16 января 2018 года 1648

Кандыколь - Озерное - Бухар-жырау: 1907-1950

Автор: Юрий ПОПОВ, краевед

В Карагандинской области Бухаржырауский сельский округ славится своим мемориальным комплексом в честь поэта-импровизатора, советника хана Аблая Бухар жырау Калкаманулы (1693 – 1787). Округ создан в 1993 году у подножья гор Далба и объединял три населенных пункта: Бухар-жырау (205 человек), Шалкар (203), Семизбугы (100). Земли здесь 88633 гектара, из них пашни 13698 гектаров. Учтено 1089 лошадей, 1596 голов крупного рогатого скота, 3000 голов овец и коз. Из культурных учреждений - школа, библиотека, сельский клуб. Для любителей активного отдыха весьма привлекательны озера Шалкарколь, Рудничное и Кандыколь. Первые два водоема охватывают окварцованный массив Большого Семизбугы. Цвет воды здесь желтовато зеленый, глубина достигает восьми метров. Толща Кандыколя небольшая, что приводит к замору рыбы. В интернете можно разглядеть солидные экземпляры щук и окуней, добытых заезжими рыбаками из Караганды, Актау, Темиртау и других мест.

СМОТРЕТЬ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ С ФОТОГРАФИЯМИ

Что вспомнили старожилы
Первые сведения об этом уголке Сарыарки мне встретились полвека назад. Потом особая папка документов стала разрастаться в объеме. Сегодняшняя публикация как долг, как запоздалое прозрение с использованием давних сборов иного времени. Полная версия о днях и делах простого трудового народа в Карагандинском областном архиве (личный фонд 1487. дела 153 и 154).
Поселок Бухар-жырау до 18 июня 1993 года известен как Озёрное. До этого с 27 июля 1961 года Озёрное подчинялось Шалкарскому сельскому совету, а с 4 июля 1975 года утверждено центром Озёрненского сельсовета. Населенный пункт берет свое начало с первых домов, построенных в 1907 году на южном берегу озера Кандыколь, которое из-за опечаток в ряде публикаций названо Кендыколь или Кайындыколь. Дословный перевод слова Кандыколь - «Кровавое озеро». Один из его берегов был обрывист, из-за чего гибли люди во время купания. Таково древнее, леденящее душу поверье.
На территории, близкой к озерам Кандыколь и Шалкарколь, издавна обосновались казахи рода Каржас, подразделения Алтынторы и Бабас. В 1910 году вокруг Озерного кочевали казахи административных аулов № 6 и № 7 Аккелинской волости. Из родовых групп Алтынторы жили: бий аула №7 Элау Кошекпай (кстау Босага), Омар Эсирбек (Каракуус), Ибрай Сексен (Обалы), Курмагамбет Сакмагамбет (Кзыл-агаш), Айтжан Каракуль (Киикбай), Джусупек Ногымат (Ак-кемер).
Род Бабас состоял из 13 хозяйственных аулов в административном ауле № 6. Здесь бий Адагам Сарсекей (Кара жар), Аширбек Сулеймен (Кара тока), Мусабек Шокы (Кара тас), Тольчим Наурзбай (Кус мурун), Байсекей Илбак (Сары жал), Джакен Джаныкуль (Уш кора), Утеген Сантияк (Кара булак), Коркебай Шокакан (Кара кстау, Энеубай Саны (Маяжен), Канны Кутпай (Куда ульгон), Корпебай Акшин (Уш сола), Скак Аймагамбет (Кара тас), Заман Кулатай (Тас кудук). Часть хозяйственных аулов родов Бабас и Алтынторы были отмечены в соседней Алексеевской волости. Данные представил карагандинец А.Ф. Искаков.
Землеустроительные работы начались в 1903 году и продолжались с перерывами до 1910 года. Крестьянам сначала отвели 10900, потом 17678 десятин угодий разного назначения. Под пашни и огороды выделили 6825 десятин. Они находились по склонам сопок, сбегающих к озеру Кандыколь. Вдоль берегов озера площадью 50 квадратных десятин и глубиной до 1,5 метра, в избытке рос камыш высотой до 2 метров. Из рыб отмечены золотой и серебряный карась. Вода в озере оказалась пригодной только для водопоя скота. У подножья горы Акшокы гидротехники заметили родник. Пробурили рядом несколько скважин и обнаружили пресноводный бассейн. По мере заселения участка с питьевой водой начались перебои. Тогда снова прибыли гидротехники и в июле 1910 года прошли 5 шурфов и колодцев. Ожидаемого притока подземных вод не произошло. Составили протокол. Его подписали семипалатинские гидротехники А. Клочков и П. Маленкин, бригадир рабочих каркаралинец Ф.Ф. Чернов, уполномоченные сельского общества Фащенко и Кузьмин. Они рекомендовали новоселам заводить хуторское хозяйство.
Документ о рождения поселка выглядит в «Семипалатинских областных ведомостях» за 1 декабря 1907 года так:
«Журналом общего Присутствия Семипалатинского областного правления от 27 октября 1907 года за № 168 определено: наименовать переселенческий участок Кандыколь Павлодарского уезда согласно выраженному желанию обществом крестьян селением «Озерное» с правом самостоятельного общественного управления на правах волостного».
Старостой назначен Василий Кашлаков. Ему вручили «Печать Озерного сельского старосты Семипалатинской области Павлодарского уезда».
Впоследствии Терентий Алексеевич Семенченко писал: «Поселок Озерный на западном склоне горы Теректы основан в 1907 году. Первыми прибыли крестьяне из Белоруссии. Мой отец Алексей Михайлович и мать Василиса Аврамовна родом из Могилевской губернии Гомельского уезда Покацкой волости деревня Каменка. Оттуда же и наши соседи Фащенко и Райко. Позднее подселились из Самарской губернии Мартыновы, Поповы и Кузьмины. Они заняли хутора в урочище Айнабулак на расстоянии километра друг от друга. Скоро Андрей Степанович Мартынов завел мельницу на конном приводе». Цитата взята из письма Т.А. Семенченко геологу Н.И. Наковнику (1895 – 1975).
Мартыновская мельница в отдаленной степи славилась как крупное промышленное предприятие. После революции ее национализировали. Потом наступило время НЭПа. Семипалатинская «Степная правда» 15 июля 1923 г. сообщила, что мельницу через продажу вернули в частные руки. На торги прибыли павлодарские воротилы Борисовский, Махров и Касаблис. Однако мукомолка осталась за И.Г. Мартыновым за 20 тысяч рублей.
У села Озерного есть и свои непрочитанные страницы. Однажды в музее Ботакары мне показали метрическую книгу Корнеевской церкви за 1910 год. Она заполнена именами умерших в мае от дифтерита 9 детей из Озерного. И вот загадка. Тетрадь полна неизвестными для старожилов фамилиями. Здесь Гуцукалов Дмитрий, Вынтула Петр, Паскарь Федор, Паскарь Иоанн, Пеласкач Григорий, Русса Аким, Кабанча Петр, Евстратьев Андрей. Все они отцы этих малышей. А вот Никита Паскарь скончался от старости. По некоторым слухам этими переселенцами были молдаване, тут же покинувшие место расселения. Возможно, со временем проявится и документальное перо.
Т. А. Семенченко указал, что в 1926 году прошла первая разведка Семизбугы. В 1927 году здесь открыли корундовый рудник. Первые рабочие – это местные казахи. Временно, до коллективизации, сюда вербовали землепашцев из Корнеевки, Озерного, Шалкарколя и хуторов. Семенченко в десятниках. Общими усилиями построили первые саманные общественные и жилые здания. Эти события вошли в книгу профессора Н.И. Наковника «Охотники за камнями» (1966).
В Караганде я беседовал с Александрой Павловной Черкашиной (Поповой, Ефимовой), 1911 г.р. Родилась она на берегу Шалкара (в русской транскрипции Челкара). Отец – воин Первой мировой. Осталась фотография 1916 года. Где-то на передовой отец позировал с Андреем Мартыновым и Иваном Куэьминым. Скончался в 1919 г. от тифа. По ее данным, родители приехали в Озерное из Мелитопольского уезда.. Назвала фамилии односельчан Волович, Райко, Синченко, Савельевы, Моисеенко, Сагайдак, Фатеев. Впоследствии оказалось, что Фатеев Роман Пименович прожил 95 лет и скончался в Караганде в 1968 году. На одном из хуторов жили Поповы. Собеседница стала женой Якова Захаровича Попова. В Шалкаре родился сын Геннадий Яковлевич Попов (1932-2013), впоследствии доктор физико-математических наук, профессор Одесского инженерно-строительного института, автор 6 монографий и 250 научных работ, академик Академии высшей школы Украины. В светской жизни знаток классической музыки и театра. Вот как описан его казахстанский период жизни:
«Геннадий Яковлевич Попов родился 6 октября 1932 года в селе Челкар Карагандинской области Казахстана. Его родители были детьми крестьян, переехавших из Мелитополя (семья матери Черкашиной А. П.) и Самары (семья отца Попова Г. A.) по Столыпинской реформе, целью которой было освоение целинных земель северного Казахстана и Сибири. «Я — крестьянский сын», - с гордостью говорил Геннадий Яковлевич до последних дней жизни. Любовь к земле, умение работать на ней всегда оставались с ним на протяжении всей его дальнейшей жизни. Село Челкар, сегодня исчезнувшее с карты Казахстана, было очень глухой деревней Казахстана, где каждую зиму кто-то, заблудившись, погибал в буранах, а домики заваливало выше крыши снегом и соседям приходилось откапывать друг друга из-под снега. Отец Геннадия Яковлевича был человеком образованным, любил читать и назвал своего сына совершенно неожиданным и непонятным для этих мест именем Геннадий (в переводе с греческого «благородный», «достойный»). Надо сказать, что имя в точности соответствовало внутреннему содержанию человека, его всю жизнь носившего. Мать, в отличие от отца, была неграмотна, но именно она, ее воспитание оказало наиболее сильное влияние на личность Геннадия Яковлевича. Дело в том, что Геннадий Яковлевич с трех лет рос без отца — так трагически сложилось, что отец в возрасте 23 лет погиб от угарного газа, когда сыну было 3 года, и мать осталась с ним одна. Они жили в селе. Старший его брат Виктор трагически погиб, утонув в озере. Мать работала бригадиром. Геннадий Яковлевич посещал деревенскую школу и там получал основное среднее образование. Наступило военное время. В эти края во время войны были высланы из Поволжья немцы. Один из них устроился математиком в школе этого села. Именно он, Генрих Карлович, по воспоминаниям Геннадия Яковлевича, привил ему любовь к математике. Но, согласно законам советского времени, семья не имела шансов покинуть село, была фактически закрепощена, и Геннадий Яковлевич не мог бы получить образование, если бы в жизни его матери не произошли перемены. Она вышла замуж за демобилизованного с фронта солдата, благодаря его фронтовым заслугам им было разрешено покинуть деревню и переселиться в Караганду. Надо сказать, что к отчиму (Василию Андреевичу Ефимову) Геннадий Яковлевич через всю жизнь сохранил очень теплые чувства — тот, будучи простым бухгалтером, видимо, понял одаренность мальчика и настаивал, чтобы тот после школы не начал работать (а семья жила очень бедно и нелегко), а пошел учиться, получать высшее образование. В Караганде Геннадий Яковлевич окончил два последних класса школы и решил связать свое будущее с морем, которого не видел никогда в жизни, но о котором постоянно мечтал».
В 1949 году Геннадий окончил десятилетку и уехал в Одессу поступать в мореходку. Видимо, детская любовь к голубым волнам Шалкара требовала продолжения. Однако из-за проблем с сочинением пробиться в мореходку не смог и поступил в строительный институт.
По данным на первое июля 1915 года, в Озерном 25 дворов. Население 145 человек. Наличие скота: рогатый скот 75, лошади 24, свиньи 20, овцы 20. Посевы: пшеница 35, овес 25, ячмень 10 десятин. Для сенокоса использовали 300 десятин. В 1920 году в Озерном было 34 двора и 244 жителя. По переписи 1926 года здесь 43 двора и 208 жителей. По национальному составу: украинцы 21, русские 16, казахи 4 и белорусы 2 хозяйства.
Крохотное соседнее село Шалкарское в 1915 году состояло из 7 дворов. Население 40 человек. Имели 150 овец, 60 рогатых, 16 лошадей и 15 свиней. Посевы: пшеница 20, овес 15, ячмень 15, рожь 2 десятины. Под сенокосом было занято 80 десятин. Через 10 лет здесь все те же 7 дворов и 50 жителей.
Старожил Александр Иванович Кузьмин, 1914 г.р., отправил мне ряд писем. Вот что он пишет о первостроителях: «Мои родители - отец Иван Власович и мать Секлетия Фадеевна - переселились в эти места в 1909 году из Самарской губернии. Здесь и скончались. Мать в 1961 г., а отец в 1964 г. В нашей семье было 3 брата и 2 сестры. Мы поселились на хуторе, это 3 километра, от Шалкарколя. Соседи по хутору: А.С. Мартынов, С.С. Мартынов, З.К. Попов, А.М. Бурмистров. В. Селюков, В. Крутиков. Поговаривали, что первые дома в Шалкаре уже в 1905 году строили тавричане П.В. Черкашин. А.В. Черкашин, В.Д. Волович».
Были письма и от другого ветерана села - Николая Андреевича Воловича, 1923 г.р.: «Припоминаю, что мои родители осели здесь в 1910 году. Это место известно сегодня как Старый поселок. Затем они и соседи перебрались ближе к озеру, в нынешний Шалкар. В числе первых назову Фатеева Романа Пименовича и его брата Ивана, потом Райкова Матвея Савельевича с братом Василием, братьев Сагайдак и Хлыстова Николая Кондратьевича. Со временем в новый поселок прибились и другие хуторяне. Отец Андрей Васильевич с братом в 1914 г. призваны в армию, потом попали в Петроград. По возвращении забрали в каркаралинскую воинскую команду. Отец жив и по сей день (май 1984)».
Письма А.И. Кузьмина и Н.А. Воловича, как и другие материалы по истории Озерного, я сберег. Они в областном архиве (Ф. 1487. Дела 153 и 154. Всего 73 листа).

Имена из 1916 года
Аксакал Султан Машрапов, 1915 г.р., проживал в Алгабасе. Время от времени я получал от него краткие сообщени. Однажды выяснилось, что кто-то из родственников Машрапова причастен к событиям 1916 года.
Как известно, 25 июня 1916 года вышел указ о привлечении на тыловые работы инородцев Российской империи. Закон распространялся и на казахов. Однако трудовая мобилизация проходила не везде успешно. Волнения были непосредственно вблизи Озёрного в Долбинской, Аккелинской и Баянаульской волостях Павлодарского уезда. Частично территория этих волостей располагается ныне в северо-восточной части Бухаржырауского района.
И вот через много лет звучит мой запоздалый ответ Султану Машрапову.
23 сентября 1916 года в урочище Алабас должны были состояться степные сборы призывников для составления окончательных списков. Списками занимался волостной управитель Аккелинской волости Куркуш (Нуркуш) Чорманов. Детали мобилизации красочно описаны в «Казахстанской правде» 18 июня 1936 года. Автор – колхозник «Ульги» Токау Мусаипов. Его рассказ заезжий корреспондент преподнес с явными придумками.Указывает, что из Павлодара прибыл полутысячный отряд карателей. На самом деле это была полусотня казаков во главе с прапорщиком Чукреевым. Канцелярией ведал коллежский советник Аркадьев. Командированный отряд встретили около пятисот, ( а не несколько тысяч) возбужденных джигитов разного возраста. Они были вооружены пиками, айболтами, соилами, палками. Огнестрельного оружия не было. Степняки требовали, чтобы призывная комиссия покинула урочища Алабас и Агачуй. Нападения, их было несколько, были отбиты залповым огнем, после чего нападавшие скрылись. Погибли 9 человек, пали 5 лошадей. В плен был захвачен Койлюбай Копбаев, раненый в руку. Нападавшие рассеялись по аулам. Составили новую разнарядку на призывников, их отправили в Баянаул, потом в Павлодар и оттуда на тыловые фронтовые объекты..
31 января 1917 года Омский военно-прокурорский надзор рассмотрел акт неповиновения властям. Обвинялись 44 человека, фамилии которых привожу в алфавитном порядке. Характерно, что обвинялись не только рядовые аульчане, но и авторитетные аксакалы из числа старшин и биев, которых газета записала в число пособников гнусного царизма. Вот имена непокорных из омской газеты «Сибирские войсковые ведомости» (1917, № 19): Айдарбеков Хусаин, Айтеев Кыздарбек (бий, ру Каржас – Бабас – Жайпан), Амандыков Садык, Амангельдин Дюсембек (бий), Аширбаев Шаймардан; Башетов Жолидрис, Байгонусов Майбас, Байжанов Нурпеис (бий), Бекпаев Жусуп (бий), Бекпаев Магауия, Бокушев Шалынбай; Жангожин Жакия, Жолдыбаев Бахтияр, Жылпысов Сыздык (бий, ру Каржас – Ойын – Отен), Досанов Акынбек; Есентаев Жанабыл (бий). Карабаев Байтуган, Карабаев Сейсенбай, Кожахметов Каир, Копешев Султанбай, Куникеев Оразбек, Кантарбаев Нурмухамед, Копбаев Тюлькебай, Копбаев Койлюбай, Култаев Сеит, Кользаков Али, Кользаков Кали; Маканов Омар, Мамин Карабей, Манасбаев Кудуш; Нурмухамедов Ермухамед; Онгаев Шанау (бий, аул №4 Аккелинской волости). Сагындыков Абылкас, Сарсекеев Акдым (бий, аул №6 Аккелинской волости), Солтанбаев Шах Рамадан; Сулейменов Ермаганбет, Саркенев Магжан; Тасжанов Ескандер, Тасжанов Идрис ( ру Анай – Жадигер), Тлеубаев Бокай; Усманов Жандай; Шодырманов Аширбек, Шегин Когабай.
Все вышеназванные лица, по мнению военной прокуратуры, были виновны в государственных беспорядках и преданы окружному военному суду. Как сложилась дальнейшая судьба наших земляков, мне неизвестно. Омская газета «Сибирские войсковые ведомости», откуда я почерпнул эти сведения, к судебному процессу больше не возвращалась.
Возможно, кто-то из читателей узнает имена своих родственников, и судьбы названных лиц ждут своего исследователя. Дело, которое начал Султан Машрапов, нужно довести до конца. Токау Мусаипов с другими казахскими жигитами в 1916-1917 годах находился в Двинске, Режице и Минске, куда приезжал проведать своих земляков А.Н. Букейханов. 4 мая 1917 года инородцы отбыли на родину.

(Продолжение следует)

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • От малого к глобальному 14.08.2018

    Как организовать экскурсию по родному поселку, селу, городу или даже провести целое краеведческое исследование? Новый учебник для 5-7 классов дает ответы на эти вопросы и формирует интерес к малой родине. На днях версию интегрированного пособия по краеведению презентовали в Карагандинском историко-краеведческом музее.

  • Гроза джунгар 14.08.2018

    Как известно, у каждого народа есть свои герои, защитившие родную землю, а также сказители, воспевшие их подвиги. Их имена вписаны в летопись Великой степи, их подвиги потомки должны помнить всегда. Одним из выдающихся батыров, сыгравших немаловажную роль в сохранении независимости страны, был Шерубай Биболдыулы. Его имя стало не только боевым кличем для воинов Среднего жуза, но и практически синонимом храбрости.

  • Творчество и море 11.08.2018

    На IV международный фестиваль «Несебр без границ», ежегодно проходящий на берегу Черного моря в гостеприимной Болгарии, приехали 200 участников из Казахстана, Болгарии и России. Тех, кто любит творчество и хочет быть активным в социуме, не останавливает инвалидность.

  • Народный юбилей 09.08.2018

    В Бухаржырауском районе Карагандинской области готовятся масштабно отметить 350-летие выдающегося государственного и общественного деятеля Великой степи. Атмосфера обещает быть искренне народной: торжество проведут 18 августа в юрточном городке близ поселка Ботакара.

     

  • Столетие Байтугана, или Новокарповские беседы: 1918–1960 09.08.2018

    (Продолжение. Начало в номерах от 31.07, 02.08.2018 г.)

    С мая 1942 года колхоз «Жана-Курлус» возглавил Скак Кульпеисов, а «Путь Ленина» - известный в районе организатор колхозного производства Поликарп Савельевич Старчев (1903 г. р.). Старчев руководил колхозом всю войну, помогая людям и фронту,...

  • Чемпионы с улиц 09.08.2018

    Спортивный караван продолжает свое шествие по региону. В этот раз он побывал в Нуринском районе. В райцентре Нура в рамках проекта «Спортивный караван» была установлена площадка для занятий воркаутом. Как известно, этот проект реализуется управлением физической культуры и спорта в рамках программы «Рухани жаңғыру».

  • Сокровища долины Талды 07.08.2018

    Потрясающее театрализованное действие с местным колоритом развернулось неподалеку от села Коянды Каркаралинского района. Посреди степи вдруг выросли многочисленные юрты, куда зазывали на богатый дастархан. Тут же велась бойкая торговля живым товаром - это местные животноводы из разных сельских округов презентовали элитные породы скота. Кто помоложе участвовал в байге и мерился силой в қазақша күрес. Так отпраздновали 170-летие со дня основания знаменитой Кояндинской ярмарки.

  • Совет да любовь 07.08.2018

    Поздравления от акима области Ерлана Кошанова получили карагандинские молодожены, а также семьи, отпраздновавшие золотую и серебряную свадьбы. Чествование супружеских пар состоялось в новом дворце бракосочетания «Ақ сарай», что на Юго-Востоке.