29 марта 2018 года 922

Мария Шишова: Мы жили в Кандыкуле

Автор: Юрий ПОПОВ, краевед

(Окончание. Начало в №31 от 17 марта 2018 г.)

И вот первый выезд в поле. Выбрали место, где нам надо было остановиться на ночлег. Степь-матушка пустая: ни кола, ни двора, один караганник, и мы начали строить себе балаганы, т.н. шалаш. Взяли три палки, связали веревками, переплели и получился шалаш. Его накрыли сверху сеном и в середину тоже положили сено, чтобы мягче было спать, на сено положили кошму, подушку, одеяло. Так мы спали и укрывались. В то время никаких будочек, ничего для ночлега не было. Повариха сделала то же самое, чтобы варить нам кушать, также из трех палок сделала вроде бы плиту: две палки по боками, одну посередине. Большой котел вешала на эти палки, варила нам завтрак, обед. Ну вы должны представить, как это было: вроде как рыбаки возле озера варят себе уху. В то время ничего хорошего на завтрак и обед не было, кроме галушек, затерухи, суп какой-нибудь и все. Но у каких родителей было хозяйство, то они привозили в бригаду подкрепление своим детям, а у кого ничего не было, те только питались тем, что варила повариха. Условий никаких не было, ни умыться как следует и напиться хорошей воды. Пили воду из бочки, оттуда же брали воду и умывались. Вот и все условия, но я думаю, что вы знаете те годы.
И вот мы четыре лета в степи до самой осени, а в конце октября снова гнали трактора в МТС села Корнеевка и всю зиму ремонтировали в холодном боксе. Весной снова гнали трактора домой и начинали все заново. Когда посевная заканчивалась, до уборки урожая еще далеко, мы занимались сенокосом. Старики-деды на сенокосилке косили сено, а мы сгребали в кучу, потом клали на бричку и возили, складывали в большую скирду, а когда уже начал поспевать хлеб, мы снова начинали косить пшеницу, овес и т.д. Пашни были возле сопки Каратока. С нее стекала вода, очень холодная и светло-голубая, и мы ее пили.
Война приближалась к концу, и мы были в степи, еще не окончили посевную, но уже подходила к концу. И вдруг мы видим: скачет на лошади мальчик с красным флагом и орет на всю степь: «Девчата, глушите трактора, идите домой, сказал председатель». Бригадир зарезал большого бычка, на улице возле школы поставили столы, в больших казанах варили это мясо и сварили бесбармак, и весь колхоз, и старые и малые, обедали вместе на улице в честь Победы. Радовались, обнимались, целовались, и вот вся моя бригада трактористок, все мы в этот день были вместе. А немцев-переселенцев в нашем колхозе не было, у нас были чеченцы и армяне. Вот и закончилось мое детское время, мы свое детство провели в степи, между караганником и сильными ветрами, и в грязи, и в пыли, когда сеяли пшеницу, и осенью, когда убирали урожай, но я не обижаюсь, мы были счастливы. Потом уже начали приходить солдаты, и мы ушли по другим специальностям.
Привожу состав нашей тракторной бригады. Бригадир Коломеец Тимофей, комбайнер Коломеец Прокофий с помощницей Сальниковой Любовью Иосифовной. На тракторах «Универсал» были я и Власенко Татьяна Григорьевна. Еще два трактора марки СТЗ обслуживали Охрименко и Нечесова Галина Степановна. Трактором НАТИ управляла Струкова Вера. Еще были прицепщица Трухаева Галина и сеяльщица Гниденко Анна.


Будни рудника Семизбугы
9 Мая мы отпраздновали День Победы. Потом еще сеяли зерно несколько гектаров и кончилась посевная. Уже к концу мая начали приходить солдаты, и мы с подругой, с которой работали, пошли к председателю и говорим: «Теперь вы нас можете отпустить с этой работы». Ну он сначала не хотел отпускать, а потом говорит: «Ну ладно, девочки, вы хорошо потрудились, я вас отпускаю». Написал нам справки, что мы работали на тракторах, сказал нам спасибо, и мы ушли домой. Трудовых книжек тогда еще не было, и мы с подругой, Власенко Татьяной Григорьевной пошли в разные стороны. Я пошла в Семизбугу, а она уехала в Караганду. И вот началась новая жизнь.
Пошла пешком в Семизбугу, прихожу в контору и говорю секретарю: «Можно мне зайти к директору?» Она ответила: «Сейчас я у него узнаю, примет он тебя или нет». Выходит от него и говорит: «Заходи». Я захожу к нему, поздоровалась с ним, он мне говорит: «Садитесь». Я присела, он начал у меня спрашивать, откуда и кто такая. Я ему объяснила, кто я и чем занималась. Он мне говорит: «Раз ты из колхоза, то, наверное, сможешь работать табельщицей в подсобном хозяйстве. Иди к директору хозяйства, подавай заявление, она подпишет, оформляйся и приступай к работе. Сначала перепиши всех рабочих и будешь ходить проверять - они на рабочем месте или нет». В хозяйстве были коровы, лошади, овец было много. Ну так и началась моя новая жизнь. За скотом ухаживали чеченцы, а коров доили русские женщины.
Какой был рудник Семизбугы? Школа была одна до 10 класса. Клуб был маленький, но тогда еще света не было. Мы по очереди приносили свои лампы керосиновые, и вот это было такое освещение. Парнишка один играл на гармошке, раньше были танцы краковяк, полечка, тустеп, ну еще цыганочка. Вот мы попрыгаем и идем домой. Про кинотеатры мы тогда и не знали, что это такое. Магазин был маленький, продавали продукты. Другой был - хозтовары. Почта - тоже маленькое помещение, работал там А. Ефимов. Почту привозили из Ульяновска, село Ботакара, а потом из колхоза «Озерное» и из «Крепости» приезжали к нему за газетами и письмами и уже разносили по домам. Больница была сначала маленькая, а потом построили чуть побольше. Тогда еще никаких препаратов не было, просто мерили давление, брали кровь и мочу. Если кто заболеет, отправляли в районную больницу. Про спорт. Ничего этого тоже не было. Уже вот только в 1945 году приехал в Семизбугу с фронта раненый парень, уроженец села Буденовск ((Бельагаш) и в школе вел военное дело. Ни футбола, никаких площадок не было. Лазали по-пластунски или играли в простой мячик. Теперь о тех, кто уходил из колхоза. Вот мы с Таней Власенко, еще Нечеса Степан Михайлович переехал со своей семьей в Семизбугу, а из «Крепости» переехали Умрихин Степан с женой, Умрихин Василий и Хлыстова Анна.
Как расселяли чеченцев. Раньше были построены бараки, вот их туда и поселили. Их очень много было в Руднике, и все многодетные. К нам в дом чеченцев не подселяли. Они вечером собирались все в кучу, играли на гармошке и в бубен, пели песни и плясали. А мы их слушали, они очень скучали по своему Кавказу. Директором рудника Семизбуги работал Панфилович, даже я уже забыла, как его звали. Его прислали из Москвы. Директором подхоза была Александра Андреевна Андреева, тоже из Москвы, то ли выслана, то ли ее послали, не знаю. Главный инженер был тоже из Москвы - Кулинич Павел Герасимович, директор горного цеха Алпатов Василий Семенович, бухгалтер Николай Васильевич Волков, еще второй бухгалтер Ермишкин Василий Васильевич. В автобазе механик был Шишов Николай Евгеньевич, диспетчером была Лубенец Валентина Андреевна.
Далее в больнице работали доктора. Ольга Андреевна Лубенец, врач-педиатр, потом Герой Социалистического Труда. Она в Семизбуге мало была, потом переехала в Караганду. Теперь еще одна врач-гинеколог, была тоже из Москвы, Грымзина Нина. Медицинские сестры - это Крюкова Мария Ивановна и Гончарова Анна.
Добывали здесь минерал корунд. Очень твердый камень. На горе его взрывали рабочие-казахи, дробили помельче, чтобы легче было грузить в машины. Камень был цвета фиолетового, как свекла, его грузили в машины и увозили в Нуринск.
В Семизбуге в 1945-1947 годы была карточная система, выдавали продукты по карточкам. В мою обязанность входило переписать всех чеченцев и их семей, которые работали и ухаживали за скотом. А у чеченцев было по 8-10 человек, вот я ходила в каждый двор и всех членов семьи переписывала, сдавала списки в район, сколько у кого человек. Из района привозили карточки, я разносила по домам и предупреждала каждого, чтобы не потеряли карточки, а то останутся без хлеба. Рабочим выдавали по пятьсот граммов хлеба, иждивенцам - по 300, ИТР (инженерно-техническим работникам) - по 400. У горного цеха была своя табельщица, в автобазе своя, по бухгалтерии выдавала кассир.
В Семизбуге тоже было два колодца. Воду начальникам привозил один дед, Аксенов Алексей. Речек никаких не было, также и деревьев, кругом один караганник да сплошные камни. В домах полы были земляные, их, как и в колхозах, мазали глиной и навозом. Разводили глину с навозом и тряпкой мазали, в общем, везде глина: хата из глины и пол из глины. А белую глину брали на сопке между Семизбугой и Крепостным озером. Сопку раскопали, и оказалось, что там белая глина. Вот ее рыли, привозили домой и белили в комнатах и с улицы. Тогда не было извести, вот и пользовались только глиной.
В 1946 году я вышла замуж за Валентина Евгеньевича Шишова. Он - солдат Великой Отечественной. В 1950 году мы обосновались в Актау, где началось строительство Карагандинского цементного завода.
Работала в Актау мастером хлебопекарни, потом заведующей пекарней до 1968 года. После перевели в овощной магазин, а оттуда в промтоварный магазин № 1 старшим продавцом. До пенсии в 1981 году состояла кассиром-инкассатором. Награждена медалями: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от 7 сентября 1946 года, «К столетию со дня рождения В.И. Ленина» и «Ветеран труда». Есть еще дюжина почетных грамот, значков и юбилейных медалей. У меня четверо детей. Сын и три дочери, девять внуков, 15 правнуков и одна правнучка.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Ритмы джаза 16.10.2018

    Сербскую певицу, продюсера и композитора Саню Маркович в нашем «Биг-Бэнде» любя называют Сашей. Она выбивается из ряда приглашенных солисток, которые выступали с джазовым оркестром: вместо платья - элегантный брючный костюм, голос - низкий бархатный, но это не лишает ее женственности. Второй день фестиваля «Музыкальная Сарыарка» украсил концерт «Биг-Бэнда».

  • Ноты полные огня 16.10.2018

    В Осакаровском районном культурно-досуговом центре в рамках программы «Рухани жаңғыру» прошел концерт «Радуга надежды», главными участниками которого стали дети с ограниченными возможностями. Среди приглашенных звезд - Алтынай Жорабаева и конкурсант «Казахстан дауысы» Райымбек Сатыбалды.

  • Голоса музыки 16.10.2018

    Третий день фестиваля «Музыкальная Сарыарка» подарил карагандинцам замечательную встречу с молодежным камерным хором, в составе которого выступают талантливые юноши и девушки от 18 до 24 лет из Казахстана, Турции, Туркменистана, Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана, Кыргызстана и Татарстана.

  • На языке музыки 13.10.2018

    В этом году международный фестиваль «Музыкальная Сарыарка» отмечает 20-летний юбилей. Отмечает бодро и вновь удивительно: уже на концерте в честь открытия Государственный духовой оркестр из Алматы показал, какой может быть музыка духовых инструментов, а впереди карагандинцев ждет увлекательное творческое путешествие.

  • Заповедными тропами Каркаралы 13.10.2018

    Каркаралинский государственный национальный природный парк отмечает свое 20-летие. Это важная веха для независимого Казахстана, но малая толика в истории развития лесного хозяйства в целом.

  • КИЕВКА В ДОЛИНЕ НУРЫ 13.10.2018

    (Продолжение. Начало в номерах от 25.08, 6, 8, 11, 20 и 27.09, 04.10.2018 г.)

    В 1942 году солдатские шинели надели Сулейменов Муташ (1921 г.р. уроженец села Казгородок, ныне Кертинды), Макулов Серикпай (1909 г.р.), Аманбаев Макаш, Баймагамбетов Бекен (1906 г.р.), Амрин Мухамедкали (1910 г.р.), д...

  • ЗАРЯД РОДНОГО КРАЯ 13.10.2018

    Карагандинцы зачастую связывают Павлодарскую область с летним отдыхом: живописные ландшафты, чистые озера и отсутствие комаров. Живущие там художники изобразили свою родину по-другому. По количеству исторически значимых объектов Павлодарская область не уступает ни одному другому региону.

  • Привлекательный туризм 11.10.2018

    Как привлечь туристов к сакральным местам Казахстана, сделать туристские маршруты максимально доступными, а отдых и путешествия - комфортными, решали будущие специалисты в сфере туризма. Они представили свое видение отрасли в проектах, которые презентовали на международной олимпиаде по сакральному туризму, прошедшей в стенах КарГУ.