20 февраля 2018 года 1986

Шешенкара на берегу Нуры

Автор: Юрий ПОПОВ, краевед

Начальные архивные сведения про приметную в степи сопку Шешенкара можно отнести к 12 октября 1837 года. Старший султан Каркаралинского приказа Турсун Чингизов, поручик Сагандык Сиванбаев и заседатель Избасар Алдабергенов подписали документ торгово-промышленного плана. В нем отмечено, что «летние кочевки по речке Алтынсу, урочищу Джангызшокы, места Аширит повыше горы Чеченгары» уступаются горнопромышленнику С.И. Попову до выработки найденных там руд. Здесь проводили лето казахи Кара-Айтымбетовской волости во главе с султаном Тауке Букеевым. Указаны жайляу по Большой Нуре в урочищах «Кос Агач, Акташ, Чечень, Ботагоз, Джаур, Сункар». Как видно, сегодняшний поселок Ботакара имел и другое рекламное имя - Ботагоз. Но здесь важно, что и Шешенкара, и Ботакара издавна составляли единый степной дом из двух равноценных шаныраков.

Омский географ и краевед А.Н. Седельников в 1907 году осмотрел земли будущего поселка Шешенкара. Сложный рельеф местности влиял как на строение почвы, так и на состав растительности. Лучшие черноземно-каштановые почвы с пышными ковылями прикасались к подошвам северных склонов сопок Жувантобе и Шешенкара. Их разделяли островки более бедных почв вплоть до солонцов. Долина реки Алтынсу впечатляла густой лугово-степной палитрой с небольшими, но глубокими плесами. Казахи-скотоводы имели здесь богатые урочища. Несколько логов выделялись куртинами шиповника, таволги и карагана с полянками из пахучей клубники.
«Долина реки Нуры в пределах участка, - записал А.Н. Седельников, - не представляет большой ценности. Река течет в крутых берегах, почти не образуя луговых террас. Только небольшая терраса перед горой Шешенкара, как луговой сенокос, имеет некоторую цену».
Северная часть участка занимала правый берег Нуры и по долине Карасу доходила до массива Улькен беркутты. Казахи сеяли здесь просо, пшеницу и овес. Собрав 2 или 3 урожая, пашни оставляли «отдыхать».
В местности, где сейчас проложены улицы поселка, путник отметил: «По сторонам дороги видны древние курганы и казахские могилы. Около них вились стаи пигалиц. Тут же спокойно пересекли дорогу два старых волка. Очевидно, здесь человек еще не внушал им должного страха. Около сурчиных нор встречались канавки для притока к норам воды. Сделали ли их казахи, чтобы выжать во время дождя сурка из норы, или сами сурки обеспечивают себя при помощи их водой на период засухи – не выяснил».
А вот как оценил земельный фонд участка в том же 1907 году топограф Кунцевич: «Всего учтено 7622,5 десятины. Из них 3600 считались неудобными для земледелия. Еще 96 десятин пришлись на покосы. На левый берег Нуры пришлось 2227 десятин. Пахотнопригодной выявили 703 десятины. Солонцы занимали 65 десятин».
Наметив поездку в село Пролетарское, я заглянул в свой краеведческий архив. Выходило, что 12 сентября 1909 года по окраинам Каркаралинского уезда проложил охотничий маршрут писатель М.М. Пришвин. В своем дневнике он указал нагорья Кызылтау и Наршокы. В долине Бийджан проводник Токмет указал на две приметные дальние вершины - Шешенкара и Ботакара « в 30 верстах друг от друга. На первой стояли киргизы, на второй калмыки… Киргизы порезали калмыков».
М.М. Пришвин остановился на военном варианте казахского сказания. Но существует и легенда, полная любовной лирики. В определенные часы на вершинах появлялись черноокая калмыцкая девушка Шешен и храбрый казахский юноша Бота. Связь двух душ через расстояние осуществляли добрые небесные ангелы.
В казахско-русском словаре перевод слова «шешен» звучит как «признанный оратор, красноречивый собеседник». А еще рядом мы видим слово «шеше», что в просторечии означает «мать», «матушка». Оба эти заимствования имеют право на вхождение в местную культурно-мифичесую среду.
6 марта 1910 года на переселенческом участке Шешенкара образовано село Николаевское с подчинением первому крестьянскому участку Каркаралинского уезда. Вероятно, это название связано с императором Николаем Вторым. Сразу утвердили и сельское правление в составе Ивана Фомича Черняева (1870 г.р.), Лазаря Найденова, Иосифа Локтионова и Евстафия Меснянкина. В январе 1915 года в Каркаралинске рассматривалось судебное дело между крестьянами Еленой Андреевной Меснянкиной, Иваном Павловичем Черниковым и Тарасом Фомичем Григорьевым.
По данным на 1917 год, участок имел 6696 десятин, из них 3851 десятину удобной. Еще триста десятин отвели под церковь и школу.
Немного о первых селянах – Херсонских, Таврических, Екатеринославских. 16 марта 1917 года проходили выборы по Каркаралинскому уезду. Пришли неграмотные - Евдокия Хилобок, Кузьма Никитин, Сысой Сорокин, Алексей Крайний, Иван Черников, Андрей Черняков. Среди грамотных - Лазарь Найденов, Павел Струков, Григорий Калныш, Петр Чернявский, Михаил Науменко, Василий Чуйков, Артемий Ткаченко, Иван Иванов, Савелий Пучков (1868 г.р.), Роман Пачернин, Михаил Меснянкин, Николай Меснянкин. Под протоколом подписи поставили заместитель старосты села Павел Меснянкин и писарь Иван Емельянович Иванов.
На календаре был открыт 1985 год, Следовательно, я стремился к 75-летнему старожилу Сарыарки, получившему в 1920 году современное имя - село Пролетарское. Местные руководители и строители нового социалистического общества решили таким образом отлучить крестьян от всяких упоминаний царского имени.

Николай Васильевич Селюков

Он вошел в кабинет директора школы Василия Григорьевича Баграя медленно, спокойно, с достоинством. Не спеша присел, показывая всем своим видом, что к корреспондентам и всяким любителям прошлого давно уже привык. Так уже повелось в селе: как приезжают гости из области, республики, то послы бегут к Селюкову.
- Выручай, Николай Васильевич. Ты же у нас как живая история!
Слова ветеран роняет веско. Если уж сказал, так оно и было. Память сохранилась неплохая:
- Родился в Николаевке еще в 1914-м, на этой улице, где и сидим сейчас. Мать Елизавета Демьяновна Фатеева. Отец Василий Иванович, погиб на германской в 1916-м. Про поселок старый рассказать? Можно. Мужики Николаевку стали строить вначале на правом берегу Нуры. Там, где сейчас асфальт на Каркаралинск. Одну зиму и прожили. Весной Нура снесла землянки. Староста Иван Черняев приказал: перебирайтесь на левый, высокий берег. Перебрались к пикетчику Баранникову. Он лошадей держал и почту гонял. В одну улицу строились. Старожилов, если вспомнить, так это Переверзевы, Черняевы, Зиновы, Еськовы, Фатеевы, Григорьевы, Кузнецовы, Чернявские, Никифоренко.
Школа где была? По хатам, по большим хатам. Одну комнату снимали. Да так и учились: один год у Дульцова, второй год у Черняева. Общество решило на сходе - будет под школу отдельный дом. В Каркаралинске купили деревянное здание. Поставили напротив вот этой школы, на той стороне улицы. Сгорела она в 1946-м где-то.
Учителей вспомнить? Мужчина год был - Зефиров из Каркаралов. Потом Пелагея Алексеевна Савельева, Ольга Ивановна Александрова.Учительницу Нину Иванову видел. Запомнил, как вели ее бандиты по улице весной 1921 года. Бабушка прижала меня к себе, шепчет: «Изверги, убийцы. Пискуна порешили, теперь молодку под арест». Еще про детство? Можно. Вот там, где башня телевизионная, - ветрянка-мельница стояла. Держал ее Крайний Сашок. В грозу молния ударила. Водяную мельницу на Нуре дед Тихон Селюков строил.
И дальше у нас шла беседа в таком же плане. Я спрашивал, Николай Васильевич отвечал кратко, четко, не сбивался:
- В колхоз вступил в 1930-м. Первым председателем был, кажется, Лактионов Иван Осипович. Недолго был, с полгода. Потом Михаил Фатеев. Я - рядовой колхозник, пахал на коровах, потом на быках. Поработал и на тракторе ХТЗ. Норма была вспахать 6 гектаров в день. С 1937-го по 1939 год - на действительной. Дальний Восток охранял. В 1940 г. - бригадир полеводческой бригады. На фронт ушел в 1941-м. Много нас ушло. Не все, правда, в одно время. Я вот вернулся после ранения, сержант. Наводчик артиллерийской пушки. Прошел по селу. Женщины одни, вдовы... Кузнецов Илья, Иван Петров, Антон Пучков, Леонтий Калныш, Адыль Досакаев, Работягов. Это которых сейчас помню. Отошел душой, когда вернулись солдаты. Гнали врага до Берлина, а назад как ехали? Так и собрались постепенно: Дмитрий Чуйков, Иван Лактионов, Яков Григорьев... Веселее стало работать. Дела лучше пошли. Тут как раз партия решила пахать целину. Стал я целинником, стал членом партии. Сутками пахали, тысячи гектаров подняли.
Николай Васильевич оказался не только патриотом села, знатоком прошлого, но и дипломатом. На последний вопрос, чем интересна сейчас жизнь колхоза, заметил:
- В контору подайся. Наглядную агитацию освой. Наставником я там сейчас. Цифры, люди, показатели, приказы... Привык к ним, ну а на свежий глаз они смотрятся по-особенному, с интересом...
Попрощались. Николай Васильевич пошел домой отдыхать. Я отправился в контору совхоза «Пролетарский».

Память поколений

Над Николаевкой, небольшим селом, приютившимся у подножия двуглавой Шешенкары, занималось утро 21 февраля 1920 года. Морозный воздух далеко разносил привычные звуки просыпающегося села: ленивое тявканье собак, скрип дверей, мычание коров. Появились и первые прохожие. По нахоженным за зиму тропинкам маячили двое. Стучали в двери, окна саманных хат, просили открыть. Их узнавали, впускали в дом, где при мерцающем свете коптилок происходил короткий деловой разговор, короткая его запись.
За этот день председатель Николаевского сельского ревкома Михаил Акимович Меснянкин и секретарь ревкома Артемий Антонович Ткаченко обошли все 70 дворов, где разместились 406 жителей. У них было срочное дело. По депеше Каркаралинского уездного ревкома требовалось представить списки военнообязанных от 20 до 44 лет. Уточнить, где и кем кто воевал в русско-германскую войну, когда вернулся домой, кому предстояло надеть в ближайший призыв форму новобранца Красной Армии.
Про список военнообязанных мне рассказывал еще в 1967 году здравствующий тогда А.А. Ткаченко (1893 г.р.). Я обнаружил список только в 1986 году в фондах Карагандинского областного архива. И убедился, что память не подвела ветерана. В конце перечня фамилия и автограф именно председателя ревкома М.А. Меснянкина (1882 г.р.), грамотного, солдата 86-го обозного батальона 427-го транспортного полка. Прибыл в Николаевку после демобилизации в 1918 году. И рядом с полсотни фамилий его односельчан, прошедших суровую школу жизни, оказавшихся в сложном водовороте событий того времени. Указана фамилия и секретаря А.А. Ткаченко. Первым в списке Иван Кузьмич Касьянов (1876 г.р.). Сельский сапожник служил в 179-м Уздвинском полку. В 1916 году попал в плен. Из Австро-Венгрии вернулся в 1918 году. В плену побывали одногодки Дмитрий Макарович Меснянкин и Николай Николаевич Меснянкин (1893 г.р.), служившие в 176-м Царицынском и 76-м Кубанском полках соответственно. В плену побывал и учитель Иван Васильевич Баранников (1895 г.р.), младший унтер-офицер 49-го Брестского полка.
Читаешь сводку и не перестаешь удивляться, куда только не забрасывала судьба крестьян с берегов Нуры. Дмитрий Васильевич Баранников служил телеграфистом в 52-м инженерном полку. Ефрейтор, разведчик Михаил Васильевич Седельников (1895 г.р.) сражался в рядах 129-й пехотной дивизии, Филипп Герасимович Шевцов (1877 г.р.) - в 86-м батальоне. Ефрейтор Григорий Степанович Еськов (1885 г.р.) и сельский сапожник Яков Романович Кравец-Гонза (1887 г.р.) были приписаны к 105-й полевой хлебопекарне.
Николай Фомич Баранников (1895 г.р.), солдат 154-го этапного батальона, был демобилизован в 1918 году по ранению. Был контужен Николай Игнатьевич Никитин (1896 г.р.).
В 1915 году была призвана в армию большая группа крестьян села Николаевка. Среди них Павел Лазаревич Найденов (1896 г.р.), Карп Иванович Черняев (1896 г.р.), сапер Иван Васильевич Чуйков (1895 г.р.). В 1916 году солдатские шинели надели Дмитрий Иванович Кузнецов, Кузьма Иванович Иванов, Павел Илларионович Никитин, Алексей Ефимович Фатеев, Дмитрий Игнатьевич Никитин. В 1917 г. проводили из села Константина Петровича Чернявского и Ивана Сергеевича Селюкова. Отец последнего, Сергей Иванович, уже служил в 22-м Сибирском полку.
Часть крестьян по различным причинам, в основном по болезни, проходила службу в Каркаралинске, особенно много таких было в 1917 году. Некоторые стремились под различными предлогами отлучиться. Семипалатинская газета «Дело» сообщала 22 июня 1917 года: « В поселке Николаевском два пришедших в отпуск солдата явились в сельское правление и с ругательными, непотребными словами, сжимая кулаки и размахивая руками, набросились на писаря и старосту, требуя выдать им удостоверение, что они находятся на полевых работах». В период колчаковского режима зловредно вели себя Карп Черняев, Александр Фотиев, Иван Слепцов, Филипп Швецов, Николай Черняев.
Конкретно в Каркаралах тогда служили Никита Сысоевич Сорокин, Иван Егорович Переверзев, Павел Терентьевич Меснянкин, Игнат Трофимович Петров, Михаил Кузьмич Никитин, Николай Петрович Чернявский и другие.
Сам А.А. Ткаченко в солдатах не был. В детстве ударила копытом его лошадь, повредила череп. Зимой уходил на заработки в Караганду или Экибастуз. Лучше других понимал бурлящие в центре России события. В марте 1918 года активист уже на службе в Каркаралах. Совет рабочих и солдатских депутатов (Совдеп) принял его в свои ряды. Ткаченко стал секретарем земельного отдела, самого боевого органа по разделу собственности, но в июне 1918 года переворот. Начали действовать органы Сибирского правительства. Ткаченко скрывался до декабря 1919 года. Опять перемена ценностей. Преследуя дутовцев, в село вошел Иваново-Вознесенский рабоче-крестьянский полк. Из-за буранов задержались на 5 дней, но провели митинг и помогли создать ревком – революционный комитет во главе с М. Меснянкиным. А.А. Ткаченко - член ревкома.
- В конце 1919 года я составил список бывших солдат и переправил в Каркаралинск, - рассказывал А.А. Ткаченко. - В нем перечислены были около 50 фронтовиков. В Каркаралах этому удивились, обрадовались. Должны ведь быть здесь революционно настроенные люди. Те, кто принимал участие в революции, на фронте. К нам стали приезжать агитаторы из Каркаралов. Советовали создать коммунистическую ячейку. Помню, были у нас по этому вопросу уездный агент по сбору оружия Е.Д. Малахов, сотрудник ЧК Георгий Яковлевич Бубенков, продкомиссар Ф.А. Пашин. Ячейка была создана, вступил в нее и я.
А вот что удалось мне выписать из биографии Ивана Ивановича Иванова (1888 г.р.), бывшего солдата 24-го Сибирского стрелкового полка. Уроженец села Ольховатка Екатеринославской губернии:
«В Николаевском жил с 1910 года. Молотобоец при кузнице. Зимой уходил на заработки в Караганду. Добывал уголь на английской шахте Карно. В 1913 году призван на действительную службу. 24 декабря 1918 года отпущен по болезни, жил у тестя с женой Ириной и крестьянствовал, был секретарем сельсовета. При организации ячейки РКП (б) в 1920 году вступил в нее. Был старшим милиционером, помощником начальника милиции первого района Каркаралинского уезда. В 1921 году проходила банда. Я был в степи по изъятию оружия. Банда разгромила мое хозяйство до ложки. Семья скрылась. Банда убила моего заместителя - временного секретаря ячейки. Я пробыл в отряде 2 месяца».

НА СНИМКЕ: Памятник  А.В. Пискунову: 1879 - 1921

(Продолжение следует)

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Не работа - кино! 08.12.2018

    Рамшию Каженцеву можно не спрашивать о том, часто ли она ходит в кинотеатр: она всегда там. С храмом кино ее связывает более 30 лет стажа, занята она, казалось бы, скорее в мужской профессии: работает киномехаником, но свой труд считает романтичным. Началось все, кстати, с Алена Делона.

  • Язык прекрасен и велик 08.12.2018

     Чтобы повысить интерес и стремление к овладению казахским, русским и английским языками, для студентов многопрофильного гуманитарно-технического колледжа организовали конкурс чтецов на трех языках под названием «Язык каждого народа - прекрасен и велик». Встречу посвятили Дню Первого Президента РК.

  • Почувствуй себя батыром 08.12.2018

    Воспитанники детско-подростковых клубов Караганды ознакомились с историей зарождения всадничества.

  • Через прошлое в будущее 08.12.2018

    Про кого-то говорят - «человек-легенда». В случае с Исатаем Бимендиным более приемлемо определение «человек-эпоха». Уроженец Жанааркинского района прожил долгую и содержательную жизнь - 102 года. В День Первого Президента РК в поселке Атасу провели турнир по қазақ күресi в память об этом незаурядном человеке.

  • Карта в руки 06.12.2018

    Интерактивной картой свободных земельных участков активно пользуются предприниматели региона и потенциальные инвесторы. По словам руководителя палаты предпринимателей Ернара Кульпеисова, это не только экономит время бизнесменам, но и лишает чиновников возможности необоснованно отказывать в выделении незанятых площадей.

  • Жизнь в новом формате 06.12.2018

    Команда управления информатизации, оказания государственных услуг и архивов, самого молодого в структуре акимата области, успешно реализует государственную программу «Цифровой Казахстан».

  • Этика в экспертизе 06.12.2018

    В рамках реализации 12-го шага по формированию профессионального государственного аппарата «План нации - 100 конкретных шагов» Указом Президента Республики Казахстан были утверждены и введены в действие с 1 января 2016 года Этический кодекс государственных служащих РК и Положение об уполномоченном по этике.

  • Миллион на развитие бизнеса 06.12.2018

    В Жезказгане подвели итоги конкурса «Лучший бизнес-проект», организованного молодежным ресурсным центром при отделе внутренней политики Жезказгана в преддверии Дня Первого Президента РК. По его итогам четыре начинающих молодых предпринимателя, представившие лучшие бизнес-идеи, получили денежные сертификаты на общую сумму 1 миллион тенге.