18 октября 2018 года 622

Философия убеждения

Автор: Нина КРАМЕР

Обычно мы представляем философа мыслителем, преподавателем вуза или ученым, проводящим долгие часы за написанием книг. Однако есть среди них и практики. Когда-то теология считалась частью философии, сейчас определяется как богословие. Тем не менее в современных условиях теолог должен уметь абстрагироваться от религиозной пропаганды и пользоваться своими знаниями для защиты интересов государства, семьи и конкретного человека.

Теологи идут с открытым забралом в группы агрессивно настроенных людей, одурманенных деструктивной идеологией, беседуют с большими аудиториями, выезжают в тюрьмы к осужденным за религиозный экстремизм, но не разуверившимся в своей правоте.
Прежде чем стать теологом, Жанболат Хушкельжиев прошел долгий путь. Собственно, поначалу и не собирался им быть, поступив в Южно-Казахстанский гуманитарный институт имени Мардана Сапарбаева на факультет иностранных языков. Хотелось побыстрее выучить английский и по примеру однокурсников перевестись учиться за рубеж. А там найти работу с большой зарплатой, окунуться в красивую жизнь. Но планам не суждено было сбыться, так как отцу Жанболата нечем было платить за учебу.
Проучившись полтора года, Жанболат решил попытать судьбу в Алматы. Устроился работать в корейскую фирму и даже немного выучил язык. Но и тут он не нашел себя, поскольку искания начались намного раньше. Еще в старших классах парня обуревали вопросы о смысле жизни, тогда он обратился к местному имаму.
- Аксакалы специально пригласили его из другого района, так как человек был очень грамотный, - говорит Жанболат Хушкельжиев. - Окончил медресе с красным дипломом. Потом поступил в университет «Нур-Мубарак», окончил бакалавриат и магистратуру. Он мне дал ответы на самые важные вопросы.
Тем не менее даже грамотный имам не сразу смог разглядеть экстремиста в селе. Отучившийся в Саудовской Аравии односельчанин Жанболата для начала втерся в доверие к имаму, чтобы тот пригласил его вести курсы при мечети.
- Однажды этот парень, немногим старше меня, собрал нас и объявил, что наши родители - кафиры, так как не читают пятикратный намаз, - вспоминает Жанболат. - Он ссылался на авторитетные книги. А мы, тогда еще молодые и глупые, не могли понять, кто же прав - имам или этот парень. Точку в споре поставили аксакалы, возмущенные тем, что их назвали неверующими. Они запретили ему морочить голову молодежи.
Духовные искания привели Жанболата на подготовительный курс при университете исламской культуры «Нур-Мубарак». Проучившись год, парень почувствовал в себе силы поступить на образовательный грант. Второй раз пойти на платное отделение не позволила бы совесть. Впоследствии парень отучился в бакалавриате на религиоведение и в магистратуре по специальности «Философия вероучений».
- До появления «Нур-Мубарака» имамы практически не могли работать теологами, - говорит Жанболат. - В казахстанских медресе преподавали по большей части ислам ханафитского мазхаба, традиционный для коренного населения. Между тем существует около 300 различных течений, и профессиональный теолог обязан их знать. Также для работы со светскими аудиториями необходимо в совершенстве знать все законы, касающиеся религий.
Поначалу было очень тяжело разделять проповедь и профилактическую беседу. После университета Жанболата отправили служить имамом в Северо-Казахстанскую область. А сейчас он - действующий наиб-имам карагандинской мечети «Анет Баба» и одновременно теолог ОО «Нұрлы білім». Тем не менее толерантное отношение ко всем вероучениям и даже атеизму, привитое профессорами университета, помогало в разных ситуациях.
- Больше всего возмущений в светских аудиториях я слышу от атеистов, - говорит Жанболат Хушкельжиев. - Они кричат, что надо вообще запретить все религии: они - источник всех бед, разногласий и войн. Но ведь и атеизм является убеждением, к которому грамотный верующий относится с уважением. Религия - это часть духовности человека так же, как, впрочем, и неверие. Это часть истории человечества. А чтобы отличать агрессивную идеологию от мирной, каждый человек должен знать азы религии.
Главная проблема теологов в настоящее время - не воинствующие атеисты. К сожалению, Казахстан не миновала угроза религиозного экстремизма. Парни, подобно односельчанину Жанболата, получившие религиозное образование за рубежом, распространяли агрессивную идеологию как вирус. Быстро находили себе друзей, проникали в социальные сети и даже становились имамами мечетей, имея приличные языковые навыки и теоретическую подготовку.
Но порой, для того чтобы затуманить голову молодым людям, достаточно и неглубоких знаний, немного дара убеждения и подходящей среды.
- Я около двух лет посещал с беседами намазхану в поселке Карабас, - рассказывает теолог. - Там один парень 5 месяцев проучился в Египте и, вернувшись в Казахстан, стал настраивать молодежь слушать зарубежных проповедников в интернете. Парни были очень недружелюбные, при приветствии хотели показать свою силу, то, что они крепкие телом спортсмены и также крепки в своих убеждениях. Я сначала не обращал внимания на их нападки. Но потом тоже дал почувствовать силу своего рукопожатия. Ведь когда-то я занимался боксом.
Но все же не ловкостью рук по большей части приходится теологам побеждать заблуждения. Десятки книг и тысячи встреч, годы кропотливой работы разрушают ошибочные представления о духовности, не дают парням дойти до крайности.
- Первые два года работы в этом поселке были очень тяжелыми, - вспоминает Жанболат. - Потом я подружился с парнями, которые считали меня врагом. Они даже расстраивались, если я по каким-то причинам пропускал плановую встречу.
Были в практике Жанболата дела и посложнее. Тяжелыми ему казались и первые беседы с осужденными за экстремизм. Но он верит, что в любой душе всегда есть место раскаянию и осознанию своих ошибок.

Фото Дмитрия Кузмичева

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Ренессанс ценностей 17.01.2019

    Программная статья Главы государства «Рухани жаңғыру» дала мощный толчок развитию общества, затронув практически все сферы жизнедеятельности.

  • Рудное равноправие 15.01.2019

    О том, что горы Конырата скрывают под собой настоящий клад, знали местные кочевники. Но до 1928 года Конырат был не тронут, никто не брался осваивать его богатства в промышленном масштабе. Поэтому первооткрывателем месторождения считается геолог М.П. Русаков. В прошлом году исполнилось 90 лет со дня открытия Коныратского месторождения.

  • Черниговские шаги 122-летнего Кобетея 15.01.2019

    (Окончание. Начало в номерах от 10.11, 13.11, 17.11, 20.11, 22.11, 27.12. 2018 г., 12,01 2019 г.)

    Первого апреля из Киевской РТС в штат совхоза зачислены 49 человек. В апреле же организована строительная бригада под началом Г. Федосюка. Подобран штат шоферов в количестве 18 человек. Среди первых...

  • Такая разная история 15.01.2019

    Подробности появления и развития отдельных этносов на территории Казахстана никогда не переставали интересовать молодежь, опытных ученых, просто любознательных казахстанцев разных возрастов и социальных групп.

  • Через годы, через расстоянья… 12.01.2019

    В 1851 году в доме Хамита Бекметева в Каркаралинске прошел той в честь открытия мечети Кунанбая кажы, где собрались знатные люди Каркаралинского округа. Кто бы мог подумать, что спустя годы история повторится.

  • Черниговские шаги 122-летнего Кобетея 12.01.2019

    (Продолжение. Начало в номерах от 10.11, 13.11, 17.11, 20.11, 22.11, 27.12. 2018 г.)

    Начало 1956 года черниговцы ознаменовали ударной работой в честь XX съезда КПСС. Черниговская МТС досрочно закончила ремонт тракторов и прицепного инвентаря. Такие передовики, как Варвара Годунова, Нуркен Айтуга...

  • Для души и красоты 29.12.2018

    Наталья Воротынская занимается выделкой кожи, войлока, изготавливает фигурки из полимерной глины, фарфора, шляпы из фетра, вяжет шерстяные палантины. В предновогодние дни у мастерицы работы - непочатый край.

  • Металл ошибок не прощает 27.12.2018

    На работе Марк Серов не думает о том, чтобы скорее уйти домой. В такие моменты он ощущает себя счастливым: свой труд - ювелирное дело - называет эстетическим, описывая его как нечто среднее между ремеслом и искусством - сложным, но очень красивым.