17 апреля 2018 года 321

Как спасали шахту

Автор: Асель ЖЕТПИСБАЕВА

Пожар, произошедший в марте этого года на шахте им. Костенко, грозил надолго остановить деятельность угледобывающего предприятия. Был даже поднят вопрос о ее полном затоплении. Однако руководство военизированной аварийно-спасательной службы сделало все возможное для того, чтобы спасти флагман Карагандинского угольного бассейна. Подземные пожары на шахте могут носить весьма затяжной характер и длиться месяцами или годами, а иногда и тысячелетиями, пока не истощится угольный пласт. Поскольку происходит это в недрах земли, их тушение сопряжено с большими трудностями. ЧП, произошедшее в прошлом месяце на шахте им. Костенко, не стало исключением. 

Борьба с шахтными пожарами возложена на Профессиональную военизированную аварийно-спасательную службу Комитета индустриального развития и промышленной безопасности Министерства по инвестициям и развитию РК. Руководство и бойцы Карагандинского филиала трудились сутки напролет, чтобы остановить огонь и возобновить работу предприятия. О том, с чем им пришлось столкнуться и какие меры были предприняты для ликвидации аварии, подробно рассказал командир 1-го военизированного аварийно-спасательного отряда Андрей Шапошников.
Напомним, возгорание произошло 10 марта на участке вентиляционной сбойки.
Сигнал тревоги поступил в отряд в 05.43. Согласно нормативам бойцам дается всего одна минута на сборы. Время приезда до шахты им. Костенко составляет 25 минут.
- По диспозиции из Караганды выехали три отделения и столько же из Шахтинска (численность одного отделения составляет шесть человек. - Прим. автора), а также две реанимационно-противошоковые группы и машины «скорой помощи». У каждого отделения имеется боевой автобус, оснащенный оборудованием, которое необходимо в первый момент. Позже по дополнительному вызову с базы второй очереди было доставлено основное оборудование, применяемое в тех случаях, когда авария носит затяжной характер, - объяснил опытный специалист.
Вскоре стало понятно, что справиться с огнем в кратчайшее время не получится. К моменту прибытия спасателей пожар принял развившуюся форму. Горел угольный массив, затем произошло возгорание конвейерной ленты, угольной пыли и кабельной сети. В отдельных местах температура достигала 57 градусов Цельсия.
- Аварийный забой примыкал к выработке. А так как при горении конвейера скорость распространения огня очень большая, нам нужно было наступать как можно быстрее, чтобы не дать огню уйти дальше в забой и на отворот бывшей лавы, которая буквально за несколько дней до пожара была демонтирована и закрыта перемычками. Самое плохое заключалось в том, что эта выработка, хоть и породная, пересекает пласт угля К-12, что привело к возгоранию угля в кровле выработки, - отметил Андрей Алексеевич.
Руководство приняло решение разделить бойцов на две команды. Одна бросила все силы на тушение конвейерной ленты. Причем «догнать» пламя им удалось только через 220 метров. Вторая команда приступила к тушению купола. Для этого были применены специальные пики и пена. Другим способом подобраться к тлеющему пласту не представлялось возможным.
Работу осложняла практически нулевая видимость - воздух был наполнен плотным дымом и частицами сажи, образовавшимися при горении резины. Кроме того, по ходу тушения на протяжении более 200 метров оставались локальные очаги пожара. Авария принимала нешуточный оборот. Как объяснил Шапошников, огонь ушел в боковую выработку и начал подбираться к изолированной лаве, для которой не была до конца готова вторая перемычка.
- Настал момент, когда раскаленная масса угля загорелась в следующей выработке. При этом уровень метана составлял 11 процентов (взрывы происходят при концентрации 9-15 процентов). Тогда стало понятно, что мы не сможем пройти через этот очаг. А так как пламя подходило к метану, угроза взрыва стала реальной. И хотя до этого был предпринят весь комплекс мер по сокращению воздуха, огонь ушел в массив, и мы уже не могли его контролировать. Расчеты показали, что мы попадаем в треугольник взрываемости, поэтому на второй день было принято решение вывести из шахты всех людей, в том числе и спасателей, - сообщил начальник отряда.
На тот момент казалось, что единственный способ остановить всепожирающий огонь и не потерять окончательно предприятие - закрыть ее методом «мокрой консервации». Шел третий день аварии, когда шахту начали готовить к полному затоплению. К счастью, это решение не стало окончательным.
- Мы все прекрасно отдавали себе отчет в том, к чему это приведет. Конечно, вода спустя какое-то время затушит пожар, и ее можно откачать. Но, согласно расчетам, только на затопление шахты понадобилось бы больше трех месяцев. Поэтому даже сложно представить, сколько времени ушло бы на откачку и восстановление оборудования, - подчеркнул спасатель.
В этой связи была предпринята еще одна попытка локализовать огонь. Для оценки реальной картины бойцы восстановили всю телеметрию. Из-за того что огонь уничтожил кабели, часть датчиков шахтной системы «Девис Дерби» вышла из строя. Кроме того, спасатели проложили свои пробоотборники. Полученные данные показали, что все же можно попытаться изолировать аварийный участок. На грани, но возможно. Не теряя драгоценного времени, сотрудники ПВАСС приступили к возведению гипсовых взрывоустойчивых перемычек. В общей сложности были установлены три перемычки толщиной до трех метров. Как отметил Андрей Шапошников, на каждое сооружение ушло порядка 60-70 тонн гипса.
- Нужно отдать должное руководству шахты, которое, понимая ситуацию, сделало все, чтобы упростить нашу задачу. Там, где можно было дышать без респираторов, работали работники шахты. Именно они помогали доставлять смеси для установки перемычек. И делалось это практически вручную, - подчеркнул он.
После этого начались работы по упрочнению массива, чтобы полностью перекрыть доступ окиси углерода, или попросту угарного газа. В качестве герметика использовалась уплотняющая смола карбофил.
- Затем, чтобы еще более снизить концентрацию вредных газов, на первом и втором объектах мы возвели перемычки из цементной смеси «Текбленд». И только после этого шахта приступила к добычным работам. Таким образом, мы локализировали пожар на ближних подступах с соблюдением всех необходимых мер безопасности, - объяснил командир отряда.
Все это - результат непростого, самоотверженного труда бойцов ПВАСС. Все эти дни отряды были переведены на казарменное положение. Как отметил Андрей Алексеевич, во время ликвидации пожара в смену работали 3-4 отделения, в сутки - 4 смены. Так как возгорание произошло на глубине более 600 метров, чтобы добраться до этого участка, требовалось 30-40 минут. Пешком и при полной экипировке, которая весит 34-36 килограммов. Таким образом, спасатели проводили на ногах по 12 часов: дорога из отряда на шахту, спуск и путь на аварийный участок, четыре часа работы в респираторе, а затем все то же самое в обратном порядке. И уже находясь в отряде, бойцы должны первым делом переснарядить свои респираторы, чтобы быть готовыми в любой момент по сигналу тревоги отправиться на объект. И только потом думать о заслуженном отдыхе.
Что касается причины возгорания, предварительно речь шла о природном явлении. Андрей Алексеевич также склоняется к мнению, что пожар был эндогенным. Как известно, в свое время шахта им. Костенко была объединена со «Стахановской», угли которой ввиду своей химической активности склонны к самовозгоранию. В былые времена горноспасателям приходилось как минимум раз в год выезжать на тушение пожаров, возникающих по естественным причинам. Если говорить о сегодняшнем дне, то пробы показывают, что за перемычками все еще продолжается процесс горения. В случае с угольным пластом К-12 понадобится не меньше трех месяцев, чтобы он полностью сошел на нет.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Путевка в никуда 12.04.2018

    Карагандинцам, запланировавшим летний отдых в горном отеле «Тас булак», придется поставить крест на своих планах. Во всяком случае, пока. На минувшей неделе в управлении по правовой статистике и специальным учетам по Карагандинской области царило настоящее столпотворение. Людей становилось все больше, и каждый вновь прибывший, замерев на секунду, громко интересовался: «Вы все по поводу «Тас булака»? Собравшиеся, а это порядка 40 человек, пришли сюда в поисках справедливости. Они намерены привлечь к уголовной ответственности тех, кто лишил их возможности отдохнуть в доме отдыха, расположенном в окружении живописных гор Каркаралинска. Не исключается вероятность того, что число заявителей увеличится в разы. 

  • Вандалы в парке 12.04.2018

    В социальных сетях распространилась информация о том, что в парке Сарани неизвестные устроили погром. Этот случай был взят на контроль не только сотрудниками органов внутренних дел, но и акимом города. Личности вандалов удалось установить достаточно быстро. По записи с камер видеонаблюдения сотрудниками полиции были установлены личности подростков, переворачивающих лавочки и урны, а также разбрасывающих мусор.

  • Потушили вовремя 10.04.2018

    Благодаря внимательности полицейских батальона дорожно-патрульной полиции ДВД Карагандинской области удалось избежать возгорания пассажирского автобуса. 28 марта старшина полиции Нурмагамбетов и инспектор службы батальона дорожно-патрульной полиции лейтенант полиции Игенов несли службу на трассе Алматы - Екатеринбург. Вечером, неся службу на 816 километре трассы, навстречу полицейским двигался автобус марки «Неоплан». Лейтенант в окне заднего вида увидел, что у проезжающего мимо автобуса из задней части исходит пламя. 

  • «Художник» с большой дороги 15.03.2018

    Граждане, проявите бдительность! В Жезказгане задержан фальшивомонетчик, который менял «самодельные» денежные знаки на настоящие. О том, что их обманули, люди поняли не сразу.

  • И огонь, и вода 13.03.2018

    Субботний день выдался непростым для работников шахты им. Костенко и руководства АО «АрселорМиттал Темиртау» в целом.

    В 5.30 10 марта все работники подземной группы в срочном порядке были подняты на поверхность в соответствии с планом ликвидации аварии, введеным начальником смены. Оставаться под землей было опасно - на участке вентиляционной сбойки произошло возгорание.

  • Детская доза 03.03.2018

    В прошлом номере газеты мы сообщали о гибели малыша Семена Арзамасцева, умершего от инъекции в стоматологии. Как стало известно, ребенок являлся гражданином России, временно проживавшим на территории Казахстана с родителями, где папа - военно-обязанный, служащий в РК по контракту.  Трагедия случилась 22 февраля, в день обращения мамы с малышом в недавно открывшуюся стоматологическую клинику «Tiny Dent» г. Караганды, где врачи решили лечить семь зубов под общим наркозом. От внутривенной анестезии состояние Семена ухудшилось, более того, в течение пяти минут он находился в состоянии клинической смерти. Реанимационные действия «завели» сердечную деятельность, но лишь на некоторое время. После госпитализации бригадой скорой помощи в областной медицинский центр (ОМЦ) у ребенка возникла постреанимационная болезнь, вызвавшая отек мозга и смерть через 14 часов пребывания в стационаре. 

  • Трагичный исход 01.03.2018

    Полуторагодовалый малыш умер после введенной врачом стоматологической клиники Караганды внутривенной анестезии.

  • Цена мгновения 24.02.2018

    В Шахтинском регионе в результате пожара двое молодых людей получили серьезные ожоги.