05 октября 2017 года 908

Затерянная судьба

Автор: Нина КРАМЕР

В 2009 году в нашей газете вышла статья «Эйфертова башня», в которой научный сотрудник музея ИЗО Айгуль Омарова рассказала о репрессированном художнике Владимире Эйферте, проведшем последние годы жизни в Караганде. Эта публикация вдохновила карагандинскую пенсионерку и общественницу Людмилу Андриюк на поиски информации о художнике, в частности, места последнего приюта Эйферта.

Владимир Эйферт - очень известный художник в 20-30-х годах прошлого столетия. Прекрасный искусствовед, он был экспертом по антиквариату в торговых представительствах Германии, Швеции, Австрии, Франции. С 1936-го по 1939 год являлся директором Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. С 1939 года - член Союза художников СССР. В 1941 году его выслали из Москвы за немецкую фамилию. Попал в Карагандинскую область, где и прожил до конца своих дней.
Профессия Людмилы Павловны не связана с искусством, но ее отец, художник Павел Андриюк, оставил после себя не только множество работ, но и передал дочери по наследству трепетное отношение к творческим людям. Заинтересовавшись судьбой Эйферта, Людмила узнала о том, что в настоящее время никому из карагандинцев достоверно неизвестно, где находится могила репрессированного художника.
Владимир Эйферт умер в 1960 году, через несколько лет скончалась его супруга. Родственников в Караганде у них не было, поэтому долгое время могилу никто не навещал, и, собственно, никто не мог сказать, где она находится. Людмила и ее знакомые пытались искать могилу самостоятельно на пришахтинском кладбище, но их попытки успехом не увенчались.
Помогла им также неравнодушная к этой истории подруга Людмилы Ольга Ясинская. Она предложила обратиться к известному краеведу Юрию Попову. Ответ знатока истории нашего края не заставил себя ждать. Юрий Григорьевич прислал фото могилы художника, сделанное много лет назад. Если приглядеться, на изображении видно, что стекло на фото, установленном на стандартном металлическом памятнике, треснуло, и могила неухожена. Пенсионерки приготовились к новому этапу поиска: на пришахтинском кладбище вблизи Михаило-Архангельского собора очень много могил, и среди них немало заброшенных.
- Юрий Григорьевич сказал нам: ориентиром станет звезда, установленная на верхушке памятника, - рассказывает Людмила Андриюк. - Пока не увидела фотографию, думала, что на верхушке могилы крест. И даже по фото мы нашли могилку не сразу, только на второй день - немного вправо от аллеи мы отыскали заветный памятник. Честно говоря, там чудом под слоем ржавчины сохранились буквы его фамилии и слово «художник». Могила заросла бурьяном, мы побежали в церковь, попросили грабли. Благо кроме Оли со мной были еще двое мужчин: художник Юрий Забара и фотограф из Санкт-Петербурга, бывший карагандинец Николай Мастеров.
Даже после уборки могила известного художника, педагога, эксперта производит удручающее впечатление. Старый обелиск, действительно со звездой на верхушке, почернел от времени, так же, как и ограда и соседний памятник с крестом, на котором невозможно разобрать никаких букв. Безымянное надгробие как будто наклонилось к звезде Эйферта. Скорее всего, это памятник его супруге.
- Это был второй и довольно поздний брак Владимира Александровича, - говорит научный сотрудник музея ИЗО Айгуль Омарова, - и скорее всего, счастливый. Вторая жена разделила с репрессированным художником его судьбу, приехала из Москвы в далекий холодный край. Да еще незадолго до этого Эйферт перенес инсульт и был частично парализован. Семью поселили в маленьком совхозе имени А. Пушкина (ныне село Акбел Бухаржырауского района) в комнатке при школе. Здесь Эйферт был сторожем, учетчиком, бухгалтером. Им с супругой было очень тяжело, но тем не менее художник находил средства, чтобы пересылать посылки с провизией в Астрахань для бывшей жены и дочери. Затем он где-то в 1943 году был переведен в клуб при шахте им. Кирова художником-оформителем. После войны, в 1947 году, ему было разрешено открыть при этом клубе изостудию. Здесь он раскрылся как педагог. Многие его ученики позже построили успешную карьеру художников. Его по праву можно назвать первоучителем всех карагандинских мастеров кисти, основателем художественной школы.
Эйферт очень трепетно относился к ученикам. Возможно, это объясняется тяжелым детством художника. Мать Владимира Эйферта была простой женщиной из немецких поселений Поволжья. Отец работал провизором в Саратове. Владимир родился вне брака, и мать, боясь позора, уехала с годовалым ребенком в Астрахань. Трудилась кухаркой, прачкой, делала уборку в домах. И все, что удавалось выручить, тратила на ребенка, пытаясь дать ему достойное образование. В 17 лет Владимир окончил четырехклассное городское училище в Астрахани. Первые годы работал маляром, подмастерьем у частных подрядчиков, ретушёром у фотографа. Художественный талант, природная способность к оценке произведений искусства и встречи с известными людьми помогли Эйферту стать известной персоной в мире искусства в молодом советском государстве.
Эйферт давал максимум знаний своим ученикам. Даже после выпуска он держал связь со всеми своими подопечными. Наверное, поэтому, после смерти Эйферта его супруга Елизавета Сутулова завещала все картины одному из любимых учеников мастера Юрию Евсееву, члену Союза художников СССР. Карагандинского областного музея изобразительного искусства тогда еще не было, поэтому часть работ Евсеев передал в Государственный музей искусств имени А. Кастеева, другую часть оставил разным художественным мастерским. Позже руководители мастерских передадут картины Эйферта в областной музей ИЗО. И сейчас в фондах 14 работ мастера, в основном пейзажи и портреты.
Фото автопортрета Эйферта работники музея недавно установили на его надгробии. Конечно, на могиле нужно провести большую работу и прежде всего - изготовить достойный памятник человеку такого масштаба. Но пока средств у музея на эти цели нет. Инициативная группа собирается обратиться к властям области, спонсорам и меценатам с просьбой помочь увековечить память выдающегося деятеля искусств так, как он того заслужил.
Фото Линара ГАЛИМОВА

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Султаны и бии Беркаринской волости: 1878-1919 годы 13.02.2018

    (Окончание. Начало в №17 от 10.02.2018 г.)

    С 14 декабря 1913 года - волостной Жусупбек Токбергенов, заместитель волостного Хасенхан Сарлыбаев, потом Бейбол Корсакбаев. Народные судьи и их заместители в аулах: № 1 – султан Жусуп Омарханов и Кали Сасыманов, № 2 – Ержан Тасымов и Ахмет Смаилов, № 3 – Сулеймен Шантин и Жусуп Шантин, № 4 – Толеген Токбергенов и Токберген Жумагулов, № 5 – Байтуган Кулшыманов и Монек Машеков, № 6 – Тати Еркебаев и Еркебай Бейсекин, № 7 – Нурбай Борлыбаев и Итеген Токтакушуков, № 8 – Китан Крымхожин и Байжан Казыбеков, № 9 – Жусуп Омаров и Капас Шадыров, № 10 – Дюсенбай Коржунбаев.

  • Выросший в степи 13.02.2018

    Встреча-воспоминание состоялась в Карагандинском областном историко-краеведческом музее в рамках реализации программы «Рухани жаңғыру». На посвященном Дню города событии открылась выставка «Қазыналы кенді қала» и прошла встреча под названием «Город в степи». Гости - молодежь - ознакомились с архивными документами и материалами о развитии Караганды, жизни города в годы Великой Отечественной войны, в послевоенный период. Среди объемных экспонатов выставки были представлены шахтерское снаряжение, комплекс геолога И.В. Орлова, реликвии военных лет, предметы быта советского периода и продукция современных промышленных предприятий.

  • Султаны и бии Беркаринской волости: 1878-1919 годы 10.02.2018

    Чтобы проникнуть к далеким именам, откроем дневник писателя М.М. Пришвина (1873-1954) за 24 августа 1909 года. Столичный журналист из «Русских ведомостей» в уездном Каркаралинске ведет сбор народных преданий и обычаев казахов. В лавке мелкого торговца Л.И. Дебогана местный интеллигент «Абабакарим» Курманов пересказал ему в своем варианте далекую поэму про красавицу Баян Сулу. Собеседник Аубакир Курманов – житель Беркаринской волости. Его зимовка Иткара на речушке Карасу находилась в 35 верстах от города и относилась к аулу № 1. Население - 32 человека. Имели 107 лошадей, 63 рогатых, 3 верблюда. Сена заготавливали 555 копен.

  • Кандыколь - Озерное - Бухар-жырау: 1907-1950 08.02.2018

    Окончание. Начало в №№ от 16.01, 18.01, 23.01, 6.02.2018 г.

  • Неизвестные страницы 08.02.2018

    Заместитель директора музея изобразительного искусства Темиргали Аршабеков заинтересовался вкладом представителей движения партии «Алаш» в процесс перехода с арабской вязи на латиницу в Казахстане в тридцатые годы прошлого столетия.

  • Герои нашего времени 06.02.2018

    В Историко-культурном центре Первого Президента в Темиртау состоялась встреча с карагандинцами - финалистами проекта «100 новых лиц Казахстана».

    В мероприятии приняли участие соратники Президента, руководители областного управления культуры, архивов и документации, представители городского акимата и маслихата, этнокультурных объединений, преподаватели и студенты высших и средних специальных учебных заведений, военнослужащие. 

     

  • Кандыколь - Озерное - Бухар-жырау: 1907-1950 06.02.2018

    Продолжение. Начало в №№ от 16.01, 18.01, 23.01.2018 г.

  • Алфавит онлайн 03.02.2018

    После окончательного утверждения орфографических и орфоэпических правил нового алфавита будет начата работа по подготовке преподавателей, языковедов, переводчиков для непосредственного обучения населения региона и проведения работы по переводу делопроизводства на латинскую графику.

15 февраля - день вывода войск из Афганистана

Фото Дмитрия КУЗМИЧЕВА и Линара ГАЛИМОВА