26 сентября 2017 года 598

Из Ленинграда в Карагандинский учительский…

Автор: Юрий Попов

В начале 1938 года различные суждения об открытии учительского института не сходили с уст карагандинцев. Появилось первое высшее учебное заведение Караганды с двухгодичным сроком обучения, нацеленное на подготовку учительских кадров для школ. Не секрет, что в те времена специалистов не хватало. В отдаленных казахских колхозах преподавание вели в лучшем случае выпускники учительских семинарий. Комплектовать кадры нового учебного центра приходилось с трудом. Будущих учителей стали готовить недавние выпускники советских вузов, высланные по политическим мотивам интеллигенты и отбывшие в Карлаге срок оппортунисты советской власти.


В ряде документов и публикаций научного плана часто встречается фамилия педагогов учительского института Меделец. Рассказывает их дочь, уроженка Караганды Татьяна Константиновна Меделец:
- Мои родители – это Нона Михайловна (1917-2007) и Константин Иосифович (1912-1978). Мать (Антонова) - из Сталинграда. Отец - выходец из сибирского села. Мостовое под Красноярском - имел литовские корни. В Караганде у них родились трое детей: Петр (1941), Михаил (1944) и я (1946). Нас отдавали в детсад, которым владел хозяйственный отдел при местном МВД. Петр оставил краткие воспоминания, объясняющие появление родителей в Караганде.
«Если меня спрашивают: где ты родился, отвечаю: где, где – в Караганде. Первая память о Караганде – аллея центрального карагандинского сквера. Зимой вдоль аллеи сквера стояли сугробы много выше человеческого роста, по крайней мере, моего, и эти сугробы мне всегда казались чем-то вроде альпийских гор. Когда мы с пацанами карабкались через эти сугробы, я представлял себя солдатом армии Суворова, переходящим через Альпы.
Хорошо помню свой родной дом на главной улице города – проспекте Сталина. Пятиэтажный, среднерусской постройки уже советского периода, но еще не сталинского покроя. Прямо под нашим балконом на втором этаже находился вход в центральный городской универмаг. (Известен сегодня как старый универмаг – Ю.П.). Каждое утро под балконом перед открытием универмага собиралась и галдела на двунадесяти языках толпа народа. Раздраженные люди, пихаясь и отталкивая друг друга, пробивались к входу в магазин. Задние срывали у передних шапки, кепки и тюбетейки и забрасывали их назад, на дорогу. Особенно неистовые битвы под балконом происходили, когда в универмаг завозили самый острый дефицит: часы, швейные машинки, радиолы и велосипеды. Дом считался, как сейчас выражаются, элитным, назывался горкомовским, и в нем проживали среднего уровня горкомовские работники, преподаватели единственного в городе высшего учебного заведения – учительского института - и всевозможные члены партхозактива города.

Мои родители познакомились и, как я понимаю, полюбили друг друга и поженились в Ленинграде, будучи студентами института имени Герцена. У родителей мамы была квартира на углу Невского и Литейного, но родители жили в институтском общежитии. Мама не раз рассказывала, что по ночам по коридорам студенческого общежития грохотали сапоги людей, приезжающих на закрытых серых «воронках», и поутру студенческая братия не досчитывалась кого-то из своих друзей.
В 1938 году в Красноярске арестовали моего деда – работника городского банка, не пожелавшего прикрыть махинации одного из высокопоставленных местных энкаведешных работников. Отец пытался хоть что-то узнать о его судьбе в большом доме на Литейном. Там ему пояснили, что он ведет себя неразумно и ему не следует больше здесь появляться. Вскоре после этого отца исключили из комсомола и выгнали из института. В это время в Ленинграде в командировке находился один из бывших друзей отца по красноярскому топографическому училищу, который сказал отцу: Костя, если не хочешь оказаться на Колыме, немедленно уезжай куда подальше, хоть к нам в Караганду. С работой и жильем помогу, останешься в Ленинграде – сгинешь. Так мы и оказались в Караганде в добровольной ссылке. Позже, уже работая в Караганде в Учительском институте, отец экстерном защитил институтский диплом в институте им. Герцена и также экстерном кандидатскую диссертацию по специальности «История средних веков». Чем руководствовался отец в выборе специальности, к своему стыду, не знаю. Наверное, что-то его завораживало, но это что-то было совсем не ко времени, и, как я понимаю, невостребованность тогдашним обществом его знаний в конечном счете и сломала отцу жизнь. Отец знал языки – немецкий, английский, польский, немного испанский, и, помню, он еще говорил, что когда-нибудь будет преподавать в Оксфорде или Кембридже. В итоге его Кембридж обернулся уроками в Ленинградской вечерней школе рабочей молодежи.
Детские воспоминания о Караганде – это необъятная выжженная степь вокруг города с сусликами, ящерицами и перекати-поле (караганник), шахтерские терриконы и лагеря за высокими заборами и колючей проволокой с вышками «вохры» по периметру.
Напротив нашего дома и параллельно ему стоял такой же дом, который именовался «исполкомовским». Оба дома разделял пустырь с оградой из ящиков для угля. У жильцов каждой из квартир обоих домов был свой ящик. Горкомовские и исполкомовские мальчишки, не знаю почему, думаю, из-за тщательно скрываемой от них взаимной неприязни их родителей по линии «горком – исполком», находились в состоянии перманентной войны. Ватаги пацанов периодически обстреливали друг друга камнями через разделяющий их пустырь, а временами сходились в рукопашной схватке уже на пустыре. Каждый уважающий себя пацан обязан был иметь свинчатку, зажатую в кулаке и дубинку, искусно свитую из электрической проволоки. В линии угольных ящиков каждого из домов существовал свой штаб – небольшой деревянный сарайчик, в котором каждая из мальчишеских группировок («горкомовские» и «исполкомовские») разрабатывала стратегические планы дальнейших военных операций. Кто построил эти штабы-сарайчики сейчас сказать не могу, просто не знаю. Но думаю, что инициативу проявили группы родителей каждого из домов, наивно предполагая, что вокруг такого «штаба» развернется что-то вроде «Тимура и его команды».
Торцом к обоим домам размещался ряд глинобитных мазанок, в которых обитали многодетные чеченские семьи – выселенцы. Открытых схваток между чеченскими и русскими детьми в пределах города не было. Тем не менее, когда наша ватага собиралась в поход на речку Сокырь, протекающую где-то в 12 километрах от города, в отдалении от нас всегда следовала группа чеченских мальчишек, и мы всегда были настороже, ожидая нападения. Когда говорю об отношениях между чеченцами и русскими, имею в виду, что в основном наш дом населяли русские семьи, были и казахи из уже возникшей местной интеллигенции. Вообще, нельзя сказать о том, что были какие-то ощутимые, по крайней степени, для нас – детей, межнациональные конфликты между русскими и казахами, хотя отец не раз в разговорах с мамой, жаловался на своего шефа – руководителя кафедры. Шеф отцу не мог навредить, отец в своем роде находился под протекторатом местной ВПШ, где он вел курсы по истории ВКПб и международному положению».

Для старожилов Караганды оставлены волнующие воспоминания. Что касается приезда семьи Меделец в Караганду, то здесь просматривается вариант государственного планирования. Над новорожденным Учительским институтом шефство принял Ленинградский педагогический институт имени Герцена. Карагандинцы выслали представителя. Так удалось заполучить библиотечный фонд из 7 тысяч книг и учебников. Среди выпускников нашлись добровольцы на переезд. Одним из них оказался К.И. Меделец, обладатель диплома с отличием. Сразу по приезде в Караганду в октябре 1939 года, его назначили руководителем кафедры истории. На этом посту он продержался 2 года. В 1941 его сменил освободившийся из Карлага профессор Виктор Александрович Романовский (1890-1971). После его отъезда в Ставрополь в 1947 году К.И. Меделец снова принял кафедру истории. Одновременно поступил в заочную аспирантуру родного педагогического института в Ленинграде. Защитился в июне 1950 года.
Историк К.И. Меделец, член КПСС с июля 1947 года, со временем стал консультантом и исполнителем ряда карагандинских внутренних проблем. Читает лекции в вечернем университете марксизма-ленинизма, в заочной высшей партийной школе при Карагандинском обкоме партии, выезжает в колхозы и на шахты как лектор-международник, участвует в работе секции учителей-историков города, регулярно с 1940 года печатается в «Социалистической Караганде». Был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
Нонна Михайловна Меделец в Караганде вначале вела педагогические курсы. С октября 1940 года - преподаватель школы № 1 имени Кирова. С октября 1944 года - старший преподаватель кафедры русского языка и литературы Учительского института. Коллектив тогда возглавлял бывший карлаговец, известный ученый Павел Степанович Богословский (1890-1966). В 1948 Н.М. Меделец стала аспиранткой-очницей Ленинградского педагогического института. Кандидат филологических наук. Впоследствии работала в институте лингвистических исследований РАН СССР. Была одним из редакторов 17-томного «Словаря современного русского литературного языка».
В Караганде у супругов Меделец был большой и интересный круг общения. Дружили с филологами - супругами С.Ф. Мамиконян и А.П.Спасибенко, которые также выбрали Караганду после завершения учебы в Педагогическом институте имени Герцена в том же 1939 году. Нонна Михайловна была смелым и неординарным человеком, четко откликалась на события того времени. И когда опальный поэт А.Н. Заболоцкий в доме партийного просвещения выступил с чтением своей знаменитой поэмы «Слово о полку Игореве», немедленно откликнулась. В газете «Социалистическая Караганда» за 7 октября 1945 года об этом событии промелькнул ее отклик, ценность которого исключительно велика. Корреспонденция – единственное печатное свидетельство всесоюзного уровня о творческих устремлениях поэта в Караганде. Автор указывает, что встреча с поэтом была организована «для интеллигенции города». Таким образом, становится реальным общение Н.А. Заболоцкого с учеными кафедры русского языка и литературы учительского института.

Семья Меделец покинула Караганду в 1953 году, когда Учительский стал Педагогическим институтом. Здесь в течение 15 лет шло активное формирование преподавательского состава. Будет правильно назвать хотя бы часть имен. Директорами становились: Иманкулов Р., Муканов К., Конарбаев, Байтасов К., Баймурзин С. Первые преподаватели из казахов: Абишев А., Нарешев А., Кенжебаева Фатима, Кальжанов К., Жуманиязов А., Махметов К., Тунгушбаев К.
Не называю остальные имена специально. Читателей, которых заинтересовала эта тема, адресую к многочисленным публикациям в изданиях Карагандинского государственного университета имени Е.А. Букетова.
Личные архивы каждой карагандинской семьи - это как путешествие в знакомый, но таинственно закрытый мир. Карагандинские дети супругов Меделец проявили себя в жизни тоже достойно. Все получили высшее образование. Петр после окончания политехнического института работал в области вычислительной техники. Михаил - выпускник института авиационного приборостроения, а Татьяна – Финансово-экономического. Она - кандидат экономических наук.
В архиве семьи Меделец письма карагандинки Т.Г. Зиборовой с приветами от М.М. Гришиной и М.И. Бортниковой. Сохранилось около 30 фотографий карагандинского периода за 1940-1950 годы. Сегодня предлагаются три: знаменитое здание - приют для многих организаций по улице Костенко, приемная комиссия Учительского института (слева от Ф. Кенжебаевой К.И. Меделец, имена других утеряны, и, возможно, их восстановление бывшими студентами) и заведующая городским детским садом Малика Шарафутдиновна (фамилия не указана) с Мишей и Таней Меделец (1950).

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Распятый символ 17.10.2017

    Девушки в венках, мужчины в вышиванках и главный символ украинской культуры - рушник в бронзе - так отметили в Карагандинской греко-католической церкви Покрова Пресвятой Богородицы сразу несколько значимых для украинского народа дат. 
    -14 октября украинцы, как многие другие христиане, празднуют Покров Пресвятой Богородицы. Эта же дата является Днем вооруженных сил и Днем защитника Украины, - начал свое выступление Временный поверенный в делах Украины в РК Володимир Джиджора. - Также мы вспоминаем сегодня наших земляков, которые были высланы с территории Украины в 40-е годы.

  • Вечная память потомков 17.10.2017

    В Темиртауском историко-культурном центре Первого Президента прошла областная научно-практическая конференция «Движение «Алаш» - предвестник независимости», посвященная 100-летию национально-освободительного движения «Алаш». Во встрече приняли участие соратники Президента РК, представители областного управления культуры, архивов и документации, акимата г. Темиртау, потомки деятелей движения «Алаш» и жертв политических репрессий, ученые, сотрудники музеев области. 

  • Повороты судьбы Бориса Фортунатова, или Первый проектант Каркаралинского заповедника 14.10.2017

    (Окончание. Начало в номере от 10.10.2017 г.)

    В своих набросках Б.К. Фортунатов - не только ценитель красивых уголков степи. Он твердо стоит на их защите. И видит, как даже в слабо заселенных районах степь изрезана пятнами пахоты и перелогов и «утрачен ряд характерных растительных стадий». Стремительные масштабы освоения земель создают обстановку, когда организация заповедника становится абсолютно неотложной.

  • Возвращение к истокам 14.10.2017

    Сотрудники библиотеки им. Н.В. Гоголя подготовили для посетителей необычную книжную выставку «Латинский алфавит - требование времени». На стеллажах все желающие могут увидеть подборку газет, журналов и авторских трудов, в которых подробно разъясняется необходимость перехода казахского алфавита на латинскую графику. 

  • Сохранить звучание 14.10.2017

    Студентка академии «Болашак» Айгерим Усеинбеккызы новость о переходе казахского алфавита на латинскую графику восприняла позитивно: Казахстан может и должен выходить на мировой уровень. Вместе со своими однокурсниками Айгерим побывала на очередном обсуждении проекта нового алфавита в карагандинском Доме дружбы.

  • Сохранить культуру языка 12.10.2017

    В Карагандинской библиотеке им. Н.В. Гоголя появилось первое издание на латинице. Как известно, книга - лучший подарок. А если это книга на казахском языке, напечатанная латинской графикой, то такое издание можно назвать бесценным даром.  Вот и коллектив областной универсальной научной библиотеки им. Н.В. Гоголя пережил радостное событие - 9 октября в ее стенах состоялся торжественный прием-передача книги «Batьrlar» с подписанием соответствующего акта. Несмотря на то, что библиотека работает с 1934 года, в ее фондах до нынешнего дня не было ни одного издания на латинице. Очевидно, в силу того, что век латинской графики в КазССР был недолгим - с 1923-го по 1939 год. 

  • Красота из провинции 12.10.2017

    Детская художественная школа им. А. Исмаилова Клуба ЮНЕСКО г. Шахтинска стала региональным координатором международного проекта - конкурса рисунков «Дети рисуют мир». Республиканский знак, врученный директору школы, означает, что маленькая провинциальная школа заработала огромный авторитет ...

  • Споры о двух буквах 10.10.2017

    Жаркие дискуссии по поводу введения в Казахстане нового латинского алфавита казахского языка продолжаются. На днях кандидат филологических наук Курмангазы Сембиев из академии "Болашак" провел встречу с учащимися городских школ в ДК Нового Майкудука. Дети с интересом прослушали лекцию профессора об изменениях в графической системе языка.