфера переживала далеко не лучшие времена. Ездил он за опытом организации труда в Москву и Ленинград. После поездки было приобретено и установлено новое оборудование. В 1986 году мой аташка вышел на заслуженную пенсию. Но и в последующие годы он всегда был центром большого круга детей, внуков, правнуков, друзей, товарищей. Камали-ата вместе с Марфугой-апа всегда были самыми гостеприимными и передали эту черту своим потомкам. Двери их дома всегда были открыты для гостей.
За свои заслуги Камали-ата награжден боевыми орденами, медалями (в числе основных – он полный кавалер ордена Славы, имеет ордена Отечественной войны I и II степени), позже получил много наград и за трудовую деятельность. Будучи пенсионером, Камали-ата получил звание почетного гражданина Карагандинской области, г. Караганды, Жанааркинского и Шетского районов. Он неоднократно был участником парадов Победы в Москве.
Вырастив десятерых детей, Камали-ата и Марфуга-апа продолжили свой вклад в воспитание своих внуков и правнуков. Дедушка до конца своих дней сохранил ясный ум и память, которым позавидуют многие. Среди наследников есть представители разнообразных профессий – государственные служащие, юристы, врачи, учителя, бизнесмены, инженеры и другие. За это время Камали-ата и Марфуга-апа стали дедушкой и бабушкой для 19 внуков и 27 правнуков.


Дархан ДЮСЕМБЕКОВ

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Они сражались за Родину 20.10.2020

    Разыскиваются родственники девушек-танкисток. Эхо войны смолкнет еще не скоро. Все меньше становится тех, кто прошел сквозь огонь и ливень пуль, и память о них будет жить вечно. А сколько тех, кто остался лежать безвестным на полях сражений.

  • Хранительница памяти 17.10.2020

    Карагандинский университет им. академика Е.А. Букетова провел республиканскую научно-практическую конференцию с международным участием на тему «Актуальные проблемы исторической науки», посвященную 70-летию кандидата исторических наук, доцента и руководителя центра «Тұлғатану» Нурсахан Бейсенбековой. А 16 октября, в день ее рождения, состоялся расширенный ученый совет.

  • Ученый, педагог, наставник 15.10.2020

    16 октября 2020 года исполняется 70 лет Нурсахан Ахметовне Бейсенбековой. Когда-то много лет назад Кали Жуасович Жуасов, декан исторического факультета, личность легендарная в истории вуза, произнес наполненные глубоким смыслом слова о том, что факультет всегда был его родным домом. Вслед за ним эти слова могли бы повторить многие из тех, кто работал и работает сегодня на истфаке. И среди них, несомненно, Н.А. Бейсенбекова.

  • Покой нам только снится 01.10.2020

    Про таких, как Виктор Чайка, говорят - борец за правду. Его смелые высказывания нравятся не всем, но он добивается того, чтобы жизнь пожилых карагандинцев стала еще лучше. Наш герой принимал самое активное участие в обсуждении проекта Закона «О ветеранах», который был принят в этом году. Теперь он тщательно изучает проект Национального плана действий по улучшению положения граждан старшего поколения «Активное долголетие», который Правительство намерено разработать до 2025 года. И так Виктор Яковлевич живет всю жизнь.

  • Из далеких встреч: Роза Багланова 01.10.2020

    Полсотни лет назад как турист, экскурсовод, любитель природы и старины я часто посещал город на опушке леса - волшебный Каркаралинск. И только однажды оказался здесь как корреспондент «Индустриальной Караганды». Идея командировки принадлежала редактору Игорю Владимировичу Казанцеву, от которого и получил официальное удостоверение. Документ авторитетного органа партийной печати был неоспорим. Я беседовал без помех с рядом руководителей городских и районных служб.

  • Из далеких встреч: Яков Бычек 29.09.2020

    Мы живем на планете Сарыарка с непредсказуемыми краеведческими поворотами. Мог ли я предполагать, что получу в подарок книгу А.Ф. Христенко «Сельское хозяйство в сухостепной части Казахстана» (Караганда, 2002). Научный труд с подписью автора. Стоит и дата: 2 августа 2002 года. Возьмем несколько строк из вступительной части книги:

  • Из далеких встреч: Ян Плятер-Гаевский 24.09.2020

    По памяти это был или 1957-й или 1958 год. Мне двадцать лет. Караганда. Лето. Стадион «Динамо». Зрители окружили баскетбольную площадку. Только на ней резвилось не баскетбольное братство, а всего два человека. С ракетками в руках они гонялись за мячиком, ловко переправляя его через сетку. Игра называлась большой теннис. Участников я знал. Первым называю Келлера, тренера ряда видов спорта. А противостоял ему моложавый пан Ян Янович Плятер-Гаевский в ослепительно белой форме: шорты, безрукавка, тапочки. Был и судья - фехтовальщик Ю.Г. Корженевский.

  • Гордость Нуры 17.09.2020

    Директор крупнейшего зернового хозяйства Карагандинской области ТОО «Шахтерское» Георгий Прокоп 11 ноября отметит свой 70-летний юбилей. К сожалению, пандемия и карантинные ограничения вносят коррективы во все планы, в том числе и в праздничные.

#birgemiz