16 февраля 2017 года 2121

Блеск батыров

Автор: Марал ТОМПИЕВ, Мурат УАЛИ (из книги «Эпоха обретения границ»)

Проливая кровь врагов, источая мед речей...

Как известно, рассматриваемая эпоха была временем не только степных воинов, но и степных поэтов. Расцвету батырства сопутствует расцвет феномена казахских жырау. Это было время, когда конь был крыльями батыра, шокпар (дубина) ― лучшим другом, а слово ― знаменем борьбы с врагом. Подвиги батыров обрастали легендами и передавались из уст в уста жырау.
Она воспевали их в ханских юртах или у ночных костров, и слава ушедших возносилась вместе с дымом к далекому небу, пробуждая у слушателей патриотические чувства. Ведь именно благодаря устному эпосу, созданному известными и неизвестными жырау, мы сейчас хоть что-то знаем о батырах той эпохи.
Имена великих жырау Маргаска, Актамберды, Умбетея, Бухара, Кожабергена известны достаточно широко. Они ― создатели выдающейся философско-батырской степной поэзии. Обладая феноменальной памятью и даром импровизации, жырау были творцами и хранителями исторической памяти народа. В особо торжественных случаях они могли сутками напролет исполнять свои жыры под аккомпанемент кобыза, рассказывая перед огромной толпой слушателей о ханах и батырах и их славных подвигах. В трагических местах жыра слезы текли из глаз суровых воинов, в забавных смех и одобрительные крики разносились по степи.
Поэтические строки, разлетаясь по степи, вдохновляли на подвиги молодых жигитов, поднимали дух народа и объединяли разрозненные племена. Поэзия жырау стала знаменем борьбы за свободу и независимость. При этом нередко в одном лице соединялись качества и батыра и жырау. Такими батырами-жырау были найман Актамберды, керей Кожаберген, уак Татикара. Они бились с врагами и видели смерть в лицо, поэтому знали цену жизни. Между боями они сочиняли песни, играли на кобызе, пили кумыс и любили жен, поэтому знали цену смерти. «Проливая кровь врагов, источая мед речей», они жили, «за шею привязаны к смерти»...

«Развернув свое знамя, готов
Разрушать укрепленья врагов.
Про страданья, что терпел я от них,
Знают сердце горящее и кипящая кровь.
Защищая народ и кружась в круговерти,
Мы за шею привязаны к смерти».
                                        Актамберды-жырау

Батыры и их «крылья»

Вооружение и доспехи батыра назывались қару-жарақ и сауыт-сайман. До распространения огнестрельного оружия к вооружению относились пять видов: сабля, копье, лук со стрелами, дубина и топорик. К доспехам относились щит, шлем, корпусный панцирь, пояс. В казахском жыре начала XVII века «Олжаш батыр» вооружение батыра описывается так:

«Грозный и бесстрашный батыр
С каменным шокпаром не нарушит клятву.
Острое копье, алмазная сабля, лук и
Голубая кольчуга ярко блестят.
Висит на кольце айбалта,
И стучит рукоять по доспехам.
С ним два коня и два колчана.
В них стрелы, несущие смерть для врага».

Стрелы, несущие смерть, имели свои названия: ақмаңдай/белолобая, қозыжаурын/лопатка ягненка, сауыт бұзар/пробивающая доспехи, әндіген/поющая, ысқырма/свистящая. Сабля батыра называлась наркескен ― разрезающая верблюда. Шлем батыра украшался перьями филина. Перья имели функцию оберега, а также были для других жигитов ориентиром в бою.
Батыры, конечно, владели всеми видами холодного оружия, были мастерами поединков жекпе-жек, но совершенства обычно достигали в одном или двух видах. Например, каракесек Дербисали батыр был мастером владения копьем ― найзагер. Но чаще всего лучшим другом батыра был шокпар или соил ― разного типа дубины. Найман кокжарлы Барак батыр мастерски владел шокпаром. В одном из поединков с калмаком он вышел на бой со щитом и шойын шокпаром ― чугунным шаром, привязанным к длинной палке. Горяча коней, батыры сначала разъехались, а потом помчались навстречу друг другу. Огромный и неуклюжий калмак держал в руках копье и мчался, как бешеный нар. Барак, отклонившись, отбил удар копья щитом. Копье с лязгом и искрами скользнуло по щиту. А Барак, развернувшись назад, нанес сокрушительный удар шокпаром по голове удаляющегося калмака. Оглушенный противник слетел на землю, а батыр, развернув коня, подскакал ближе, соскочил, достал большой канжар и отсек врагу голову...
Если у европейских рыцарей спутником и помощником был оруженосец, то у казахских батыров спутником и другом был конь. Без коня батыр не воин. Боевой конь ― такой же герой казахского эпоса, как и сам батыр. Гибель коня у казахов оплакивалась столь же горестно, как и гибель человека. На похоронах правителя или батыра любимого коня приносили в жертву и торжественно хоронили его кости, стараясь не потерять ни одной из них. Эта фольклорная традиция продолжалась еще с древнетюркской эпохи. У каждого легендарного батыра был не менее легендарный конь: у Камбара ― Каска, у Ер Таргына ― Тарлан, у Ер Тостика ― Жалкуйрык, у Алпамыса ― Байшубар, у Кобланды ― Тайбурыл... И батыры разговаривали со своим конем, просили совета. Ер Тостик, обращаясь к коню, говорил: «Я помощь твою не забыл, Жалкуйрык! Крылом моим быстрым ты был, Жалкуйрык! Советы давал мне в беде, Жалкуйрык!»...
У знаменитых реальных батыров были такие же знаменитые кони: у Олжабая ― Кулынкок, у Кабанбая ― Кубас, у шакшак Жанибека ― Кокдонен, у Кернея ― Кокшагыр, у Есета ― Акмоншак, у Раимбека ― Кокмойнак, у Абылая ― Жалын куйрык и т.д.
Народная мудрость в тему:
«Крылья жигита ― тулпар: в побеге ― спасет, в погоне ― догонит, в горах не споткнется, в пустыне пить не попросит».
Отправляясь в поход, каждый батыр помимо оружия, пищи и любимого коня брал с собой несколько сменных лошадей, что позволяло легко совершать быстрые и длительные переходы, а в бою быть на свежем коне. Жигиты становились батырами, или батыры нередко добивались победы благодаря своим боевым коням. В жыре о Кабанбай батыре он обращается к своему коню:

«Кубас, мой Кубас,
Когда ты был подо мной,
Я без лодки плавал по морю...
А, садясь на другого коня,
Мне казалось, будто вол подо мной».

Вообще, Кубас был настолько легендарным конем, что его именем назван перевал Құбастың асуы через Алтайский хребет, а в цикле «Тарихи жырлар» («Бабалар сөзі») ему посвящен отдельный жыр «Құбас ат».
В конце XVII века появились батыры-мергены, поражавшие цель из фитильного ружья, билтели мылтык, за 100-150 м. Появление огнестрельного оружия и начавшаяся пороховая революция, конечно, внесли изменения в вооружение и тактику батыров, но об этом ― в следующем разделе.

Написать комментарий

Поля со * обязательны для заполнения

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке выше.
Символы не чувствительны к регистру
Другие материалы рубрики
  • Султаны и бии Беркаринской волости: 1878-1919 годы 13.02.2018

    (Окончание. Начало в №17 от 10.02.2018 г.)

    С 14 декабря 1913 года - волостной Жусупбек Токбергенов, заместитель волостного Хасенхан Сарлыбаев, потом Бейбол Корсакбаев. Народные судьи и их заместители в аулах: № 1 – султан Жусуп Омарханов и Кали Сасыманов, № 2 – Ержан Тасымов и Ахмет Смаилов, № 3 – Сулеймен Шантин и Жусуп Шантин, № 4 – Толеген Токбергенов и Токберген Жумагулов, № 5 – Байтуган Кулшыманов и Монек Машеков, № 6 – Тати Еркебаев и Еркебай Бейсекин, № 7 – Нурбай Борлыбаев и Итеген Токтакушуков, № 8 – Китан Крымхожин и Байжан Казыбеков, № 9 – Жусуп Омаров и Капас Шадыров, № 10 – Дюсенбай Коржунбаев.

  • Выросший в степи 13.02.2018

    Встреча-воспоминание состоялась в Карагандинском областном историко-краеведческом музее в рамках реализации программы «Рухани жаңғыру». На посвященном Дню города событии открылась выставка «Қазыналы кенді қала» и прошла встреча под названием «Город в степи». Гости - молодежь - ознакомились с архивными документами и материалами о развитии Караганды, жизни города в годы Великой Отечественной войны, в послевоенный период. Среди объемных экспонатов выставки были представлены шахтерское снаряжение, комплекс геолога И.В. Орлова, реликвии военных лет, предметы быта советского периода и продукция современных промышленных предприятий.

  • Султаны и бии Беркаринской волости: 1878-1919 годы 10.02.2018

    Чтобы проникнуть к далеким именам, откроем дневник писателя М.М. Пришвина (1873-1954) за 24 августа 1909 года. Столичный журналист из «Русских ведомостей» в уездном Каркаралинске ведет сбор народных преданий и обычаев казахов. В лавке мелкого торговца Л.И. Дебогана местный интеллигент «Абабакарим» Курманов пересказал ему в своем варианте далекую поэму про красавицу Баян Сулу. Собеседник Аубакир Курманов – житель Беркаринской волости. Его зимовка Иткара на речушке Карасу находилась в 35 верстах от города и относилась к аулу № 1. Население - 32 человека. Имели 107 лошадей, 63 рогатых, 3 верблюда. Сена заготавливали 555 копен.

  • Кандыколь - Озерное - Бухар-жырау: 1907-1950 08.02.2018

    Окончание. Начало в №№ от 16.01, 18.01, 23.01, 6.02.2018 г.

  • Неизвестные страницы 08.02.2018

    Заместитель директора музея изобразительного искусства Темиргали Аршабеков заинтересовался вкладом представителей движения партии «Алаш» в процесс перехода с арабской вязи на латиницу в Казахстане в тридцатые годы прошлого столетия.

  • Герои нашего времени 06.02.2018

    В Историко-культурном центре Первого Президента в Темиртау состоялась встреча с карагандинцами - финалистами проекта «100 новых лиц Казахстана».

    В мероприятии приняли участие соратники Президента, руководители областного управления культуры, архивов и документации, представители городского акимата и маслихата, этнокультурных объединений, преподаватели и студенты высших и средних специальных учебных заведений, военнослужащие. 

     

  • Кандыколь - Озерное - Бухар-жырау: 1907-1950 06.02.2018

    Продолжение. Начало в №№ от 16.01, 18.01, 23.01.2018 г.

  • Алфавит онлайн 03.02.2018

    После окончательного утверждения орфографических и орфоэпических правил нового алфавита будет начата работа по подготовке преподавателей, языковедов, переводчиков для непосредственного обучения населения региона и проведения работы по переводу делопроизводства на латинскую графику.

15 февраля - день вывода войск из Афганистана

Фото Дмитрия КУЗМИЧЕВА и Линара ГАЛИМОВА