16 февраля 2017 года 1719

Блеск батыров

Автор: Марал ТОМПИЕВ, Мурат УАЛИ (из книги «Эпоха обретения границ»)

Проливая кровь врагов, источая мед речей...

Как известно, рассматриваемая эпоха была временем не только степных воинов, но и степных поэтов. Расцвету батырства сопутствует расцвет феномена казахских жырау. Это было время, когда конь был крыльями батыра, шокпар (дубина) ― лучшим другом, а слово ― знаменем борьбы с врагом. Подвиги батыров обрастали легендами и передавались из уст в уста жырау.
Она воспевали их в ханских юртах или у ночных костров, и слава ушедших возносилась вместе с дымом к далекому небу, пробуждая у слушателей патриотические чувства. Ведь именно благодаря устному эпосу, созданному известными и неизвестными жырау, мы сейчас хоть что-то знаем о батырах той эпохи.
Имена великих жырау Маргаска, Актамберды, Умбетея, Бухара, Кожабергена известны достаточно широко. Они ― создатели выдающейся философско-батырской степной поэзии. Обладая феноменальной памятью и даром импровизации, жырау были творцами и хранителями исторической памяти народа. В особо торжественных случаях они могли сутками напролет исполнять свои жыры под аккомпанемент кобыза, рассказывая перед огромной толпой слушателей о ханах и батырах и их славных подвигах. В трагических местах жыра слезы текли из глаз суровых воинов, в забавных смех и одобрительные крики разносились по степи.
Поэтические строки, разлетаясь по степи, вдохновляли на подвиги молодых жигитов, поднимали дух народа и объединяли разрозненные племена. Поэзия жырау стала знаменем борьбы за свободу и независимость. При этом нередко в одном лице соединялись качества и батыра и жырау. Такими батырами-жырау были найман Актамберды, керей Кожаберген, уак Татикара. Они бились с врагами и видели смерть в лицо, поэтому знали цену жизни. Между боями они сочиняли песни, играли на кобызе, пили кумыс и любили жен, поэтому знали цену смерти. «Проливая кровь врагов, источая мед речей», они жили, «за шею привязаны к смерти»...

«Развернув свое знамя, готов
Разрушать укрепленья врагов.
Про страданья, что терпел я от них,
Знают сердце горящее и кипящая кровь.
Защищая народ и кружась в круговерти,
Мы за шею привязаны к смерти».
                                        Актамберды-жырау

Батыры и их «крылья»

Вооружение и доспехи батыра назывались қару-жарақ и сауыт-сайман. До распространения огнестрельного оружия к вооружению относились пять видов: сабля, копье, лук со стрелами, дубина и топорик. К доспехам относились щит, шлем, корпусный панцирь, пояс. В казахском жыре начала XVII века «Олжаш батыр» вооружение батыра описывается так:

«Грозный и бесстрашный батыр
С каменным шокпаром не нарушит клятву.
Острое копье, алмазная сабля, лук и
Голубая кольчуга ярко блестят.
Висит на кольце айбалта,
И стучит рукоять по доспехам.
С ним два коня и два колчана.
В них стрелы, несущие смерть для врага».

Стрелы, несущие смерть, имели свои названия: ақмаңдай/белолобая, қозыжаурын/лопатка ягненка, сауыт бұзар/пробивающая доспехи, әндіген/поющая, ысқырма/свистящая. Сабля батыра называлась наркескен ― разрезающая верблюда. Шлем батыра украшался перьями филина. Перья имели функцию оберега, а также были для других жигитов ориентиром в бою.
Батыры, конечно, владели всеми видами холодного оружия, были мастерами поединков жекпе-жек, но совершенства обычно достигали в одном или двух видах. Например, каракесек Дербисали батыр был мастером владения копьем ― найзагер. Но чаще всего лучшим другом батыра был шокпар или соил ― разного типа дубины. Найман кокжарлы Барак батыр мастерски владел шокпаром. В одном из поединков с калмаком он вышел на бой со щитом и шойын шокпаром ― чугунным шаром, привязанным к длинной палке. Горяча коней, батыры сначала разъехались, а потом помчались навстречу друг другу. Огромный и неуклюжий калмак держал в руках копье и мчался, как бешеный нар. Барак, отклонившись, отбил удар копья щитом. Копье с лязгом и искрами скользнуло по щиту. А Барак, развернувшись назад, нанес сокрушительный удар шокпаром по голове удаляющегося калмака. Оглушенный противник слетел на землю, а батыр, развернув коня, подскакал ближе, соскочил, достал большой канжар и отсек врагу голову...
Если у европейских рыцарей спутником и помощником был оруженосец, то у казахских батыров спутником и другом был конь. Без коня батыр не воин. Боевой конь ― такой же герой казахского эпоса, как и сам батыр. Гибель коня у казахов оплакивалась столь же горестно, как и гибель человека. На похоронах правителя или батыра любимого коня приносили в жертву и торжественно хоронили его кости, стараясь не потерять ни одной из них. Эта фольклорная традиция продолжалась еще с древнетюркской эпохи. У каждого легендарного батыра был не менее легендарный конь: у Камбара ― Каска, у Ер Таргына ― Тарлан, у Ер Тостика ― Жалкуйрык, у Алпамыса ― Байшубар, у Кобланды ― Тайбурыл... И батыры разговаривали со своим конем, просили совета. Ер Тостик, обращаясь к коню, говорил: «Я помощь твою не забыл, Жалкуйрык! Крылом моим быстрым ты был, Жалкуйрык! Советы давал мне в беде, Жалкуйрык!»...
У знаменитых реальных батыров были такие же знаменитые кони: у Олжабая ― Кулынкок, у Кабанбая ― Кубас, у шакшак Жанибека ― Кокдонен, у Кернея ― Кокшагыр, у Есета ― Акмоншак, у Раимбека ― Кокмойнак, у Абылая ― Жалын куйрык и т.д.
Народная мудрость в тему:
«Крылья жигита ― тулпар: в побеге ― спасет, в погоне ― догонит, в горах не споткнется, в пустыне пить не попросит».
Отправляясь в поход, каждый батыр помимо оружия, пищи и любимого коня брал с собой несколько сменных лошадей, что позволяло легко совершать быстрые и длительные переходы, а в бою быть на свежем коне. Жигиты становились батырами, или батыры нередко добивались победы благодаря своим боевым коням. В жыре о Кабанбай батыре он обращается к своему коню:

«Кубас, мой Кубас,
Когда ты был подо мной,
Я без лодки плавал по морю...
А, садясь на другого коня,
Мне казалось, будто вол подо мной».

Вообще, Кубас был настолько легендарным конем, что его именем назван перевал Құбастың асуы через Алтайский хребет, а в цикле «Тарихи жырлар» («Бабалар сөзі») ему посвящен отдельный жыр «Құбас ат».
В конце XVII века появились батыры-мергены, поражавшие цель из фитильного ружья, билтели мылтык, за 100-150 м. Появление огнестрельного оружия и начавшаяся пороховая революция, конечно, внесли изменения в вооружение и тактику батыров, но об этом ― в следующем разделе.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Судья-вундеркинд 17.08.2017

    Говорят, что находчивость, красноречие, правдолюбие проявились у Казыбека уже в семилетнем возрасте. Именно тогда он уже начал участвовать в разрешении различных споров, тем самым помогал своему отцу, известному в то время бию Келдибеку.

  • От Тобола на Каркаралы... 17.08.2017

    Около 200 записанных на аудиокассеты воспоминаний о Кояндинской ярмарке хранит у себя дома каркаралинский краевед Ерлан Мустафин. Это рассказы людей, которых уже нет в живых, свидетелей уникального торгового действа, просуществовавшего 80 лет.

  • Законная защита 15.08.2017

    Звонкоголосый Казыбек би известен как дипломат и воин, автор изречений и искусный оратор. Для того чтобы стать бием, нужно было не раз показать перед народом свои юридические знания и ораторские способности. Слава таких людей быстро завоевывала степь, а звание бия было своего рода патентом на судебную и адвокатскую практику.

  • Материнское слово 12.08.2017

    По данным устной летописи казахов, отец Казыбек би - Келдибек пользовался огромным авторитетом у своего рода, но до 30 лет был холост, что являлось большой редкостью в то время. В народных преданиях описывается, почему известный мудрец, так долго искавший невесту, выбрал себе в жены дурнушку.

  • Доктор Садывакас Чалымбеков (1880-1917) 10.08.2017

    Имя Садывакаса Тажиевича Чалымбекова (род Тобыкты – Жандар – Еспай – Карип - Чалымбек) медленно и осторожно входит в летопись Каркаралинского края. Не знаю почему, но в энциклопедии «Караганда. Карагандинская область» (2008) оно отсутствует. Между тем Садывакас Тажиевич, первый и единственный казах нашего региона, окончивший до революции в Санкт-Петербурге Императорскую Военно-медицинскую академию, ученик именитых российских профессоров И.П. Павлова, В.М. Бехтерева, А.Я. Данилевского, М.Я. Яновского, Н.А. Вельяминова. Кумиры появлялись в элегантных мундирах с двумя рядами блестящих пуговиц с орлом и погонами врача данной академии. Особую форменную одежду имели и студенты. За полученные знания 15 ноября 1908 года С.Т. Чалымбеков «удостоин звания лекаря с отличием». Диплом номер 1533 С.Т. Чалымбекову выписали 6 марта 1909 года и выслали в адрес Семипалатинского губернатора для вручения. Сужу на том основании, что Чалымбеков после завершения учебы сразу направлен в Каркаралинский уезд. Семипалатинский губернатор уже 16 декабря 1908 года назначил его врачом 2-го участка.

  • Превосходный в слове и слоге 08.08.2017

    Гульнар ИСКАКОВА

    Когда в семье Кельдибека родился сын Казыбек, его жена Токмеил, склонясь над колыбелью малыша, говорила:
    «Я выращу тебя с любовью и лаской,
    Не обделю тебя ни молоком, ни кровом.
    Ты будешь преклоняться только чести,
    Твоим призванием станет Слово».

  • Пушкинское на берегу Корганколя: 1915-1960 08.08.2017

    (Окончание. Начало в номере от 29.07.2017 г.)

  • Сын степей 03.08.2017

    На Первом всеказахском съезде, проходившем в г. Оренбурге с 21 по 28 июля 1917 года, произошло организационное оформление партии «Алаш» из группы членов партии кадетов - этнических казахов. Центральной фигурой этого события является председатель партии Алихан Букейханов, удивительная судьба которого заслуживает особого внимания.

"Астана ЭКСПО-2017"