17 мая 2018 года 1827

К знаниям без декомпрессии

Автор: Наталья ПРУС

Тема инклюзивного образования едва ли не одна из самых актуальных. Как сделать процесс включения детей с особыми потребностями более качественным, быстрее адаптировать здания школ, найти верные подходы в методах обучения? Одни предлагают форсировать процесс, другие сопротивляются, опасаясь стихийной, неуправляемой инклюзии. Елена Сердюкова, учитель-дефектолог кабинета психолого-педагогической коррекции в г. Темиртау, на стороне последних. 

Принимая особенного ребенка в обычную школу, считает она, нужно дать ему возможность расти, а не просто «отсиживать» уроки.
Еще в первом классе она сказала родителям, что будет учительницей. Те не удивились ее выбору: как старшая сестра в семье она всегда заботилась о младших. Но при поступлении в институт выбрала особое направление в педагогике – дефектологию. И не ошиблась.
Вскоре Елена Сердюкова пришла преподавать в родную темиртаускую школу, где открылся первый в городе коррекционно-развивающий класс, и спустя более 20 лет работы убеждена, что необучаемых, неспособных учеников нет. Правда, добавляет она, инклюзивное образование немыслимо без хорошо выстроенной системы школьной, коррекционной поддержки, службы сопровождения, необходимых специалистов, обучающих программ, рассчитанных на актуальный уровень каждого ребенка.
- Раньше в класс коррекции, - объясняет дефектолог, - дети приходили, не справляясь с общеобразовательной программой. И первое, что замечала в их глазах, - полное отсутствие интереса ко всему происходящему. Особенные ученики требовали индивидуального подхода, а стандартные программы и ускоренный темп обучения отбивали желание учиться. Почему, например, у школьника на уроках случаются аффективные поведенческие вспышки? Потому что пока его сверстники заняты делом, разбирая задания, он не понимает, что от него хотят, и старается привлечь внимание, компенсировать пустоту…
За все годы из класса коррекции при СОШ № 24, где детей, помимо дефектолога, направляли воспитатели, логопеды, психолог, она выпустила 60 детей. Все они после окончания начальной развивающей школы легко вливались в коллектив общеобразовательной, успешно сдавали ЕНТ. Особая гордость - ученики, в успех которых никто не верил. До сих пор помнит, как в класс пришел мальчишка-хулиган с диагнозом «задержка психического развития неясного генеза» и нарушением эмоционально-волевой сферы. Он был настолько неуправляемый, постоянно скандалил и дрался, что из-за поведения его планировали отправить во вспомогательную школу. Но, переходя в пятый обычный класс, он был единственный, кто написал на «пятерку» входную контрольную по математике, а вскоре быстро освоил английский и стал волонтером на ЭКСПО.
- Когда в классе новенький, он как закрытая книга, и ты сначала долго наблюдаешь за ним, смотришь, что ему нравится, на что откликается его душа, - продолжает она. - Важно, чтобы ребенок почувствовал, что ты его принимаешь таким, какой он есть. Я не боюсь давать детям похвалы авансом. Если подбадриваешь их, гладишь по голове, много раз говоришь «спасибо», «молодец» за простою закорючку, веришь в них, они обязательно откликаются.
Дефектологи, по мнению Елены Владимировны, идут к успеху детей маленькими шагами, и каждый из них желательно фиксировать. Такой подход отнимает много сил и времени, но приносит большую пользу как ребенку, так и учителю: педагогу, потому что не видя быстрого результата, он выгорает на работе, а ученику напоминает, каким он был, и стимулирует двигаться дальше. В коррекции, как в профессии водолаза, ты спускаешься к нему не для того, чтобы там остаться, а чтобы взять и поднять его наверх, к свету. И не так быстро, чтобы у ученика не началась кессонная болезнь.
Моя собеседница не сторонник того, что особенные дети должны жить, словно в хрустальном шаре, и старается донести это до родителей, которые их чересчур опекают. Но в настоящее время есть и другая категория мам и пап, готовых возложить всю заботу о своем чаде на школу, оставаясь сторонними наблюдателями.
В недавно открывшемся кабинете психолого-педагогической коррекции, где Елена Сердюкова ведет занятия, гиперопекаемых видно за версту. Переходя от одного специалиста к другому и пыхтя над собиранием пирамидок, нанизыванием бусинок, раскладыванием карточек, начинают закатывать истерики. И без поддержки и участия родителей, без их домашней работы здесь не обойтись.
- Отношение к особенным детям не может быть формальным. И в довольно распространенной фразе: «Вы же их не в космос готовите!» заложено непонимание, боль ребенка и семьи, - считает дефектолог. - Наша профессия изменилась за два десятилетия. Когда в 2000 году я выступала на конкурсе «Учитель года», все боялись слова «коррекция», а сегодня оно дает надежду на то, что каким бы сложным ни был диагноз ребенка, ему помогут.
Мальчик-аутист, рассуждая о сверстнике, недоумевает, есть ли у него внутренний мир, ведь тот никогда в нем не находится, ему интересно общаться с друзьями, он не устраивает истерик, когда сработала сигнализация или отменили урок рисования. Для аутиста обычный ребенок непонятен, точно так же, как и он сам другой для окружающих. И общество не должно «выравнивать» особенных детей, а оставить им право быть другими и предоставить возможность, обучаясь, найти себя в будущем, обрести семью, профессию, почувствовать в них свою значимость.
Фото автора

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Хормейстерский корпус. Новикова. Кулакова 14.02.2019

    О работе хормейстера мало что говорят и практически не пишут. Тем не менее именно они вносят весомую лепту не только в создание яркой и стройной музыкальной картины спектакля, но и его звучания на протяжении всех лет проката. В этом материале речь пойдет о Галине Новиковой и Елене Кулаковой.

  • Творчество - это навсегда 14.02.2019

    Известный карагандинский журналист и писатель Суйиндик Жанысбай отметил свое 70-летие.

  • Выше страстей 12.02.2019

    Черная мантия, невозмутимое лицо, бесстрастный голос, кресло на возвышении... Зал заседаний сродни храму правосудия, а судья, словно священник, выше мирских страстей. Такую картинку часто рисуют в своем воображении многие из нас.

  • Жизнь на высоте 12.02.2019

    Первые лифты в Караганде были установлены в доме, в котором находится магазин «Юбилейный», 52 года назад. С тех пор не только в Караганде, но и в стране изменилось многое.

  • Один в поле воин 12.02.2019

    Краевед, этнограф, археолог, библиограф Леонид Семенов прожил жизнь нелегкую, но яркую. Под его руководством в 1938 году состоялась первая экспедиция Карагандинского историко-краеведческого музея. Программа поездки, снаряженной одноконной подводой и специальной будкой, предполагала сбор материалов и приобретение экспонатов, массовую работу среди населения.

  • Солнце и зайчики 05.02.2019

    Когда в прошлом году в поселке Нура трем воспитанникам Дома юношества при детском доме «Кулыншак» собирались вручить ключи от новеньких квартир, выяснилось, что, так как у ребят нет местной прописки, жилье им не положено.

  • Блестящий взлет 05.02.2019

    Он поехал в Санкт-Петербург - в город, в котором хотел жить и работать, потому что любил и обожал его великолепие и особый шарм. Попытка пройти в Академию молодых оперных певцов при Мариинском театре увенчалась успехом, но тут же оборвалась из-за премьеры «Принцессы цирка» в родном Академическом театре музыкальной комедии.

  • Балхашский Левитан 05.02.2019

    Недавно 75-летний юбилей отметил человек, которого по голосу узнает не одно поколение наших земляков. Его в народе так и зовут - балхашский Левитан. Начиная с 1970 года, каждый День Победы он ведет репортаж с шествия горожан к мемориалу павшим балхашцам, внося в церемонию особую трогательность. И мы уже не представляем памятный день без голоса старожила нашего города Петра Кушнирова.