05 апреля 2018 года 537

Требуется эксперт по кризису

Автор: Наталья ПРУС

В SOS детской деревне Темиртау в октябре прошлого года заработал проект «Семья краткосрочной опеки». Профессионально обученные родители и социальный работник предоставляют попавшему в трудную жизненную ситуацию временное убежище, сохраняют его связи с биологической семьей, помогая ей преодолеть кризис, восстановить документы, оформить пособия, трудоустроиться. Если нет возможности вернуть ребенку кровных родителей, то подыскивают ему приемных. Моим собеседником стала координатор проекта семейной опеки SOS детской деревни Наталья Белова, а разговор пошел не только об опыте «пилота», но и о развитии школ приемных родителей, необходимости изменения понятия социальной работы и слабой готовности общества принимать детей-сирот в свои семьи. 

- Ежегодно уходят под патронат, опеку или на усыновление около 1 тыс. детей, что составляет лишь 10% от общего числа находящихся в учреждениях. К примеру, если в 2016 году число воспитанников в детских домах составляло 8066 человек, в 2017-м - 7236. В чем, на ваш взгляд, причина этого?
- Сегодня берут детей в семьи в основном воспитатели из детских домов, волонтеры, посещающие сирот, соседи, проявляющие заботу о рядом проживающих в неблагополучных семьях детях, или те, у кого уже есть опекаемые. Чтобы «увидеть» детей, нужно проникнуться их судьбой, понять их радости, боль, полюбить их. А пока они живут изолированно в детских домах и мало включены в жизнь общества - желающих взять их на воспитание не прибавится.
В Карагандинской области больше, чем в других регионах страны, детей, оставшихся без попечения родителей. В SOS детской деревне их 55. Тем не менее в среду, в приемный день, мы не наблюдаем выстроившихся в очередь мам и пап.
В прошлом году, например, школу приемных родителей посещали такие, что несколько лет выбирают «своих» детей. Первое, чем они интересуются на собеседовании, - это биологические родители и родственники ребенка. Им трудно принять ребенка с тяжелым прошлым, даже если мама и папа фактически отказались не только от его воспитания, но и от любви к нему.
- В 2016 году 195 детей вернулись в детские дома после отмены усыновления, опеки и патроната. Как, по-вашему, это следствие некачественной подготовки приемных родителей?
- В стране достаточно быстро развивается институт приемного родительства, растет число школ как при детских домах, так и общественных объединениях, появляются кандидаты, которые хотят принять ребенка в свою семью, но на законодательном уровне наши дети по-прежнему не защищены от «вторичного сиротства». Школы носят рекомендательный, а не обязательный характер, а потенциальные родители, не прошедшие подготовку, зачастую не задумываются о серьезности своего шага.
Расскажу об этом на примере SOS детской деревни. Женщина предпенсионного возраста пришла к нам усыновить подростка, выбрав его в республиканской базе данных детей-сирот. На первую встречу мы всегда приглашаем психолога, разговариваем о ребенке, которого хотят взять, его родственниках и задаем, на наш взгляд, важный вопрос: зачем вам это нужно? Когда спросили ее, она ответила, что росла одна у родителей, ее холили и лелеяли, и теперь, оставшись одна, она намерена подарить свою нерастраченную любовь сироте, чтобы на старости лет он сказал ей спасибо.
К сожалению, многие потенциальные приемные родители до сих пор думают о том, что если у ребенка нет семьи, то он должен быть благодарным, что выбрали именно его. А теперь представьте, что будет, если они не услышат долгожданное «спасибо». В школе мы даем знания о том, через что родителям придется пройти, как правильно выстраивать отношения с ребенком, когда формируется привязанность, что такое травма «утраты», почему конфликтуют и отдаляются от семьи подростки. Даже опекунским семьям, где детей берут родственники, нужна психологическая помощь. Бабушка не всегда справляется с воспитанием, потому что забывает, что она исполняет одновременно и роль матери.
В прошлом году мы разработали программу передачи ребенка в принимающую семью, она состоит из 14 встреч, на которых родитель и ребенок вместе готовят еду, делают уроки, гуляют. Мы настраиваем кандидатов, что процесс знакомства длительный и интересный и при возникновении вопросов на каждом этапе специалисты школы готовы дать профессиональный совет. Бывает, что уже на четвертой встрече заметна возникшая связь между ребенком и потенциальными родителями, как они тянутся друг к другу, переживают, но случается и другое - пришедшие, узнав о двухнедельном сроке, ищут другой детский дом, где надеются на более лояльное отношение. В настоящее время назрела необходимость не только сделать обязательным прохождение ШПР, но и утвердить единую национальную программу обучения в школе.
- Для Карагандинской области и республики понятия «семья краткосрочной опеки», или «фостерная», как ее называют в других странах, - новые. Какой опыт вы уже приобрели?
- Нужно создавать условия для профессиональной подготовки таких родителей. И SOS детская деревня могла бы выступить в этом отношении ресурсным центром. Сейчас она готова предоставить дополнительно 1-2 дома для семей, которые возьмутся за такой вид опеки.
Профессиональные фостерные семьи должны быть готовы брать детей с разными, в том числе тяжелыми психологическими, травмами и при этом понимать, что свои родительские обязанности они выполняют временно. Учиться дарить любовь, не привязываясь к ребенку. В нашем новом проекте с «семьей краткосрочной опеки» работает социальный работник. И если родители залечивают раны ребенка и наставляют его на правильный путь, то уменьшаются потери от кризисной ситуации.
В настоящее время в понимании казахстанцев социальный работник - это тот, кто ухаживает за одинокими престарелыми либо за людьми с особенностями в здоровье или как государственный служащий контролирует социальное обеспечение населения. Социальной работой занимаются не только сотрудники отделов социальной помощи на дому, но и специалисты поликлиник, общественных объединений, социальные педагоги школ. А во всем мире специалисты этого профиля прежде всего нацелены на профилактику кризиса в семьях. Они знают положение дел в своем районе, городе, селе, находят тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации: будь то ребенок, оставшийся без попечения родителей, человек, больной алкоголизмом, многодетная или приемная семья, или мама, у которой родился особый малыш.
Если люди самостоятельно не могут справиться с проблемами, то социальный работник выступает как эксперт и помощник. Он знает законодательство, поддерживает связь со всеми службами и общественными объединениями, умеет разговаривать как с теми, кто нуждается в поддержке, так и с теми, кто может ее предложить. Его задача - оценить сильные и слабые стороны семьи, помочь ей преодолеть кризис. Именно такой вид социальной работы необходим, когда речь заходит о предупреждении сиротства.

Фото Дмитрия КУЗМИЧЕВА

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Будет тепло 13.10.2018

    Отопительный сезон в Осакаровском районе стартовал 1 октября. В настоящее время социальные объекты полностью обеспечены углем, топливо для бытовых нужд населения также имеется в достаточном количестве, рассказывает руководитель местного отдела ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог Нурсултан Карсыбеков.

     

  • Второе дыхание 13.10.2018

    В акимате Караганды прошло заседание городской трехсторонней комиссии по социальному партнерству и регулированию социальных и трудовых отношений.

     

  • Мостик во взрослую жизнь 13.10.2018

    В микрорайоне «Кунгей» города Караганды открылся Центр поддержки выпускниц детских домов. Общественный благотворительный фонд «Ана үйi», финансируемый казахстанскими меценатами, продолжает двигаться параллельно с государственными структурами, находя новые способы защиты детей, оставшихся без попечения родителей.

  • Земли много, участков - мало 13.10.2018

    Новую квартиру за 25 миллионов тенге в Астане, Алматы, Шымкенте, Атырау, Актау и за 15 миллионов в остальных городах найти трудно. В Караганде застройщики в основном предлагают жилье стоимостью 230-250 тысяч тенге за квадратный метр. Это значит, что общая стоимость получается гораздо дороже.

  • Английский бы выучил только за то... 13.10.2018

    21-летний Кеннет Палмер из Канзаса, который преподает разговорный английский для детей и взрослых из Осакаровского района, за две недели, проведенные здесь, успел полюбить национальную кухню и начал учить казахский язык. «Он сам попросил, чтобы дома с ним разговаривали только на казахском», - рассказывает директор общеобразовательной школы № 1 поселка Осакаровка Мара Акмагамбетова, семья которой приютила иностранца.

     

  • Душа любить не устает 13.10.2018

    Центральная библиотека в Темиртау давно стала местом притяжения сердец горожан. В читальном зале яблоку негде было упасть, когда проходила встреча поколений «Душа любить свой город не устанет», посвященная Дню города.

  • Главное, ребята, - сердцем не стареть 11.10.2018

    Эту фразу не устает повторять Юрий Кирсантьевич Баженов, ветеран шахтерского труда и член совета старейшин г. Абая. Возраст ему не помеха, поэтому Международный день пожилых людей он встречает с улыбкой и фотоаппаратом. Жители города Абая часто видят дядю Юру на различных праздничных мероприятиях. Держа в руках фотоаппарат, он снимает происходящее, а затем на страничке в соцсети выкладывает свои работы.

     

  • Конец «мусорной войны» 11.10.2018

    В Темиртау, который входит в список самых загрязненных городов Казахстана, был на грани закрытия единственный экологический проект по раздельному сбору мусора. Дело в том, что местный акимат потребовал оформить земельные участки, где установлено 400 специальных контейнеров. Причем такие невыполнимые требования были выдвинуты спустя целых 4 года.